С мрачным чувством удовлетворения я встретила новость о том, что первый финансовый омбудсмен Павел Медведев вернулся к своей общественной деятельности финансового примирителя. И поймала себя на мысли, что в глубине души так и не простила ему уход в советники главы Центробанка. Мне с моим все еще юношеским максимализмом кажется, что в таком возрасте и при такой репутации люди просто не имеют морального права размениваться на тридцать сребреников. Поэтому при анализе информационных потоков, связанных с возвращением блудного… скорее не сына, а уже деда, в голове неожиданно всплыла цитата из старого доброго фильма «В бой идут одни старики» – «… развалинами Рейхстага удовлетворен!».

Тема общественного примирителя на финансовых рынках для меня глубоко личная – в моей жизни было 11 кредитов, и случились они до того, как я стала финансовым обозревателем (читай – повысила собственную финансовую грамотность). Я никогда не выходила на просрочку, и моя кредитная история небезупречна для банкиров только потому, что я всегда старалась досрочно погасить кредит, так что сильно много на мне заработать не удавалось. Но шкуру кредитного пессимизма я нарастила – мама не горюй, и насколько проще было бы жить, зная, что есть на свете добрый дедушка Мороз, и зовут его Павел Медведев. Он сам никогда не брал кредитов и другим не советует продаваться в потреблятское рабство. Так бывает: слушаешь человека и веришь ему сразу и безоговорочно. Словно решаешь – идешь с ним в разведку или не идешь. С Медведевым в разведку можно – решила я для себя тогда. А он взял и отполз!

Банкиры, являющиеся отцами-основателями института финансового омбудсмена, неоднократно публично заявляли, что они поверили в эту бредовую на тот момент идею и дали деньги на ее реализацию только под имя Павла Медведева, и институт держался на авторитете одного человека. И тут он, «подписавшись» работать в роли омбудсмена пять лет и прекрасно осознавая, что заменить его невозможно, внезапно ушел в советники, бросив «полуторагодовалое дитя» на произвол судьбы. Тогда я даже обвинила его в том, что этим своим поступком он дискредитировал всю идею. Премьер-омбудсмен оправдывался, но причины привел лично для меня неубедительные. Если бы я была таким патриархом, имела «в анамнезе» пять парламентских сроков и жизнь положила на развитие банковской отрасли, то в возрасте, когда положено подумать о душе, роль общественного финансового примирителя всея Руси считала бы вершиной карьеры.

Президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян так и не нашел адекватной замены на роль финансового примирителя и полтора года тащил этот чемодан без ручки, который и нести неудобно, и бросить жалко, сам. Возвращение «блудного деда» произошло весьма кстати и очень вовремя, Павел Медведев и сам прогнозирует, что финансовое положение россиян станет хуже.

А вот и несколько цифр из пресс-релиза коллекторского агентства «Секвойя кредит консолидейшн», словно по явлению синхронности пришедших мне в эту самую минуту. Коллекторы видят стабильный рост рынка переуступки прав требования по долгам физических лиц. По итогам 2013 года этот рынок достигнет уровня 140 млрд. рублей. За истекшие восемь месяцев он уже увеличился на дьявольскую цифру – 66,6% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Общая просроченная задолженность физических лиц перед банками оценивается в 393,2 млрд. рублей против 310,6 в прошлом году – рост произошел на 26,5%. Средняя сумма основного долга составляет по потребительским кредитам физических лиц 30–50 тыс. рублей, по банковским картам – до 30 тыс. рублей.

Я внимательно слежу за тем, как Роспотребнадзор призывает банки-кредиторы быть человечнее к жертвам наводнения в Приморье и простить долги жителям пострадавших регионов, которые потеряли все имущество. В трех наиболее пострадавших от наводнения областях физическим лицам выдано кредитов на 270 млрд. рублей. Как сообщает Роспотребнадзор, о возможности реструктуризации долга клиентам, пострадавшим от паводка, заявили Сбербанк России, Азиатско-Тихоокеанский банк, «Восточный Экспресс», Номос банк, Россельхозбанк и Хоум Кредит банк. Тем не менее, всех штрафов этот потоп не смоет. А ведь все это мы год назад проходили в Крымске, и далеко не все кредитные организации выдержали «проверку на вшивость».

Банкам надо периодически напоминать, что такое ответственное кредитование. И желательно, чтобы это делали не только санитарные врачи и в суде, но и кто-то из своих. Так что Павла Медведева ждет очень много работы. Надеюсь, что он сможет сделать столько, что я его прощу и вновь поверю, что в разведку с ним можно.