Сергей Журавлев:

Рост, который мы потеряли

На днях Росстат подсчитал ВВП России в третьем квартале и за девять месяцев – цифра прироста появлялась и раньше, но теперь это разнесено по видам экономической деятельности и можно посмотреть, за счет чего же продолжает расти экономика России. Хотя темпы роста или спада выпуска (добавленной стоимости) в большинстве секторов довольно гомеопатичны, и с высокой степенью доверия накрываются интервалом с центром в нуле, все же есть один вид деятельности, где Росстат находит явно ненулевой рост.

Это финансы, как нетрудно и догадаться, припомнив продолжающийся бум потребительского кредитования и развития иных банковских услуг, а также услуг по управлению пенсионными и иными сбережениями граждан (рассматривавшихся в двух предыдущих записях). Хоть удельный вес этой сферы деятельности в ВВП и невелик (едва перевалил за 5,5%), отрыв в динамике от остальных столь значителен, что она дала от половины до 2/3 всего прироста ВВП (0,5–0,6 проц. пункта).

Из других видов деятельности устойчивый рост на уровне 5% годовых сохраняют услуги здравоохранения и социального обслуживания (вклад в годовую динамику ВВП на уровне 0,15 проц. пункта). Рост выпуска в других видах деятельности незначителен, либо обусловлен краткосрочными флуктуациями спроса, как, например, в добыче полезных ископаемых. Выпуск в коммунальных услугах (электроэнергетика и др.), и особенно в обрабатывающих производствах снижался.

2. Последнее обусловлено сжатием машиностроительных производств, как потребительского, так и инвестиционного предназначения, и стагнацией либо сокращением выпуска материалов (металлургия, строительные материалы, деревообработка и целлюлозно-бумажное производства). Хотя правительство и население уже долгие годы упорно советуют друг другу заняться развитием инновационных обрабатывающих производств непосредственно на территории нашего «северного вахтового поселка на 143 млн. жителей», экономика столь же упорно решает, что соответствующая продукция, завезенная с «большой земли», качественнее и дешевле.

Из-за спада в обработке годовой рост ВВП в 2013 году не добирает примерно 0,3 проц. пункта. За аналогичные 9 месяцев прошлого года обработка вносила ВВП почти то же количество процентных пунктов, но только с плюсом. Не говоря уже о «восстановительных» 2010–2011 годах, когда этот вклад был вдвое больше. Однако и эти сдвиги меркнут перед потерей вклада оптовой и розничной торговли. Она в аналогичные периоды 2011 и 2012 годы вносила в годовой прирост ВВП почти целый процентный пункт, а теперь – лишь немногим более нуля. И, к слову припомнить, именно бурное расширение торговли, наряду с восстановлением павшего в 1990-е почти в ноль строительства, почти целиком «делали» 6–7% годового прироста ВВП в предкризисные годы.

3. Можно еще отметить, что стагнация выпуска практически никак не отразилась на благосостоянии населения. Скорость роста покупок в розничной торговле за два года снизилась лишь на 1 пункт, с 4 до 3% год. И то, вероятно, за счет того, что многие товары становятся функциональнее и дешевле, и эти «гедонистические сдвиги» не фиксируются нашей статистикой. Уровень безработицы, слегка поднявшийся в первой половине года, в дальнейшем перестал расти.

Причина слабого влияния на рост потребления в том, что торможение и спад в экономике связаны в основном с экспортными поставками сырья или полуфабрикатов, а также со снижением инвестиций, которые у нас включают в себя, главным образом, строительство экспортных трубопроводов, мостов и дорог в отдаленных местностях Дальнего Востока, олимпийских объектов, стадионов и т.п. Все это весьма малочувствительно для основной массы населения. И если бы не СМИ и интернет, то ему решительно неоткуда было бы узнать про глубокую… пучину, в которую сейчас погрузилась экономика.

Источник всех данных: Росстат, после сезонной очистки и сглаживания.

Анатолий Гавриленко:

Слухи не радуют

Слухи про банки продолжаются. Называются самые известные и не очень. Повторять все эти разговоры не хочу. Они все же только слухи. Народ в легкой панике. А некоторые и в полной растерянности. Это те, кто уже оказался клиентом банка с отозванной лицензией при депозите свыше 700 тыс. рублей. У населения создается не совсем радостное настроение перед Новым годом. При этом невольно вспоминаешь недавние слова нашего премьера, что у нас очень надежная банковская система. Значит, не очень. Мы, правда, всегда это подозревали, но хотелось верить в лучшее.

Спасибо государству, что большинство граждан получит свои застрахованные депозиты в рухнувших банках. Это реально успокаивает огромное число отечественных банковских вкладчиков и снижает градус возмущения отечественным финансовым рынком и всеми нами.

Хотелось бы поинтересоваться фио независимых директоров банков, лишенных лицензий, и услышать их комментарии о случившемся. Еще раз хочу с полной уверенностью сказать, что Кодекс корпоративного управления должен стать обязательным для финансовых организаций, работающих с населением. Как бы ЦБ ни выстраивал надзор сверху, нужны контролеры изнутри банка, в том числе, независимые директора – профессионалы, отвечающие своей репутацией перед клиентами. Конечно, не панацея, но должно работать.

Андрей Нальгин:

О «черном» и «белом» списке российских банков

Да, навел-таки ЦБ шороху в национальной банковской системе!

По Сети гуляют с полдюжины редакций самых разных «черных» списков банков. Это я учел только те, что выглядят более-менее вменяемо. То есть не содержат названий банков с отозванной лицензией, например.

Понятное дело, что Центробанк наличие таких списков отрицает всеми доступными способами. Даже устами самого высокого руководителя. Беда в том, что сторонние наблюдатели видят и замечают, как правое полушарие руководящей головы ЦБ явно вступило в диссонанс с левым. Или наоборот, левое с правым.

Потому что очень некорректно на одной конференции заявлять, мол, никаких расстрельных списков по банковской системе нет и не будет, а на другой – высказываться в таком примерно духе:

Задачи ЦБ на ближайшую перспективу: оздоровление банковской системы путем прекращения деятельности тех участников, которые активно в значительных объемах проводят незаконные финансовые операции, операции по отмыванию денежных средств, обслуживают теневой сектор экономики и не хотят менять свое поведение, то есть, тех, у кого бизнес-модель основана на таких операциях.

Ничего принципиально инновационного в таких заявлениях, естественно, нет. Но беда в том, что звучат они очень уж несвоевременно, не в той тональности и не в той аудитории. Когда банковский рынок балансирует на грани паники, одно-два неосторожных слова – и понеслось...

Тем не менее, на достоверность циркулирующих по интернет-форумам и блогам «черных» списков я полагаться не стал бы.

А есть ли списки «белые». Перечни тех, у кого лицензии отзывать не будут?

Официально, и такого рода информации как бы не существует. Неофициально все понимают, что на таких титанов рынка, как Сбербанк и ВТБ24 никто и не подумает покуситься. Можно добавить к этой парочке еще и обитателей топовой десятки российских банков по размеру депозитов. А еще?

К примеру, включение кредитной организации в число агентов для выплаты страховых возмещений вкладчикам потерявших лицензии банков – явная «белая» метка от АСВ. И там уже не только упомянутые Сбер с ВТБ, но и вполне себе коммерческие «Номос» с СМП и Промсвязьбанком. Ставки по вкладам в них, конечно, не заоблачные, но и не скупые. Россельхозбанк опять же, хоть и квазигосударственный, но процент по депозитам дает повыше, чем в Сбербанке. Вот, кстати их предложения по депозитам с сайта Банки.ру. Не 10–11% годовых, но и не 4–6%, что радует.

Кстати, если посчитать разницу в процентах на вклад в миллион рублей между этими «белыми» банками и теми, кто предлагают самые вкусные ставки, выйдет чуть больше 17 тыс. рублей в расчете на год. Менее 1,5 тыс. рублей в месяц. Есть ли смысл рисковать ради лишней дюжины посиделок в бюджетной кофейне Москвы?

Новым читателям Альманаха, возможно, небесполезно будет узнать о некоторых тонкостях таких с виду простых банковских вкладов...

PS Это никоим образом не реклама названных банков и не предложение открывать в них вклады. Это всего лишь частное мнение субъективного характера по поводу заданного в «личку» вопроса о том, где сейчас вкладчику искать альтернативу Сбербанку и ВТБ.

Лидиа ДеФилис:

За ломбардами стоят банки

Мы привыкли считать, что МФО, ломбарды и другие организации, выдающие кредиты под чрезвычайно высокие ставки, – это альтернативные формы финансирования для людей, которые испытывают нехватку денежных средств. Но это лишь фасад: они не могли бы работать без миллиардов долларов в виде дешевых денег, получаемых от крупнейших банков.

Вспомним: в 1980-е годы «чрезвычайные кредиторы», аналог российских МФО, были довольно малы и в значительной степени независимы. Но потом они начали объединяться и искать доступ на рынки капитала. Cash America стала публичной компанией в 1987 году, за ней последовали другие МФО. Банки начали вкладывать в них деньги. Заемщики по-прежнему берут в ломбардах и МФО дорогие кредиты, но сами эти организации фондирование получают под стандартные для американского рынка, то есть низкие цены. В то же время такого типа кредиторы впали в зависимость от банков и по части РКО, и с точки зрения финансирования. Стоит тем перекрыть кислород – и МФО рухнут.

Но банки эту тему предпочитают не поднимать. Безусловно, связь банков и МФО прослеживается. Ирония в том, что некоторые клиенты идут за сверхдорогими кредитами именно потому, что «обычные» банки им отказывают. В итоге крупные банки выигрывают дважды: они не принимают рискованных заемщиков на свой баланс, в то же время получая прибыль с непомерных процентов. Некоторые наблюдатели считают дорогостоящие кредиты таким же злом, как оружие и наркотики, и предлагают их запретить.

Однако кредитование под высокую ставку абсолютно законно, и, конечно же, банки не готовы поступаться прибылью ради моральных принципов. Однако активисты просят Office of the Comptroller of the Currency запретить практику финансирования под высокие проценты. Однако регулятору придется сильно подумать, каковы возможные последствия закрытия этого бизнеса. Ведь он может стать нелегальным, а это еще хуже.

Чарльз Смит:

Нужны ли нам банки? Больше нет

Я уверен, что банки выполняют сугубо утилитарную, сервисную функцию, поэтому достаточно автоматизированной системы и центрального банка. Нужен ли нам банковский сектор, в котором доминируют политически неприкасаемые Too Big to Fail. Благодаря быстро развивающимся технологиям наш ответ – громкое «НЕТ». Более того, нам не нужен не только банковский сектор, но мы оказались бы в гораздо более выгодном положении, если бы вместе с банками с лица Земли исчез паразитический класс политиков, подхалимов и аппаратчиков [в оригинале использовано слово «apparatchiks». – Прим. Bankir.Ru] ФРС.

Ключ к пониманию того, почему крупные банки исчерпали свою полезность, заключаются в вычислительной мощности самоорганизующихся сетей и краудсорсинга. Банки появились, чтобы управлять накоплениями (сбережениями) и распределять капитал заемщиков разумным образом, чтобы свести к минимуму риск и приносить доход вкладчикам, инвесторов и владельцам банков.

Еще в докомпьютерную эпоху учет и управления рисками стало основными функциями банков. То есть требовались бухгалтерские навыки и опыт кредитования. Стоимость эксплуатации этой бюрократии была высокой. Допустим, банк платил вкладчикам 3% годовых, а с заемщиков брал 5%. 2% шли на содержание банка.

Сегодня компьютеры могут выполнять эти функции с минимальным вмешательством человека и по очень низкой цене. Для отслеживания и занесения в систему миллионов сделок и счетов больше не требуются тысячи клерков и крупные институты. Относительная горстка инженеров-программистов – все, что необходимо для поддержания этих услуг, и это очень эффективная структура.

Управление рисками и кредитование компьютеризированы; человеческое общение сотрудника банка и клиента – это лишь часть традиции, а не необходимость. Очень развито и автоматизировано коллективное финансирование, когда стихийно создается некий пул кредиторов для некого проекта. Такая система требует прозрачности, которой можно доверять. Если кто-то подделывает отчетность, это должно пресекаться строжайшим образом, его нужно исключать из системы навеки.

Это не наскучившая ирония по поводу того, что в настоящее время банковская система полна серых зон в виде «теневой» банковской системы, производных инструментов и прочего. Отсутствие прозрачности искажает финансовый рынок, делает его системно уязвимым, ведь невозможно оценить качество активов для потенциальных инвестиций. Это делает рынок и наши сбережения подверженными системным рискам.

Реальная причина того, почему паразитарному банковскому сектору позволено существовать – политические паразиты получают от них поддержку. А на самом деле автоматизированным программам не нужны банкиры-паразиты или политизированный центральный банк. Единственной нужной регуляторной функции государства должно стать обеспечение прозрачности для банковской системы нового типа.

Тайлер Дерден:

Аннотированная история (223 года) пузыря американских гособлигаций

За последние несколько дней стали заметны существенные сдвиги в структуре сроков облигаций казначейства США. Дисбалансы усиливаются.

Увеличенный вариант изображения.

Мэтт Иглесиас:

Экономика США и правда снова растет?..

Бюро экономического анализа ( The Bureau of Economic Analysis (BEA)) сообщило, что номинальный ВВП в третьем квартале вырос на 6,2%, а реальный – на 4,8%. Если это правда, то тут три хороших момента. Рост номинального ВВП более, чем на 5% – это признак своего рода «отложенного» спроса. Вторая хорошая новость заключается в том, что в контексте такого быстрого номинального роста, низкий уровень инфляции и, следовательно, высокий реальный рост ВВП – знак того, что в экономике еще есть резервы. Спрос на товары и услуги будет расти. Третья хорошая новость такова: предварительные позитивные данные подтвердились, значит, рост устойчивый.

Плохая новость такова: я не совсем верю в эту статистику. Реальный доход домохозяйств, который многие считают аналогом реального ВВП, вырос всего-то на 1,8%. Так что статистика, приведенная в начале моей заметки, может оказаться миражом. Скорее всего, публикация таких данных стала следствием неудачной реформы медстрахования в США, чтобы подсластить пилюлю гражданам страны. Я склонен думать, что если бы экономика действительно выздоравливала, общественное мнение в стране было бы настроено иначе.

Каллен Роше:

QE и фондовый рынок

В мире есть два лагеря наблюдателей: одни считают, что QE – это обмен активами. Другие – что QE является эквивалентом печатания денег, а это ведет к манипулированию ценами на акции и к неминуемой катастрофе. Если рассматривать вопрос о влиянии количественного смягчения на рынок, то первый лагерь полагает, что акции растут под действием фундаментальных факторов. Другой лагерь склонны думать, что ралли на рынках – следствие политики ФРС, соответственно, как только ФРС выключит «печатный станок», рынки рухнут.

Вот «картинка» от тех, кто считает, что QE – это катастрофа:

Вот график, доказывающий, что QE – это обмен активами:

Интересно было бы провести мысленный эксперимент. Рассмотрим ситуацию, когда ФРС продолжает вбрасывать деньги, а прибыли корпораций при этом снижаются. Какой из вышеприведенных графиков наиболее тесно коррелирует с фондовым рынком? Предлагаю вам самим ответить на этот вопрос.

Егор Сусин:

Декабрь ...Tapering )

Кто-то сомневался? «Beginning in January, the Committee will add to its holdings of agency mortgage-backed securities at a pace of $35 billion per month rather than $40 billion per month, and will add to its holdings of longer-term Treasury securities at a pace of $40 billion per month rather than $45 billion per month».

С января 2014 года ФРС сокращает покупки на $10 млрд.: MBS – с $40 млрд. до $35 млрд., Гособлигации – с $45 млрд. до $40 млрд.

Если кратко – то ФРС сокращает программу и склонен продолжить ее сокращение при условии, что данные будут подтверждать их ожидания... ФРС дает сигнал о том, что они намерены сохранять ставки на текущих уровнях даже после снижения безработицы ниже 6.5%, если оценки инфляции будут оставаться ниже 2% в долгосрочной перспективе (одновременно ФРС несколько усилила акцент на низкой инфляции). Само решение можно назвать ожидаемым: программу сворачиваем, перспективы повышения ставок отодвигаем. Это отражают и прогнозы ФРС, которые были немного понижены по безработице, немного повышены по росту, немного понижены по инфляции.

Это подтверждается и ожиданиями членов ФРС, если на прошлом заседании трое ожидали повышения ставок в 2014 году- то сейчас осталось двое, зато теперь трое ожидают повышения не ранее 2016 года, по-прежнему большинство (12) ожидают повышения в 2015 году. Важным остается тот факт, что ФРС оставляет за собой возможность гибкого подхода к дальнейшему сокращению покупок, т.е. не дает четкого режима дальнейшего сокращения... дальнейшее сокращение очень вероятно, но может происходить не на каждом заседании...но может быть и расширение ))).

Что важно четко понимать в текущей политике ФРС, так это разграничение механизма: QE (выкуп бумаг) – это безработица; Повышение ставок – это инфляция... Ставки могут оставаться нулевыми и будут больше зависеть от инфляции, безработица на изменение ставок будет оказывать меньшее влияние.

P.S.: Даже если ФРС будет сокращать покупки на каждом заседании по $10 млрд., полное сворачивание программы может затянуться до конца 2014 года... а баланс отрастет до ~ $4,5 трлн., но я бы ждал несколько более раннего сворачивания – летом на отметках $4,3–4,4 трлн. (июнь/июль)

P.P.S.: До закрытия года игроки будут пытаться отыгрывать тему «деньги есть, предновогоднее ралли – должно быть», конец года, бонусы.

Постараюсь дать некоторый расклад в ближайшее время по потокам – там есть интересное...

Spydell:

Про ограничение долгового расширения и рынок ипотеки в США

Может ли всеми любимое соотношение долг/доход о чем-нибудь содержательном свидетельствовать в плане предела долговой нагрузки, способности обслуживать долг и вероятности банкротства заемщика?

Например, если взять весь долг населения и поделить на совокупный располагаемый доход – приблизит ли это нас к пониманию, того будет ли дальше расти долг или сокращаться? Где предельные уровни долгового расширения? Ипотечный долг населения США к их располагаемым доходам сократился с 100% в 2007 году к 75% в настоящий момент, но нет никакой активности на рынке недвижимости.

В чем дело?

Здесь много нюансов.

Первое. Выделение из совокупных доходов людей, которые имеют задолженность.

Не все население имеет долг – это понятно. Тем самым уже на входе соотношение долг/доход размывается теми, кто долга не имеет. Например, для людей с располагаемым доходом выше $100 тыс. в год доля тех, кто имеет долг обычно меньше 15% в крупных развитых странах, тогда как для населения с доходами меньше $30 тыс. доля людей с долгами выше 50%. Если в обществе разделение по доходам растет (богатые богаче, а бедные беднее), то соотношение все «долги населения/на все доходы «покажет снижение, хотя долговая нагрузка среди тех, кто имеет долг, может даже расти!

Если оценивать долговую нагрузку, то для точности счета необходимо брать только тех, кто взял кредит и сравнивать с их доходами. Как я знаю, консолидированных балансовых счетов нет ни в одной стране, так как в силу конфиденциальности персональной информации невозможно оценивать историю и судьбу заемщиков в масштабе всей банковской системы. Даже банк-кредитор имеет достаточно ограниченную информацию по этому поводу. Банк еще может оценить уровень дохода заемщика в момент выдачи кредита, но проследить его дальнейшую судьбу невозможно. А ведь динамика доходов заемщиков имеет ключевое значение в понимании того, где предел. Также, имея такую информацию, уже можно оценивать вероятность банкротства.

Второе. Распределение долговой нагрузки и сумма обслуживания долга.

Величина долга, конечно, важна, но с точки зрения способности обслуживать долг необходимо знать распределение задолженности по погашению и сумму обслуживания кредита. Это ключевой аспект и если упустить его, то можно сделать неправильные выводы. Например, 15-летний ипотечный кредит на $250 тыс. под 7% (фиксировання ставка) с аннуитетными платежами приводит к ежемесячным отчислениям в 2250 долларов.

Рефинансирование кредита до 3,5% снижает расходы на обслуживание до $1790. Снижение ставки в два раза привело к снижениям расходов на 20% по обслуживанию кредита. В этом плане необходимо смотреть не долг/доход, а годовую сумму обслуживания долга к доходам.

Кроме этого, предельно допустимые отчисления на обслуживание долга в процентах от доходов отличаются для различных доходных групп. Люди, которые получают $1 тыс. в месяц максимум, могут отчислять около 50% от доходов (на жизнь $500), а те, кто получает $5 тыс. могут даже 80% могут отчислять (на жизнь $1 тыс.).

Здесь может так получиться, что эффект снижения процентной ставки может быть нивелирован снижением совокупных доходов должников, во многом за счет роста тех, кто потерял работу или пошел под сокращение зарплаты. По статистике рост безработицы происходит в большей степени среди группы низко и среднеквалифицированных работников, а именно они обычно берут кредиты.

Третье. Корректировка на объем материальных и финансовых активов.

Если расчеты сделать еще более корректными, то необходимы корректировки на объем активов (материальных и финансовых), чтобы понять степень обеспечения долга. Это может быть полезно для оценки возможности увеличения долга без фатальных последствий. Если взять два человека с доходами $20 тыс. в год, где у одного общие ликвидные активы $3 тыс., а у второго $40 тыс., то при прочих равных условиях второй имеет значительно больше возможности под увеличение долговой нагрузки.

Четвертое. Кредитное проникновение.

Какое кредитное проникновение (какая доля людей старше 18 лет имеет кредит?) Причем в разных странах предел проникновения свой и зависит от ментальных характеристик общества, некой парадигмы потребления и отношения к кредитам. Весьма значительная доля людей никогда не возьмут кредит вне зависимости от их уровня доходов. Допустим, если 35% людей старше 18 лет имеют задолженность, а предел проникновения 40%, то дальнейший рост долга в макромасштабе имеет ограниченный потенциал. Но если еще количество людей, взявших кредит можно посчитать (хотя агрегированных исторических данных в открытом доступе нет), то как оценить предел проникновения?

Пятое. Необходимость в получении кредита.

Под целью взятия кредита могут быть разные причины (на личные нужны, спекуляции или что-то еще). Обычно на личные нужны, но здесь надо смотреть на уровень обеспеченности жильем, если мы говорим про ипотечные кредиты. В США количество квадратных метров в расчете на одного человека наибольшее среди всех стран, поэтому потребность в расширении жилплощади наименьшая. Покупки могут быть под прирост населения. В недавнем обзоре я приводил статистику, где количество домов в расчете на одного человека остается постоянным почти 25 лет, а прирост жилого фонда коррелирует с приростом населения.

Какие предположения о продолжении делевереджа на ипотечном рынке в США?

Ипотечный долг может расти по двум основным направлениям – физическое увеличение количества заемщиков и рост стоимости займа из-за увеличения цен на недвижимость.

По ряду прямых и косвенных признаков в США кредитное проникновение достигло своего наивысшего уровня в конце 1990-х и лишь спекулятивное безумие начала XXI века позволило продолжить наращивать инвестиции в сектор недвижимости. Поэтому предпосылки к кризису возникли не в 2007 году, а гораздо раньше. Вешать кредит было не на кого, и решили вешать на бомжей.

Рынок достаточно сильно затоварен, а старение жилого фонда идет не столь быстрыми темпами, чтобы замена жилища на более новое была весовым фактором, который бы позволил активизировать рост количества строительства с увеличением ипотечного кредитования. Да и прирост населения не столь быстрый, чтобы этот фактор стал играть значительную роль, учитывая далеко не малое количество свободного (вакантного) жилья.

В США наблюдается тенденция, что большая часть людей отказываются от покупки и предпочитают снимать жилье в аренду, так как издержки гораздо ниже. Обычно для средней семьи, которая взяла кредит в последние 10 лет расходы на обслуживание долга и содержание жилища, учитывая налоги составляют более $2 тыс. в месяц, а снять в аренду среднее жилье можно за $600–1500.

Но это еще не все. Есть прямая зависимость между объемом ипотечных кредитов и стоимостью жилья. На графике ниже средневзвешенный индекс цен на жилье смещен на полтора года вперед.

Логика в том, что после падения цен на жилье проходит где-то полтора-два года, чтобы это отразилось на объеме кредитов, так как старые погашают, а новые кредиты берут под жилье с более низкими ценами, чем те, которые погашают. Аналогично в случае с ростом цен на жилье.

За последние 35 лет объем кредитов увеличился почти в 20 раз. Очевидно, что количество заемщиков и кредитов выросло, но существенно меньше – раза в три максимум. Поэтому основной прирост объема за счет роста цен на недвижимость.

В принципе, рынок пришел в некое равновесное, сбалансированное состояние. Например, люди в возрасте 45–60 лет погашают кредиты, и примерно аналогичное количество кредитов берут люди в возрасте 25–35 лет. В итоге получается, что последние 10–15 лет количество кредитов примерно на одном уровне и все флуктуации происходят из-за изменения цен на недвижимость.

Но учитывая, что наметилась тенденция на предпочтение аренды, а не покупки дома, то количество кредитов может даже сокращаться, хотя отчасти это нивелируется приростом населения. В целом количество людей, которые имеют кредиты в ближайшие 10 лет существенно не изменится, хотя можно делать ставку на то, что даже снизится из-за смены парадигмы. Помимо фактора аренды, люди теперь боятся брать кредиты, так как в последние 5 лет у них перед глазами картина, как их соседей выселяют на улицу за неуплату долга. Крушение американской мечты… Плюс общая неуверенность в будущем, плюс стагнация доходов, плюс опасения потерять работу. Однозначно, ментальность изменилась и люди стали более сдержанными, аккуратными в большинстве за редкими исключениями.

Так что, говоря о росте или падении объема кредитов, все сводится к уровню цен. Если цены будут расти, то через полтора-два года это отразится на уровне ипотечного долга. Но не все так однозначно.

Вы, наверное, слышали, что цены на недвижимость в США растут. Но оказывается причина этого в том, что друзья ФРС стали через пул фондируемых от ФРС трастов скупать целые районы, искусственно разгоняя цены на недвижимость. Обычно, количество покупок жилья в кредит в среднем около 90–93% в ценовом диапазоне до $500 тыс. за дом, а в большинстве регионов в США это соотношение теперь упало до 35–45% (!) Такого не было никогда. Что это значит? Некто скупает за кэш. Кто? Развлекаются несколько групп – иностранные институциональные инвесторы, частные ипотечные трасты в США, ну и пул фондов под прикрытием ФРС и дилеров. Развесовку трудно сказать, информация скрыта, но такая тенденция есть.

Поэтому рост цен – это не причина активизации спроса, а результат спекулятивной игры с принудительным раллированием цен, чтобы окончательно добить народ. Покупают и обычные люди, но не сильно больше, чем в 2010–2011 годах и гораздо меньше, чем в 2007 году.

Тут еще вот какое дело. До того момента, как ФРС запустил QE3, обычная молодая семья, которая не бангстеры и не друзья ФРС, могла взять 30-летний кредит на покупку дома в категории до $250 тыс. под ставку 3,5–3,7%, платя до $1 тыс. в месяц. После диверсии и надругательством над экономикой, которые учинили в ФРС, расходы такой семьи на ипотеку выросли до $1350–1500 (рост ставок на 1,2 п.п. и цен на 15–20%). На графике стрелкой начало работы QE3 на полную мощность :)) А ведь Бен Бернанке людям лапшу на уши навешивал, что якобы QE3 для снижения ставок, чтобы людям помочь. Да, помогли :))

То есть, если раньше люди думали о том, брать или не брать кредит по $1 тыс. в месяц, собирая копейки в кармане, то спустя полтора года точно не возьмут по $1400. В принципе нет денег и возможности. ФРС фактически задушили восстановление на рынке недвижимости лишь для того, чтобы помочь своим лоббистам на Wall St заполучить на рынке пару сот миллиардов прибыли по торговым операциям. Так что люди теперь знают, кому выслать поздравительную открытку на Новый год в связи с тем, что заблокировали им возможность получения ипотеки :))

Так что я не уверен, что рост цен на жилье отразится на величине кредитов, так как рост цен происходит сейчас за кэш и спекулятивные игры, а количество кредитов даже снижается. Поэтому стагнация продолжится. Я думаю, что своими действиями ФРС заблокировала возможность естественного очищения, стабилизации и выздоровления рынка, загубив очаги зеленых ростков. Да, хорошо потрудились, на славу, так сказать.