Кипрская финансовая система по историческим и экономическим причинам прочно «завязана» на Грецию. Как известно, реструктуризация греческого долга вызвала масштабные убытки у многих, в том числе у банков-киприотов. Вливания извне, в том числе и со стороны России, позволяли какое-то время поддержать финансовую систему островного государства на плаву, но не смогли оказать существенного влияния на фундаментальные источники и причины его проблем.

Время разбрасывать камни

Тот подход, который предлагается сейчас для спасения финансовой системы Кипра, продиктован, на наш взгляд, рядом соображений. Кипр до сих пор был, пожалуй, уникальной страной в ЕС с «околооффшорным» статусом. Минимальный уровень корпоративных налогов, отсутствие налога на дивиденды, на прибыль от продажи акций, долей капитала, на агентирование судов – все это превратило Кипр из туристической зоны (каких на Средиземноморье немало) во влиятельный международный финансовый центр.

Исторически Кипр обслуживал финансовые потоки из стран СНГ и России, используя соглашение об избежании двойного налогообложения, подписанное еще во времена СССР. Российские компании и их «дочки» хранили (и хранят до сих пор) в банках Кипра миллиарды долларов и евро; кипрские компании владеют существенными активами в странах СНГ.

Опять же в силу исторических причин и связей в кипрской финансовой системе много вкладов и компаний принадлежит подданным британской короны. Зная, что именно Германия и Франция играют первую скрипку в предоставлении помощи нуждающимся странам, а также учитывая натянутые отношения внутри самого ЕС в связи с особой позицией Британии по ряду вопросов, – стоит ли удивляться, что возможное списание кипрских вкладов не сильно беспокоит лидеров ЕС. Ведь представителей стран-евродоноров среди потенциальных «жертв» ничтожно мало!

Жесткие условия, выдвигаемые МФВ и Еврокомиссией к киприотам, вполне могут быть обусловлены и соображениями конкуренции: борьбу за рынки, в том числе финансовые, еще никто не отменял. Ведь когда «все кончится», капиталы, которые до сих пор обслуживались банками Кипра, должны будут найти новое пристанище.

Хмурая погода на завтра

Лидеры Кипра сегодня в сложной ситуации. Увеличение ставки корпоративного налога с 10% до 12,5%, без сомнения, снизит привлекательность использования кипрских компаний у международных инвесторов, а доверие к тамошним банкам вряд ли в обозримой перспективе восстановится. Принятие же конфискационного закона в отношении депозитов окончательно подорвет репутацию финансовой системы и приведет к оттоку денежных средств. А это неизбежно вызовет там банкротство части банков (если, конечно, не удастся привлечь средства извне).

Впрочем, даже если закон о так называемом частичном налоге на вклады не будет принят, это, на наш взгляд, кипрские банки не спасет: как только будет отменен запрет на частичный вывод средств, основная масса инвесторов покинет остров. Это очевидно для всех: весь политический торг вокруг принятия закона сводится к тому, чтобы максимально сохранить небольшие вклады резидентов-киприотов и переложить груз потерь на крупных иностранных вкладчиков. Подобный вариант имел бы, конечно, серьезные внутриполитические плюсы.

В течение последних дней мы наблюдаем стремительное развитие событий вокруг Кипра. Отказ принимать решение о списании части вкладов обусловлен наличием у правительства Кипра плана «Б», который заключается в получении помощи не от тройки международных кредиторов в составе Еврокомиссии, МВФ и Центробанка ЕС, а от России. Ведь именно частные клиенты и компании из России понесут наибольшие потери от «обгрызания вкладов». Это обстоятельство уже вызвало серьезную реакцию в политических и деловых кругах России.

Россиян можно понять – трудно согласиться с тем, что судьбу российских активов фактически решают в Брюсселе. В то же время реальных альтернатив у сценария со списанием немного: чтобы не допустить этого, Кипру нужно дополнительно к уже предоставленным Россией 2,5 млрд. евро получить еще 15–17. Готов ли российский бюджет к этому? Ответ на этот вопрос отнюдь не очевиден. Понятно и то, что в случае столь масштабных вливаний речь практически идет о передаче кипрских банков кредиторам-инвесторам из России. Подобная ситуация некомфортна, прежде всего, для самих российских клиентов – ведь это означает и фактическую передачу доступа к информации об их сделках новым владельцам и, по сути, в том числе и представителям госструктур.

На международном же уровне более тесное сближение с Россией будет грозить Кипру осложнениями в отношениях с администрацией Евросоюза. Германия как лидер ЕС уже выразила недовольство по поводу двусторонних переговоров Кипра и России.

Мы видим несколько вариантов развития событий. Вот первый, оптимистический для Кипра. Независимо от принятия или непринятия решения о национализации вкладов, получение значительной денежной помощи для рекапитализации банков при оттоке капитала. Достижение договоренностей с основными клиентами-кредиторами о продолжении их работы с кипрской финансовой системой в обмен на акции местных банков. То есть – фактически передача контроля над финансовой системой в руки кредиторов.

Вариант второй, реалистический. Банкротство части банков, резкое сокращение госрасходов, сравнимое по своему драматизму с тем, что пережила в 2008–2009 годах Латвия. Существенное снижение ВВП, так как финансовый сектор дает около 40% ВВП. Отток инвесторов и прекращение использования Кипра как тихой гавани для иностранных капиталов. В результате – резкое снижение уровня жизни и рецессия.

Вариант третий, драматичный. Дефолт по государственным обязательствам и выход из зоны евро. И возможный запуск «цепной реакции» – от Атлантики до…

Мы это уже проходили

Совсем недавно Латвия также переживала экономическую катастрофу. По правде говоря, многие считали и до сих пор продолжают считать, что «жесткая посадка», принудительно выполненная в нашей стране, была ошибкой. Сейчас на примере Кипра, а еще раньше – Греции, можем наглядно увидеть, к чему приводит игнорирование проблем в экономике и нежелание «резать» госрасходы. Зачастую популистские шаги с целью сиюминутной выгоды вызывают проблемы, которые приходится решать на протяжении долгих лет.

Если какое-то время назад могло казаться, что Латвия – чуть ли не единственная, по которой «прошелся бульдозером» кризис, то теперь очевидно, что это не так. Латвия уже прошла через то, что некоторым странам еще только предстоит. Не будем забывать, что перспективы Испании, Италии и Португалии все еще остаются неясными, а «локомотивы» ЕС – Германия и Франция – начинают терять терпение и требуют жестких решений в обмен на предоставляемую помощь.

Все больше звучит здравых мыслей о том, что иной альтернативы, кроме как меньше тратить, жить «по средствам», а значит – урезать расходы бюджета и стараться больше зарабатывать, для погашения долгов нет. Уместно спорить о тех статьях бюджета, которые должны попасть под сокращение, но не о генеральном курсе. Латать дыры в бюджете с помощью печатного станка можно лишь до определенного предела: в любом случае долги придется отдавать если не сегодня, то завтра – следующим поколениям.

Государства со сбалансированным бюджетом, к которым сегодня в известной степени относится и наша страна, являются более привлекательными, в том числе и для иностранных инвесторов. В частности, поэтому Латвия в настоящий момент выглядит прекрасной альтернативой Кипру в качестве регионального финансового центра, в том числе благодаря консервативной банковской политике и фискальной дисциплине.

От транзита – к «парковке» капиталов

Сможет ли Латвия воспользоваться открытыми перспективами, зависит только от нее. Нынешняя нестабильная ситуация в ЕС должна рассматриваться прагматично и эгоистично – как возможность отрезать для себя новый кусок пирога. Не секрет, что и ранее с точки зрения обслуживания финансовых потоков прибалтийская страна являлась хорошей альтернативой Кипру; сейчас же она может начать играть роль солиста в международном финансовом концерте.

Для устойчивого успеха на этом поприще необходимо учесть прошлые ошибки, свои и чужие: диверсифицировать экономику, не допускать зависимости ВВП от одного-двух секторов, сохранять контроль над расходами госсектора и продолжать умеренно-консервативную банковскую политику. В свою очередь местным банкам нужно быть готовыми и к ответственному подходу в работе с международными клиентами, отдавая серьезным долгосрочным инвесторам предпочтение перед короткими спекулятивными или транзитными денежными потоками.

Сегодня у латвийской финансовой системы появилась возможность добавить к традиционной роли транзитного коридора (или моста – как кому нравится) между востоком и западом почетную роль «паркинга» для капиталов. У нас есть для этого все: инфраструктура, знания, профессионализм и «опыт, сын ошибок трудных», который уже многому нас научил.