Не знаю как в столицах, а у нас в Поволжье банковский кризис в самом разгаре, несмотря на то, что зампред Центробанка Михаил Сухов еще неделю назад, находясь в командировке в Самаре, успокаивал народ тем, что у регулятора претензий к местным банкам больше нет. Но, видимо, лишать лицензии сразу два региональных банка с перерывом меньше чем в месяц на фоне банкротства банка из ТОП-100 по размеру активов чревато локальным кризисом доверия. К счастью, локальным. Пока еще локальным.

Главная проблема сейчас у местных банков – грузить банкоматы под завязку и составлять списки вкладчиков, которые поддались паническим настроениям и пришли забрать свое и перетащить это в госбанки. К примеру, по данным тольяттинского Фиа-банка, по сравнению с октябрем, количество вкладчиков, желающих досрочно расторгнуть договор, выросло в шесть раз. Сейчас банк записывает клиентов в очередь на получение денег на март и судорожно ищет, где бы занять миллиард. Потому что 1,7 млрд. рублей вкладчики уже вынули. Предприятия ведут себя поспокойней – отток средств на счетах юридических лиц составил 600 тыс. рублей.

После спасения самарского банка «Солидарность» Фиа-банк надеется на то, что и ему бросят спасательный круг. На то же самое могут надеяться и оставшиеся в регионе остальные 17 банков – а почему бы и нет, Сухов же во всеуслышание сказал, что к ним нет претензий. Слово не воробей. А не будет спасательного круга – пожар кризиса доверия перекинется и на другие регионы.

Меня во всей этой истории поражает одно – некоторые банкиры почему-то искренне считают, что в кризисе доверия виноваты… журналисты. Именно так ответил на мой запрос председатель правления новосибирского Акцепт-банка Игорь Гусев – мол, «в погоне за сенсацией журналисты забывают про ту меру ответственности, которую они несут в части формирования общественного мнения и поведения клиентов в отношении банков».

А вот история от председателя правления тольяттинского Эл-банка Анатолия Волошина, которого самого поражают двойные стандарты в банковской информационной открытости. К примеру, собираются человек двести банкиров на закрытом междусобойчике, и только двое из них могут встать и открыто сказать о проблемах – Зернобанк с Алтая и Нальчикбанк. Можно подумать, что только у этих двоих почесуха, а все остальные красавчики без прыщей. «Чаще всего мы уезжаем в Швейцарию или в Рим, только чтобы туда не приехали журналисты», – не стесняется об этом сказать Волошин.

Несмотря на то, что у соседей проблемы, сам Волошин бравирует перед журналистами своей недавней поездкой в Египет, где он нырял на глубину 30 метров, чтобы посмотреть на мурен. Это он так отвечает на вопрос, как дела в его банке. Дескать, стал бы я смотреть мурен, если бы в моем банке были проблемы? А раз я ныряю, значит все хорошо.

Справедливости ради замечу, что журналистов в кризисе винят не все. «Надо отдать должное региональным СМИ, которые с пониманием относятся к сложившейся ситуации и не нагнетают обстановку. Но в социальных сетях люди пугают друг друга, распространяют слухи разной степени правдоподобности», – прокомментировал то, что творится в Поволжье, управляющий самарским офисом Меткомбанка Илья Безверхов. Вот вам, собственно, и экзамен на профпригодность банкиров в работе в социальных сетях – они же залезли туда скопом в последние три года, завели свои странички, набились в друзья и считают социальные сети не каналом продаж, а именно каналом коммуникации с клиентом.

Господа банкиры, можете меня не любить и считать провокатором, но лично для меня как для журналиста информационная открытость банка измеряется вовсе не количеством шапкозакидательских пресс-релизов, которыми спамят меня ваши пресс-службы. А прямым ответом на прямой вопрос. И желательно при этом честным ответом. Ну, или хотя бы не откровенным враньем. Когда в течение часа после заполнения запроса по форме обратной связи на сайте банка со мной связывается зампред – это для меня информационно открытый банк. К примеру, именно так работают российский Гринфилдбанк и украинский «Национальный кредит». А когда банки, с которыми давно и успешно сотрудничаешь, делаешь с их участием множество публикаций, вдруг исполняют «козью морду» на вопросы о кризисе доверия и даже не отвечают «здравствуйте»… И это ведь те самые банки, которые санировались, заметим, в прошлый кризис – «Открытие», Банк 24.ру, Связь-банк, «Глобэкс».

Очень интересно наблюдать, как по-разному ведут себя в критической ситуации региональные банки. К примеру, «Смоленский» и Фиа-банк, оказавшиеся фактически в одной лодке и изо всех сил сейчас вычерпывающие воду. Пресс-служба «Смоленского» участвует во всем: комментирует про кризис доверия, готовит прогнозы на следующий год, выбирает символ российского рубля, обсуждает продуктовую стратегию, словом, забралась на отраслевую трибуну Bankir.Ru, взяла рупор в свои руки и работает, как это и полагается. А пресс-служба Фиа-банка не отвечает даже на запросы «Ведомостей», и на мои запросы уже полгода молчит, как рыба об лед. Ну и кто кому в этой ситуации Вася? Ребята, вы хоть про такое понятие, как «красная папка» слышали? Правда, на официальном сайте Фиа-банка разъяснительная работа с клиентом ведется почти в режиме реального времени, ничего плохого не скажу.

Когда горит деревенский дом, нельзя смотреть на пожар, разинув рот, и благословлять судьбу, что это горит не у тебя, а у соседа. Так не делают. Наоборот, все бегут на помощь: кто с ведром, кто с багром, «а лошадка – с фонарем, а собачка – с помелом, серый заинька – с листом». Потому что огонь имеет подлую способность перекидываться. Региональный банк в моем понимании – тот самый деревенский дом со всеми вытекающими последствиями. А некоторые региональные банки из Приморья на просьбу прокомментировать ситуацию, в которой оказались их поволжские коллеги, без тени сомнения ответили, что по ту сторону Урала, если смотреть от моря, у них нет отделений. Поэтому им «глубоко положить» на эту панику, у них на «домашнем рынке» все спокойно и хорошо, а потому они ничего комментировать и не станут.

В ситуации, когда кризис доверия заполыхал хотя бы в одном регионе, нельзя молчать, это просто преступно. Информационная открытость каждого банка – главный индикатор, лакмусовая бумажка, которая показывает, пойдет клиент с ним в разведку или не пойдет. Убедите журналиста – и он совершенно бесплатно убедит вам клиента – своего читателя.