генеральный директор Объединенного кредитного бюро Даниэль Зеленский– Даниэль, как создавались кредитные бюро в России? Как удалось убедить банки, что такой обмен информацией действительно важен?

– История создания кредитных бюро в разных странах очень похожа. Здесь есть три этапа развития. Первый этап – это когда все только начинается, и финансовые организации занимают позицию «я не отдам свои данные, это только мои данные, только мои клиенты».

Первоначально в стране было создано больше 30 кредитных бюро. Крупнейшие банки пошли по тому пути, что создавали свои карманные бюро и туда передавали данные. Но это не рыночный инструмент, и он не работал. Данный этап мы прошли быстро.

Второй этап – когда финансовые организации начинают пользоваться данными кредитных бюро. Сейчас почти 100% всех кредитных заявок проходит через кредитные бюро: то есть когда банк получает заявку от заемщика, он обязательно отправляет запрос в кредитное бюро, чтобы получить сведения об этом клиенте. Этот этап тоже практически завершается.

Почему я говорю практически? Потому что еще есть сферы, в которых кредитные бюро могут быть использованы, но они пока там не задействованы.

Сейчас цикл работы с заемщиком выглядит примерно следующим образом. Сначала банк привлекает клиента, а потом занимается сбором задолженности. А вот очень важный срединный этап, который называется «управление клиентским портфелем», почти отсутствует.

– Что это за этап?

– Финансовые организации начинают пользоваться услугами кредитных бюро и по-настоящему извлекать выгоду из взаимодействия с БКИ. Основная, самая востребованная банками услуга БКИ на этом этапе – кредитный отчет. В российской банковской сфере этот этап также завершился. Сегодня 100% всех поданных в банки кредитных заявок проходят проверку в кредитных бюро.

После того, как человек становится клиентом банка, с ним можно продолжать работать не только в сфере взимания платежей по действующему кредиту. Можно также, анализируя его финансовое поведение, повышать или понижать лимит по кредитной карте; узнавать, какой продукт ему может быть еще интересен. У нас же часто наблюдается такая картина: человек выплатил потребительский кредит в одном банке, а потом идет в другой банк и получает там кредитную карточку. Задача банка – сделать так, чтобы заемщик получил кредитку у него же. Банк должен уметь удерживать клиента, продавать ему тот продукт, в котором он сейчас заинтересован; а также предотвращать задолженность, а не работать с просрочкой, когда она уже появляется.

– Кредитные бюро в этом могут помочь?

– Есть механизмы, которые позволяют увидеть, когда у клиента потенциально могут возникнуть проблемы с выплатой, и обратить на это внимание банка. Например, год назад мы запустили сервис уведомлений – триггеры, который помогает банкам качественнее работать со своим клиентским портфелем.

Многие банкиры начинают серьезно задумываться о том, чтобы управлять клиентским портфелем. Ведь сейчас наблюдается бешеный рост кредитования – 40% за прошлый год. В принципе, это объяснимо. Пока первоочередная задача банков – захват рынка, привлечение новых клиентов. На западе такого уже нет: там нет клиента, у которого не было бы финансового продукта, поэтому кредитным организациям приходится работать с уже существующим клиентом, получать максимальную выгоду от взаимодействия с ним. Нам предстоит столкнуться с тем же самым, и тогда кредитное бюро станет важным инструментом в работе банков со своими клиентами.

Что кредитные бюро могут делать в этом плане?

– Здесь мы переходим к разговору о третьем этапе развития рынка кредитных бюро – когда бюро начинают извлекать из своих данных разного рода аналитику, формировать на ее основе бизнес-решения, позволяющие банкам индивидуально работать с каждым клиентом.

Сейчас очень активно муссируется информация о том, что кредитные бюро должны работать с заемщиками не только для целей кредитования. Нужно сделать так, чтобы человек мог использовать свою финансовую репутацию в любой области, для самых разных целей: для развития бизнеса, трудоустройства и т.д. Если мы посмотрим на зрелые финансовые рынки, то увидим, что там в кредитных бюро содержится буквально всё: начиная от паспортных данных человека и заканчивая аналитическими данными, которые собирают маркетинговые агентства. Там клиенты известны практически от А до Я. Это помогает и самому человеку: когда ему предлагают какой-то товар, услугу, то это, скорее всего, именно то, что ему в данный момент нужно.

В России третий этап развития кредитных бюро только начинается.

Насколько готова к нему законодательная база?

– Смотря с чем ее сравнивать. Если с Европой, то российское законодательство в этой сфере во многом лучше. Во Франции, например, нет ни кредитных бюро, ни соответствующего закона. В Европе очень зажатое законодательство по кредитным бюро с точки зрения базовых вещей: оно разрешает только обмен негативной информацией – то есть такой, которая содержит сведения о просрочке по кредиту. В наших бюро есть в том числе позитивная информация, которая позволяет отслеживать, как человек выплачивал свой кредит.

Но если посмотреть с другого полюса – США, то там, о чем мы уже говорили, кредитное бюро может работать с заемщиком не только для целей выдачи кредита, но и оказывает ему помощь в решении практически любых задач.

Сегодня мы выступаем за то, чтобы возможности кредитных бюро расширялись. Пока в законе прописано, что информация может быть передана в кредитные бюро только с согласия заемщика и запрошена лишь в целях принятия решения о выдаче ему кредита.

50% Объединенного кредитного бюро принадлежит Сбербанку. Все банки очень остро реагируют на этот банк, воспринимая его как основного конкурента. Насколько легко удалось, по крайней мере – на начальной стадии, наладить этот взаимообмен: чтобы Сбербанк делился информацией о своих заемщиках, а другие банки, соответственно, раскрывали сведения о своих клиентах?

– Мне кажется, банки не воспринимают Сбербанк как своего конкурента. Сбербанк – он как-то отдельно всегда стоит.

Конец 2009 года – начало 2010 года, когда Сбербанк вошел в число наших акционеров, стал ключевым моментом на рынке кредитных бюро. До этого у крупнейшего банка России было свое кэптивное кредитное бюро, которое не давало данные на рынок, да и качество этих данных было не самым лучшим. С 2010 года рынок пополнился огромным количеством кредитных историй крупнейшего банка.

Сейчас мы работаем почти с 500 банками. В бюро содержится более 93,6 млн. записей о заемщиках. Примерно 20% из них принадлежит Сбербанку, остальные – другим банкам.

Сначала мы очень активно договаривались с другими игроками о сотрудничестве. Сегодня этот этап почти завершен. Одна из главных бизнес-целей ОКБ на 2013 год – стать крупнейшим бюро среди всех российских кредитных бюро, продолжать лидерство роста среди крупнейших российских бюро, что мы и делали последние два года.

Нам не мешает то, что среди наших акционеров есть Сбербанк. Совсем наоборот – очень помогает. Мы говорили другим банкам: «Смотрите, мы предлагаем вам данные крупнейшего банка, но и вы должны делиться своими данными тоже». Банки это поняли, и у нас не было проблем с тем, чтобы кто-то сегодня говорил, что не даст нам свои данные.

– Как изменится расклад на рынке кредитных бюро после присоединения к Объединенному кредитному бюро Альфа-банка с его более чем 12 млн. кредитных историй физлиц?

– Присоединение Альфа-банка фактически завершило для нас этап количественного роста. Базы данных всех трех ведущих кредитных бюро имеют сопоставимое количество кредитных историй. У ОКБ помимо кредитных историй клиентов банков из ТОП-30 есть эксклюзив – исторические данные о заемщиках Сбербанка. Сейчас для нас настал этап перехода к качественному росту – когда бюро предлагает инновационные продукты и услуги, которые позволяют более глубоко анализировать имеющуюся информацию.

– То есть получается, что постепенно-постепенно и ваше бюро станет несомненным лидером на российском рынке?

– Конечно. Наша задача – создавать индустрию, и мы к этому идем. Я не думаю, что другие бюро пропадут. Вероятно, на рынке останутся три бюро. Три бюро – это то максимальное количество, которое может позволить рынок. В дальнейшем мы будем активно работать над какими-то совместными проектами – например, над совершенствованием законодательства. Здесь мы не конкуренты, мы здесь заодно, и сегодня мы говорим разным регуляторам практически одно и то же.

В дальнейшем бюро будут также конкурировать по качеству данных, по уровню сервиса. Мы инвестировали серьезные суммы в новый центр обработки данных. Мы стали первым бюро, у которого есть два ЦОДа. У нас есть основной ЦОД, и на случай сбоя есть резервный ЦОД. Сегодня мы фактически вышли на уровень доступности нашего бюро в 99,49%. Это очень важно для банков. Они ведь не могут сказать клиенту: «Извините, кредитное бюро не работает, подождите, пока мы будем рассматривать вашу заявку».

Когда мы начали работать с триггерами, то пришли с предложением о сотрудничестве к одному банкиру из крупнейшего российского банка. В это время у наших конкурентов существовали аналогичные продукты, но мы абсолютно иначе позиционируем наш продукт, совершенно по-другому работаем с банками. Да, мы предоставляем ту же самую информацию, но вопрос еще и в том, как использовать эти сведения, как упаковать их. И вот этот банкир сказал: «Где же вы раньше были! Ко мне приходили другие бюро, но никто не рассказывал, что я могу с их помощью такие вещи творить!». Мы не просто предлагаем продукт, мы работаем с каждым банком индивидуально, для того чтобы внедрить нужное именно ему бизнес-решение.

Триггеры – это сервис уведомлений?

– Да. У нас больше 80 триггеров – уведомлений по разным параметрам /как человек погасил долг, обратился ли за кредитом еще в один банк и т.д./. Триггеры показывают, может ли человек потенциально уйти в задолженность; нужно ли ему поднимать кредитный лимит или, наоборот, понижать; имеет ли смысл предложить этому заемщику какие-то другие продукты.

Также недавно мы ввели продукт «Объединенный кредитный скоринг». Мы помогаем банкам, у которых нет своей инфраструктуры принятия решений /это средние и мелкие банки/, расширенный скоринг. В него мы включаем определенные правила работы с потенциальными заемщиками, которые мы хорошо знаем, лучшие практики принятия решений по кредитной заявке.

В данные о заемщиках, которые предаются в кредитные бюро, иногда попадают ошибки. Кто несет ответственность за это?

– Первоисточник. Бюро обязано разобраться с этими ошибками по факту обращения заемщика.

Что делается для повышения качества данных?

– Очень многое. Но то, что качество данных может быть не самым лучшим, – это нормальный этап становления индустрии кредитных бюро. И это в первую очередь связано даже не с кредитным бюро, а с уровнем развития розничной инфраструктуры в банках.

Еще совсем недавно крупнейшие банки страны принимали решение по заемщику «вручную». Сотрудник банка смотрел на клиента – вот у него галстук хороший, значит, ему выдадим кредит; а вот у этого гражданина рубашка с пятнышком – следовательно, ему кредит не предоставим. Так было еще пять лет назад!

Сейчас банки принимают решение по кредиту исходя из информации. Это решение, основанное на данных – то, что называют скорингом. Чтобы принимать решение с помощью скоринга, нужно сохранять данные правильным образом. Насколько корректны будут эти данные – настолько хорошим будет скоринг.

Роль, которую играют здесь кредитные бюро, заключается в том, что мы обращаем внимание банков на те моменты, в которых существуют проблемы с данными.

Вот, например, анкета на кредит – в ней есть очень важные поля для того же скоринга. Давайте рассмотрим это на примере автокредитования. В анкете должна быть указана марка машины. Если анкета позволяет заемщику писать ее в произвольной форме, то я, вас уверяю, марка Шевроле будет написана в 50 разных видах. Потом эту информацию будет сложно анализировать, что очень сильно повлияет на качество данных. Так что работа должна начинаться с первоначального общения с клиентом – с заполнения анкеты. Наша задача объяснить банкам – как собирать данные, как их правильно хранить, и такая работа очень активно ведется. Сейчас мы даже создаем отдельный департамент, который будет заниматься исключительно работой с данными.

– Есть ли сейчас, на ваш взгляд, риски закредитованности заемщиков?

– Конечно, когда рынок растет на 40% в год, рисков не может не быть. Однако если сравнивать с западными странами, то у нас еще есть нормальная здоровая возможность для роста, потому что уровень кредитной нагрузки у российского гражданина по сравнению со степенью закредитованности, например, англичанина, достаточно мал. К тому же у нас есть люди, которые совсем кредиты не получали. Так что в России пока низкая база, благодаря чему становится возможен такой рост.

При высоком росте объемов кредитования уровень плохих долгов может быть не слишком заметен. Но что случится, когда уровень розничного кредитования замедлится? Вероятно, уровень плохих кредитов может подняться.

Еще три-четыре года рост розничного кредитования будет высоким. Есть возможность в это время качественно поработать с существующей клиентской базой.

То, что кредитные бюро нужны банкам, сомнений не вызывает. А вот чем они могут быть полезны заемщикам?

– С точки зрения создания их финансовой репутации.

Уже сейчас российские заемщики начинают проявлять интерес к своей кредитной истории. Пока ими движет некий негативный фактор: когда им отказывают в кредите, они начинают узнавать причины этого.

В Англии и США люди перед тем, как обратиться в банк за получением кредита, идут в кредитное бюро, чтобы узнать, какой у них рейтинг. За рубежом заемщики понимают, зачем нужна кредитная история – они знают, что банки пользуются этими данными при принятии решений. В этих странах кредитная история является репутационной карточкой человека. Даже работодатели запрашивают информацию о сотрудниках у кредитных бюро.

Нужно сделать так, чтобы в России заемщики могли легко получать информацию о своей кредитной истории. Я думаю, скоро бюро будут предоставлять эти сведения через Интернет, когда человек сможет зайти на соответствующий сайт под своим логином и увидеть свою кредитную историю. Пока же процедура ее получения достаточно сложна.

Следующий момент, который важен для того, чтобы люди стали пользоваться своей кредитной историей, – это работа с банками, которые должны выдавать кредит людям с хорошей историей на лучших условиях. Так уже происходит, но нужно больше об этом говорить, доносить эту информацию до заемщиков. Тогда через много лет люди начнут более грамотно получать кредит. Они станут рациональнее подходить к тому, когда, где и на какие цели они кредитуются.