Давать кредиты можно всем, кто соответствует набору формализованных требований, например, заложенных в скоринговой модели, или «компаниям с высокой внутренней стоимостью». У каждого из вариантов ответа есть свои положительные и отрицательные стороны.

Без бумажки — не заемщик

Первый подход основан на принципе розничного кредитования. Раздать как можно больше денег всем желающим. А риск невозврата минимизировать за счет высоких процентных ставок, ликвидных залогов, поручителей и т. п. Для оптимизации и ускорения процесса нужно использовать «кредитную фабрику».

Чем такой подход интересен для банков? Во-первых, можно значительно ускорить процесс рассмотрения заявки и снизить объем предоставляемых документов. Во-вторых, снизить риск невозврата. В третьих, уменьшить затраты на оформление кредита. Все это относительно хорошо работает в сегменте розничного кредитования.

Хотя есть и отрицательные моменты при таком подходе. Например, часть потенциальных заемщиков откажется брать кредиты по такой высокой ставке или не смогут пройти фильтры скоринговой системы. И в результате кредита не получат. Парадокс ситуации заключается в том, что их бизнес приносит стабильный доход, и они без проблем могли бы обслуживать взятый кредит. Вот только доказать это «кредитной фабрики» они не смогут.

Главное — высокая «внутренняя стоимость»

Второй подход выбора заемщиков основан на соблюдении принципа: «кредитовать компании с высокой внутренней стоимостью». Вице-президент Кредит Еропа Банка Салават Исмагилов объяснил, что такое «внутренняя стоимость компании» и как ее можно оценить. Например, «кредитовать человека, который десять лет работал в пекарне, но затем решил открыть предприятие по производству автозапчастей — странная идея. Ведь заемщик раньше не занимался производством «железок» и поэтому не обладает необходимыми компетенциями». Поэтому показатель «внутренней стоимости» такого субъекта МСБ будет очень низким. «А если бы он в течение 10 лет успешно торговал хлебом в своем киоске и решил открыть булочную», то у такого предпринимателя данный показатель будет высоким — объяснил собеседник. По его мнению — такой заемщик не только дорожит своей репутацией, но и самим бизнесом. Действительно, если человек занимается любимым делом и работает не на «чужого дядю», а на самого себя, то высока вероятность того, что за свой бизнес он будет «сражаться» до конца и при первых же трудностях не уйдет снова работать в пекарню.

Другой важный фактор. Если бывший пекарь разбирается в хлебобулочных изделиях и, как минимум, может оценить их качество, то вероятность того, что его бизнес будет расширяться, значительно выше, чем у бывшего автомеханика, который тоже решил открыть свою булочную.

Вопрос: с кем банку интереснее работать?— с бывшим пекарем или автомехаником? Ответ очевиден — с первым, т. к. у него более высокая «внутренняя стоимость компании». Соответственно, он не только вернет взятые деньги, что само по себе важно для кредитора, но и в процессе развития своего бизнеса будет покупать у банка другие услуги и продукты на протяжении нескольких лет. По мнению заместителя председателя правления Инвестторгбанка Сергея Серова в среднем корпоративный клиент обслуживается в одной кредитной организации 6–8 лет, но бывают «корпораты», которые работают с банком на протяжение 20 лет. Хотя доля последних в общей массе корпоративных клиентов незначительна.

Председатель Уральского банковского союза Валентина Муранова рассказала: «у нас сегодня кредитование идет точечной застройкой. Как застраивают, так и мы кредитуем. Промышленной политики мы не знаем. Мы кредитуем ту отрасль, где будут возвращены кредиты… Сегодня мы кредитуем конкретного заемщика, но не отрасль». Говоря другими словами, в скоринговую модель нельзя заложить данные по рентабельности той или иной отрасли экономики.

Недостаток данного подхода к выбору заемщиков — необходимость использовать различные варианты «ручного скоринга». Например, нужно анализировать управленческую и финансовую отчетность и (или) кредитному менеджеру лично посетить заемщика. Это удорожает процесс выдачи кредита, зато снижает риск его невозврата.

Как выжить на рынке «правильным» заемщикам

Когда представители бизнес-сообщества и государственных структур начинают говорить, например, о том, что высокие социальные выплаты или ставки по кредитам «убийственно» действуют на МСБ и что если снизить ставки и социальные налоги, то все проблемы МСБ будут решены, в это верится с трудом.

Заместитель начальника Управления налогообложения центрального аппарата ФНС РФ Евгения Круглова, комментируя ситуацию с налогообложением субъектов МСБ, обратила внимание на то, что МСБ сейчас предоставлено четыре различных системы налогообложения, из которых можно выбрать оптимальный вариант. Она отметила, что введенная с 2013 года система патентного налогообложения «в очень многих случаях… значительно снизила суммы налогов, которые платил индивидуальный предприниматель при другой системе налогообложения до 2013 года». Еще один способ избежать высоких социальных выплат — «трансформировать» свою компанию из ИЧП в ООО. Понятно, что новый юридический статус имеет свои положительные и отрицательные стороны, но зато проблема социальных выплат для предпринимателя будет решена.

Другая проблема — высокие процентные ставки по кредитам. С одной стороны, глава Сбербанка Герман Греф заявил о том, что ставки по кредитам высокие и их нужно снижать. В интервью Business FM он сказал: «в этом году все-таки придем к тому, что ставки будут снижены. Немножко жалко, что мы опаздываем: ситуация была очевидна еще прошлой осенью, нужно было идти на снижение ставок, даже не осенью, а прошлым летом».

С другой стороны, по данным аналитического центра МСП Банка в период с 1 марта 2012 года по 1 марта 2013 года объем выданных МСБ кредитов вырос на 13,88%. Странно, вроде высокие ставки, а предприниматели продолжают кредитоваться. Если мы возьмем ситуацию за 2012 год, то там рост объема выданных кредитов был 14,6%. В 2011 году — 28,7%. Впрочем, последний показатель аналитики МСП Банка объясняют эффектом низкой базы?— в посткризисном 2010 году было выдано мало кредитов. При этом Герман Греф, продолжая тему «необходимости снижения ставок», сказал: «Но радикально мы бы здесь все равно ничего бы не изменили, мы могли бы немножко поддержать инвестиционную активность предприятий и сделать кредитную нагрузку на предприятия легче, но, тем не менее, ставка не решает корневых причин».

Предприниматели, для кого бизнес стал частью жизни, каким-то образом решают возникающие перед ними проблемы и не спешат уходить с рынка. Более того, если каким-либо путем ставки по кредитованию МСБ будут снижены, например, условно говоря, решением ЦБ РФ или если госбанки начнут «демпинговать», то ничего хорошего из-за этой инициативы государства компании с «высокой внутренней стоимостью» не получат. Часть банков просто перестанет кредитовать МСБ — при такой низкой процентной ставке это будет нерентабельно, фондируется ведь большинство из них по схемам, отличным от используемых госбанками-тяжеловесами. Остальные банки минимизируют свои риски — например, будут выдавать кредиты только под залог высоколиквидных активов.

Кто выиграет в этом случае? Наверно, те предприниматели, кто будет соответствовать требованиям оставшихся на рынке банков-тяжеловесов и тех кредитных организаций, кто запустит «кредитные фабрики». Будет ли среди них много компаний с «высокой внутренней стоимостью»? Скорее всего, нет. Выиграют ли большинство банков — точно нет. Они лишатся не только потенциальных заемщиков, но и потребителей множества услуг и продуктов. Зато чиновники будут говорить о том, что в России низкие ставки по кредитам для МСБ.