2009 год – год туманной неопределенности. 2010 год – год стояния на месте, 2011 год – осторожно «пробовали воду». 2012 год – все вернулось на круги своя. Сверхприбыль банковской системы. Бурный рост потребкредитования. Дивиденды и бонусы. Казалось бы, возвращается 2007-й.

На стыке прошлого и нынешнего годов Центробанк поднял нормы резервирования по потребкредитам – дабы остановить опережающий рост кредитования потребления в сравнении с кредитованием экономики.

В начале 2013 года заговорили о возможном смягчении денежно-кредитной политики – в связи с переменами в Центробанке и созданием мегарегуляторов.

И вот – подведены итоги первого квартала 2013 года.

Темпы прироста портфеля кредитования бизнеса упали более чем вдвое. Высока вероятность, что по итогам года рост будет нулевым. Или – отрицательным? Во всяком случае, в Сбербанке уже за первые три месяца этого года портфель корпоративного кредитования сократился. На фоне многочисленных акций и пиара пресловутой программы «Бизнес-старт». Недавно, например, в Новосибирске торжественно отмечали выдачу первого кредита по этой программе. Выдан он… через полтора года после старта программы в местном подразделении Сбербанка. Иными словами: рост объемов пиара кредитования предпринимательства обратно пропорционален самому кредитованию бизнеса.

Потребительское кредитование – темпы плавно, но беспрестанно снижаются. Как отметили участники недавнего банковского форума в Новосибирске, «бизнес-планы банков не выполняются, хотя объемы кредитования и растут», «банкам придется пересмотреть планы по росту и снижать ставки, возможно, переходить из режима наращивания портфеля к политике удержания».

Снижать ставки банки вряд ли захотят – даже несмотря на сокращение темпов кредитования. Во всяком случае, не ранее осени 2013 года. Да и то – все будут стоять и оглядываться – кто рискнет первым? Особенно с учетом роста двух противоположных по смыслу, но во многом схожих по экономическому воздействию тенденций. Первая – рост просрочки по кредитам. Вторая – рост объема досрочных погашений. И в том, и другом случае банки теряют запланированный денежный поток.

Ликвидности извне нет. После истории с Кипром можно констатировать: в обозримом будущем не предвидится. Ликвидность, которую генерят депозиты, и дорога, и не слишком-то прирастает.

Шаткое равновесие.

Равновесие – не падение. Банки сумели устоять. Но, устояв, они исчерпали внутренние, чисто отраслевые ресурсы развития. Им нужна питательная среда. А вот со средой ситуация обстоит довольно сомнительно.

Опять же: одно дело – пиар, другое – реалии. На фоне активизации темы БРИКС (саммит в Дурбане, рукопожатия, идея создания банка стран БРИКС в Москве и прочий звон) – Россия по своим экономическим показателям выпадает из критериев успешных развивающихся стран.

В 1-м квартале прирост ВВП составил всего 1,1%. Министерство экономического развития скорректировало прогноз на год до 2,4%. Это настолько далеко до пресловутых 6–8% в год, что об экономике пусть проблемного, но развития следует забыть.

По большому счету Россия стоит на пороге того, что обозначается известным всем словом. Это слово российские политики и ура-патриотичные экономисты с 2008 года обожали применять в оценках ситуации в США или Европе. В отношении самой России оно было даже как бы неприличным. Это слово – рецессия.

«Рецессии нет», – будут твердить в ближайшее время представители официоза. Формально нет. Если учитывать сырьевые доходы российской экономики. Не так давно вице-президент РСПП Александр Мурычев привел цифры: Россия в своих доходах перешла психологический рубеж, когда более 50% дает сырье. А это значит, что де-факто рецессия уже есть. Простая математика: уберите нефть-газ, и выяснится, что российская экономика УЖЕ уменьшается в объемах.

Вот такая внешняя среда стала реальностью российского банкинга. Выжившего… в пустыне.

Шестеренки еще крутятся. Российские банки не банкротятся – потому что силы организма хватило на то, чтобы не умереть. Российские банки массово не продаются – потому что нет покупателей. Российские банки еще кредитуют – потому что не могут остановиться.

Единственное, чего у российских банков нет СЕГОДНЯ – это клиентов на ЗАВТРА.