Александр Аксаков, финансовый аналитикАлександр Аксаков, финансовый аналитик

По данным Федеральной службы государственной статистики, инвестиции в основной капитал в России в 2011 году увеличились на 8,3%, а в 2012 году на 6,7%. В текущем году, по мнению ряда экспертов, темпы роста инвестиций могут быть еще ниже. Очевидно, что существующий объем инвестиций с учетом задач, стоящих перед страной, является недостаточным.

В связи с этим важно посмотреть на источники финансирования инвестиций в основной капитал. На долю собственных средств приходится почти 43% всех инвестиций, а на долю банковских кредитов – всего лишь 7,7%. Понятно, что собственных средств всегда недостаточно для инвестиций. При этом в западных странах доля заемных средств значительно превышает долю собственных.

Чтобы банки активно участвовали в процессе развития экономики, они должны обладать необходимыми ресурсами. Если взглянуть на структуру пассивов российских кредитных организаций, становится ясно, что российские банки имеют возможность привлекать в основном короткие деньги. По результатам 2012 года, на вклады физических лиц приходится более 28% всех пассивов банковского сектора, а на расчетные счета корпоративных клиентов – 11%.

Перечисленные источники по определению имеют короткий срок погашения, ведь население редко делает вклады на срок более длительный, чем три года. Не говоря уже о том, что средства на расчетных счетах должны быть выданы по первому требованию клиента. Депозиты же юридических лиц составляют примерно 19% пассивов. Последние годы отмечается высокий рост объема таких депозитов, что положительно для банков, так как они длиннее депозитов физических лиц. Но пока их абсолютное значение значительно меньше депозитов физических лиц, и не ясно, будет ли этот рынок дальше расти. Скорее, с улучшением экономической конъюнктуры их доля будет снижаться.

В то же время на облигации, которые чаще всего имеют более длительный срок погашения, приходится всего лишь 2% пассивов российских кредитных организаций. Для сравнения, в западных банках почти четверть пассивов формируются за счет средств, привлеченных на облигационных рынках, значительная часть ресурсов формируется за счет накоплений пенсионных фондов и резервов страховых компаний. Российские же финансовые институты имеют ограниченный доступ к долговым рынкам капитала ввиду низких кредитных рейтингов большинства банков и низких аппетитов инвесторов к риску (в том числе иностранных, которые, помимо прочего, подвержены валютному риску при инвестировании в российские облигации).

Что касается средств пенсионных фондов, в России накопления 75% всех участников пенсионной системы, так называемых «молчунов» (граждане, которые не перевели пенсионные накопления в негосударственные пенсионные фонды), управляются Внешэкономбанком (ВЭБ). Как ему и полагается, ВЭБ занимает очень консервативную позицию и инвестирует в основном в ОФЗ (облигации федерального займа) и облигации государственных компаний, которые дают небольшой, но практически гарантированный доход. Если бы ВЭБ размещал существенную часть накоплений в виде депозитов, это дало бы значительный толчок банковскому сектору (хотя надо полагать, прежде всего, государственным банкам).

В итоге возникает несоответствие активов и пассивов по срокам погашения. Но будет неверным сказать, что ситуация обстоит так только в российском банковском секторе, это верно в той или иной степени для многих юрисдикций. Не стоит забывать, что одной из основных функций банка всегда была и остается трансформация «коротких» пассивов в «длинные» активы (трансформация ликвидности). Для закрытия кассовых разрывов у банков есть различные механизмы, среди которых – секьюритизация активов, заимствования на межбанковском рынке и у Центрального Банка (стоит заметить, что в некоторых странах значительная часть активов и пассивов формируется на межбанковском рынке).

Рынок секьюритизации (то есть превращение активов банка в пассивы путем объединения в пул однородных активов и выпуска ценных бумаг, обеспеченных этим пулом) в России находится в зародышевом состоянии. Безусловно, в первую очередь должна быть налажена законодательная база. Но должно вырасти и доверие к этим активами и к российским банкам со стороны инвесторов. Необходимо расширить перечень инструментов, задолженность по которым можно секьюритизировать. В настоящее время это преимущественно ипотека, но в западных странах также практикуется выпуск пассивов под потребительские кредиты, МСП и даже кредитные карты. Для этого необходимо, во-первых, иметь стандартизированный набор таких активов, во-вторых, эти активы должны быть качественными. Это позволит увеличить доступное «длинное» фондирование для банка, а также частично решит проблемы банков с достаточностью капитала (за счет снятия части активов с баланса банка).

Что касается получения финансирования от Центрального Банка и на межбанке, в настоящее время этот рынок в России ограничен в основном сделками РЕПО (кредиты под обеспечение ликвидных ценных бумаг, в основном ОФЗ). Дело в том, что уровень доверия банков друг к другу, а также регулятора к отчетности банков крайне низкий и это зачастую обосновано.

Например, существует очень интересный механизм привлечения денег от ЦБ под залог нерыночных активов. Пока его использование ограничено и доступно, как правило, лишь крупным (в основном, государственным) банкам. Для регулятора вовсе не секрет, что банки часто вводят его в заблуждение насчет реальной стоимости обеспечения под активы. И, конечно, зная, что в реальности залоги переоценены, ЦБ будет неохотно выдавать под эти активы кредиты. Один из шагов, который озвучил Центральный Банк, – решение сформировать штат оценщиков, в том числе по залогам. Возможно, это принесет пользу, потому что кредитование ЦБ под залог нерыночных активов – очень перспективный для банковской системы механизм. По существующей информации, в российской банковской системе зарегистрировано залогов почти на 22 трлн. рублей. Даже если мы очень консервативно подойдем к вопросу и оценим реальную стоимость залогов в половину, то есть 11 трлн. рублей, это все равно очень впечатляющая цифра, которая позволила бы банкам привлечь значительную ликвидность. Банкиры должны понимать, что это в их интересах и, пытаясь ввести в заблуждение регулятора, они в первую очередь создают проблемы для себя. Причем не только с точки зрения повышенных рисков ведения бизнеса, но, прежде всего, вызывая недоверие у надзорного органа к качеству активов, а значит, снижая возможность рефинансирования под их залог.

В данный момент в России сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны, рынок ощущает относительный дефицит ликвидности, а с другой, уровень ликвидности многих российских банков является высоким даже по мировым стандартам, так как, в отличие от западных аналогов, среднее российское кредитное учреждение старается поддерживать положительный «GAP ликвидности» по всем срокам погашения, что, безусловно, негативно сказывается на эффективности и доходности банковского сектора. Но пока не решится вопрос с доверием регулятора к отчетности банков (а следовательно, не будет усовершенствован надзор банковской системы), банки не смогут полноценно рассчитывать на средства кредитора последней инстанции (ЦБ) и, как следствие, будут вынуждены поддерживать более высокую ликвидность.

В заключение хотел бы отметить, что ключевой задачей для укрепления ресурсной базы банков является повышение доверия к деятельности кредитных организаций. Это в свою очередь требует серьезного улучшения качества надзора, причем надзорный орган должен выступать не только строгим контролером, но и добрым наставником.

Должна быть обеспечена объективная оценка активов и залогов, и действия ЦБ в этом направлении следует поддерживать. Необходимо через механизмы нормативного регулирования активно стимулировать использование рейтингов как банками, так и заемщиками, в том числе национальных рейтинговых агентств (они дешевле). При этом должна быть установлена жесткая ответственность за достоверность рейтингов. То же касается аудиторских компаний, дающих заключение на отчетность банков.

Необходимо скорейшее принятие закона о секьюритизации. В свою очередь банкам необходимо провести большую работу по стандартизации кредитных продуктов: синдицированных, проектных, малому и среднему бизнесу, потребительских и т.д. Требуется принятие комплекса законов, обеспечивающих гарантии взыскания задолженности, ответственность за вывод активов, недостоверную отчетность.

В принципе, реализацию всех этих мер возможно вполне быстро осуществить в течение 2013 года. Это позволит создать доверие регулятора к банкам и банков друг к другу и кардинально изменить ситуацию в банковском секторе.