Совет директоров Банка России повысил учетную ставку на 0,25 п.п.: регулятор поставил на борьбу с инфляцией и даже решил рискнуть экономическим ростом, чтобы победить. Правда, в заявлении ЦБ по итогам заседания совета отмечено, что "совокупный выпуск сохраняется вблизи своего потенциального уровня", это означает, что Центральный банк не считает замедление роста в третьем квартале существенной проблемой и не видит серьезного риска в повышении ставки.

Логика регулятора понятна: ЦБ признает, что главный фактор роста - внутренний спрос и не считает, что он исчезнет или схлопнется на фоне роста зарплат и постоянного сокращения безработицы. Фактически, ЦБ назначил ответственными за рост правительство и самих граждан: чиновники должны поддерживать нужный уровень бюджетных расходов и социальных выплат, а граждане обязаны продолжать покупать и тратить деньги.

Себе Банк России оставил инфляцию. Рост потребительских цен на 10 сентября составил 6,3%, превысив целевой уровень ЦБ на год уже в сентябре. Обещая не дать инфляции выйти из под контроля, ЦБ стал заложником собственной стратегии "таргетирования инфляции". Теперь эксперты спорят, правильное ли это решение, и сможет ли ЦБ справиться с ней на самом деле.

Павел Теплухин, экономист

Удивительное для меня решение. И российская, и мировая экономика испытывает кредитный голод. В таких условиях завинчивать гайки монетарной политики очень неожиданно.

Связано это, конечно, с инфляционными ожиданиями. Цены, наверное, выходят из-под контроля. У нашего ЦБ существенно меньше опыт по управлению инфляцией. И повышение процентных ставок может быть не самый элегантный, но один из немногих инструментов, который действительно есть в арсенале Центрального банка. Вряд ли ЦБ может выдумать что-то другое, чтобы сдержать инфляцию в ожидаемых пределах.

Наталья Акиндинова, директор Центра развития ВШЭ

Насчет того, что экономический рост у нас находится вблизи потенциального уровня, это не так. Если смотреть на накопленный за семь месяцев показатель год к году, то больше 4% - это действительно близко к потенциальному уровню. Но в последний квартал произошло существенное замедление к предыдущему кварталу. Рост остановился. Есть явный недостаток инвестиций. Здесь в словах ЦБ есть явное лукавство.

Правда, есть большие сомнения, что если бы ЦБ не повышал, или даже снизил ставку рефинансирования, то это бы помогло возобновить рост. Для замедления есть более фундаментальные причины, прежде всего, неопределенность и нестабильность на мировых рынках, негативно влияющие на желание инвестировать. В этих условиях доступность ресурсов со стороны ЦБ - не самый важный фактор.

К тому же ЦБ вообще обычно не рассуждает об экономическом росте. За него отвечает другое ведомство. А Центробанк в первую очередь отвечает за инфляцию.

Иван Чакаров, Renaissance Capital

Решение ЦБ выглядит удивительным, ведь он согласен с тем, что источники инфляции имеют немонетарную природу и с тем, что экономика замедляется. Конечно, это решение приведет к росту стоимости активов, номинированных в рублях, особенно потому этого решения никто не ждал.

Правда, это также может вызвать вопрос о том, насколько глубоко ЦБ понимает, как работает инфляционное таргетирование. Обычно, центробанки, которые таргетируют инфляцию, пытаются игнорировать временный рост цен, связанный с проблемами со стороны предложения, особенно, когда перспективы роста экономики туманны. Минэкономразвития уже сообщило неделю назад, что темпы роста ВВП в июле снизились до 2,6% с 4,5% в первом полугодие. Заявления, что это как-либо поможет укрепить доверие к политике ЦБ, не выдерживают критики. Замедление экономического роста и временное увеличение цен на продукты говорит о том, что нужно было принимать противоположное решение. Этот шаг, наоборот, может снизить доверие к политике ЦБ.

Дмитрий Полевой, ING

В мире, в котором все думают о том, как поддержать рост, ЦБ решил начать бороться с инфляцией. Этот шаг, скорее, станет для рынков сигналом, но никакого реального влияния на инфляцию не окажет. Монетарная база M2 растет стабильно примерно на 20%, именно этот показатель ЦБ раньше всегда использовал для оценки монетарного давления. Поэтому слова о росте монетарных рисков выглядят противоречиво.

Странным выглядит и повышение ставки по валютным свопам с 6,5% до 6,75% сразу после того, как эта ставка была снижена в июне, когда прогноз по инфляции был таким же, как сейчас, а рост экономики был сильнее.

Чтобы сделать прогноз по монетарной политике, в ING будут ждать данных по макроэкономике за сентябрь. Пока в банке уверены, что инфляционные риски переоценены, а риски росту экономики несправедливо игнорируются.

Джейкоб Нелл и Алина Слюсарчук, экономисты Morgan Stanley по России и странам СНГ

Решения о повышении ставок Центробанка следовало ожидать. Во-первых, инфляция превысила в сентябре 6%, верхнюю границу целевого ориентира на 2012 год. Во-вторых, есть признаки перегрева экономики на рынке труда и на рынке потребительского кредитования.

ЦБ уже в июле и августе посылал сигналы о возможном повышении ставок. Но тогда было еще не ясно, каким будет урожай, и как поведут себя цены на продовольствие. Сейчас уже ясно, что урожай будет не высок, и это будет дополнительно разогревать инфляцию.

Если бы цены росли только на продовольствие, Центробанк, может быть, и мог бы закрыть на это глаза. Но в 2010 году за ростом продовольственных цен последовал быстрый рост базовой инфляции. ЦБ теперь пытается сдержать базовую инфляцию, ужесточая меры монетарной политики, поскольку в августе она тоже достигла предельного уровня . Выход показателя базовой инфляции за 5,5% сделает невозможным удержание потребительских цен в пределах 6% годовых.

Александр Морозов, банк HSBC

Повышение ставок сегодня - лишь начало целой серии их повышений, которую мы увидим до конца этого года. Если инфляция превысит 7% в годовом выражении к концу года, как мы ожидаем, а в первом квартале 2013 года будет приближаться к 8%, то ЦБ, скорее всего, будет повышать ставку еще несколько раз.

Так как рынок практически не учитывал возможности повышения ставок, это решение благоприятно скажется на рубле и негативно на местных облигациях. Больше ничего не изменится. Однако ожидать каких-то значительных движений на рынке не стоит, так как рубль и так выглядит дорогим.

Недавно наша домработница попросила поднять ей зарплату на 20% с начала сентября, так как другие тоже это делают. Это хороший пример того, как продовольственная инфляция и рост цен на тарифы отражается на трудовых контрактах. Это пример хорошо иллюстрирует решение ЦБ.

Антон Струченевский, старший экономист инвесткомпании "Тройка Диалог"

Центробанк со своим решением промахнулся. Основная причина инфляции связана с ростом тарифов и проблемами на сельскохозяйственном рынке. ЦБ здесь ничего не может сделать. В августе, действительно, немного ускорилась базовая инфляция и это говорит о возросшем влиянии монетарных факторов. Но в августе увеличилось кредитование Центробанком коммерческих банков, произошло такое количественное смягчение. Вернуть все на круги своя можно было бы простым количественным ужесточением без повышения процентных ставок. Повышение ставок создает неопределенность и ожидания, что ЦБ и дальше будет их увеличивать. Это может на некоторое время снизить и без того небольшой приток капитала в страну, доходность российских облигаций будет расти, процентные ставки по кредитам не сразу, но отреагируют на это решение.

ЦБ не станет исправлять свою ошибку в ближайшие месяцы. Скорее всего, займет выжидательную позицию.