первый заместитель председателя правления «Пушкино» Павел Чернявский- Павел Анатольевич, прошел год с момент появления дирекции банка в Новосибирске. Можете сейчас дать оценку этому решению? Насколько оно оказалось оправданным?

- Сразу отмечу, что юридический адрес головного офиса банка прежний и не менялся – это город Пушкино Московской области. В 2011 году мы перенесли в Новосибирск управление розничным бизнесом и центр обслуживания операций. Изменение структуры управления еще не завершилось. Точка будет поставлена через полтора месяца – к 1 сентября.

Если кратко подвести итоги развития, то бизнес банка очень серьезно вырос. Год назад активы банка составляли 5 млрд. рублей, сейчас они достигли почти 30 млрд. рублей.

- Рост до 30 млрд. рублей был заложен у вас в бизнес-плане или оказался неожиданностью?

- Такой результат превзошел наши ожидания. Мы достаточно осторожно и консервативно подходим к планированию, в том числе при старте проекта. По нашим оценкам, активный портфель банка на 1 июля 2012 года должен был составлять около 20 млрд. рублей. Но по факту мы взяли этот барьер гораздо раньше. Конъюнктура рынка оказалась лучше, чем мы закладывали в бизнес-план.

Мы существенно увеличили долю фронтового персонала в структуре банка, при этом сократив затраты и количество сотрудников на обслуживающие операции. Результатом этого стало резкое сокращение себестоимости этих операций.

- За счет чего удалось сократить затраты?

- Мы автоматизировали весь банковский процесс. Фактически 1 сентября завершится перевод на новую банковскую ИТ-систему всей структуры объединившихся банков – «Пушкино» и «АБ Финанс». Кроме того, затраты на сопровождение инфраструктуры в Новосибирске оказались значительно ниже, чем в Москве и Московской области. Я говорю об аренде зданий и помещений, фонде оплаты труда. Мы сильно выиграли по этим двум показателям.

Содержать в Москве операционную часть достаточно накладно. Это не наше ноу-хау. Такой подход используют многие крупные банки: большинство из них уже вынесли свои колл-центры и центры обработки данных из столицы в регионы. В Москве у нас остается центр управления бизнесом, а все остальные функции переданы на региональный уровень. Так удобнее, эффективнее и дешевле.

Кроме того, у Новосибирска есть геопреимущество: он находится фактически в центре часовых поясов и это очень выгодно и удобно при работе, когда у вас есть офисы и в Петербурге и во Владивостоке. Поддерживать связь, например, с дальневосточным офисом из Москвы сложнее и дороже.

И, наконец, в Новосибирске находится разработчик нашей новой технологической платформы – компания ЦФТ. С точки зрения развития операционного блока это очень удобно. Все возникающие проблемы решаются быстро и недорого.

- Можете в итоге назвать сумму экономии?

- Дело не только в абсолютном размере суммы, но и в том, что новая система управления позволяет кратно сокращать издержки при расширении бизнеса. Например, ранее операционный блок в банке состоял из 300 человек, сейчас он в 8 раз меньше, несмотря на то, что количество офисов в нашей сети выросло с 40 до 165, а точек продаж с 40 до 300.

Секрет такой оптимизации в том, что мы полностью поменяли технологическую основу деятельности банка, которая позволяет тиражировать бизнес без привязки к численности обслуживающего подразделения. Нет линейной зависимости штата от количества отделений. Раньше, к примеру, для того чтобы удвоить сеть нужно было минимум на 80% увеличить штат. Сейчас мы спокойно тиражируем технологию без привязки к операционному блоку.

- В чем сложности управления федеральным бизнесом из региона?

- Определенные сложности, конечно, есть. Управленческий состав банка находится в Москве, так же как и головные офисы многих наших клиентов, с которыми мы работаем, поэтому в столицу для проведения переговоров приходится летать довольно часто. Я провожу там одну-две недели в месяц.

- Если вы столько времени тратите на поездки в Москву, зачем вам было переносить оттуда ключевые управленческие функции?

- Основная часть команды банка сформирована из топ-менеджеров УРСА-Банка и МДМ-Банка, поэтому она изначально базировалась в Новосибирске и уже привыкла к мобильному образу жизни. В этом специфика нашего проекта. Плюс экономия, о которой я сказал ранее.

- Какой регион обеспечил вам наиболее значительный рост бизнеса?

- Мы исторически сильны на наших «домашних» рынках – в Москве и Московской области. Достаточно большой рост мы также получили по Поволжскому федеральному округу: в Оренбурге и Оренбургской области. На этих территориях у нас находятся значительные объемы бизнеса. Если говорить о СФО, то большая доля у нас в Новосибирске и за счет партнерского банка «Кедр» – в Красноярске.

Остальные регионы для нас новые и присутствие банка на их рынках незначительно.

- В регионах Сибири ваш бизнес так же серьезно вырос после переноса операционного офиса в Новосибирск, как в среднем по портфелю?

- В Новосибирске банк официально открылся только в октябре прошлого года, то есть отработал около 7 месяцев. Для того, чтобы выстроить взаимоотношение с клиентами, особенно корпоративными требуется чуть больше времени, поэтому итоги по Новосибирску будет лучше подвести в конце 2012 года. Хотя, могу отметить, что сейчас клиентская база по корпоративному сектору нарастает быстро. У нас уже есть достаточно крупные корпоративные клиенты, которые традиционно с нами работают. Они переводят к нам обороты из других банков, открывают зарплатные счета. По Красноярску похожая ситуация.

Если говорить о рознице, то в этом сегменте мы развиваемся, наращивая портфель пассивов. Приоритетным продуктом нашего активного портфеля являются экспресс-кредиты. Это высокомаржинальные продукты, которые интересны для нашего бизнеса.

- Оценивали ли вы, из каких банков переходят к вам корпоративные клиенты?

- У топ-менеджеров крупных банков всегда нужно спрашивать: насколько клиентская база в вашем новом банке состоит из тех компаний, с которыми вы раньше работали. Это показатель профессионализма и веса банкира в бизнес-сообществе. Не скрою, частично с нами перешла клиентская база из тех банков, где мы раньше работали (Совкомбанк, Урса-Банк и МДМ-Банк – прим. Bankir.Ru). Это корпоративные клиенты, с которыми мы работаем долгие годы. У нас четко отлажено взаимодействие, и клиенты прежде всего воспринимают нас, как профессиональных банкиров, с которыми комфортно работать и только потом идет аббревиатура банка.

- Почему в рознице в Сибири вы сделали акцент на развитие экспресс-кредитования? Этот рынок в регионе очень конкурентен. За счет чего вы планируете отрезать свою долю пирога?

- Несмотря на то, что «Пушкино» на сибирском рынке является новичком, у нас, как у его топ-менеджеров, исторически очень хорошее знание специфики клиентских предпочтений округа. Если говорить про города СФО, то у нас за плечами школа Сибакадембанка, Урса-Банка и МДМ-Банка, у которых в той же Новосибирской области доля рынка по экспресс-кредитам в свое время доходила до 30%. Если говорить о других регионах Сибири, то в них заметным игроком был Совкомбанк – его доля доходила до 15%.

Одним словом, для нас рынок округа хорошо понятен и выход на него был хорошо подготовлен. Нам известны правила игры, мы знаем, как продвигать свои продукты и услуги. В розничном сегменте это играет ключевую роль. Так что мы себя неплохо чувствуем и набираем обороты. По количеству заявок и выданных кредитов наш портфель практически удваивается каждый квартал. Думаю, что такой темп мы сохраним и в ближайшей перспективе.

Кстати, в центральной части России более распространены ипотечный экспресс-кредит и кредит на покупку подержанных автомобилей. По всей видимости, это связано с более высокими доходами жителей этой части страны, а также большей закредитованностью.

- Оценивали ли вы, сколько сибирских клиентов пришло к вам с опытом кредитования в других банках и без?

- Думаю, что 50% на 50% . Пару лет назад доля тех, кто впервые обратился за кредитом, была значительно выше, а количество имеющих кредитную историю составляло от силы 20–25%. Сейчас половина обращающихся к нам клиентов уже не только имеет опыт взаимоотношения с банком, но и достаточно часто в их багаже уже находится один кредит, да еще и с негативной историей. Поэтому, с точки зрения закредитованности, клиентопоток ухудшился. В этом смысле рынок сильно изменился.

- Некоторые эксперты отмечают, что в Сибири интерес населения к кредитам выше, чем в среднем по России. Вы наблюдаете такую тенденцию?

- Нет, это далеко не так. При оценке состояния рынка мы сопоставляем уровень долговой нагрузки населения. По этому показателю Сибирь не входит в число лидеров. В данном случае лидером является Самарская область, где уровень долговой нагрузки выше даже чем в Москве и Петербурге.

- Какой процент трудоспособного населения в округе, по вашим оценкам, сегодня охвачен кредитами?

- Думаю, что порядка 45% населения в среднем. В крупных городах побольше – около 60%. Уровень закредитованности в округе достаточно низкий, и думаю, что у нас еще есть запас для роста. Года два-три.

- Каковы перспективы привлечения неохваченных кредитованием сибиряков?

- Я бы поостерегся сейчас делать какие то прогнозы. Мы, как и все банкиры, очень ждем сентября. Что будет, если начнется мировая финансовая рецессия, и ее эхо докатится до нас, как уже докатилось до Кипра и многих других стран?

Если это произойдет, то мы будем наблюдать эффект 2008 года, когда аккуратно и исправно платящие клиенты предпочитают сберегать, а не занимать. Соответственно спрос на кредиты сильно падает – в период неуверенности люди предпочитают сберегать нежели тратить. Я не исключаю, что эта ситуация может повториться.

- Насколько банки готовы к такому развитию ситуации? В 2008 году у многих была накоплена большая подушка ликвидности…

- Сейчас подушка ликвидности у многих банков тоже достаточно большая. По рынку это хорошо заметно. Но, по моим оценкам, ситуация может развиваться гораздо хуже, чем в 2008 году прежде всего для клиентов банков. Поскольку частные банки не ждут ни от кого помощи, им приходится выживать самостоятельно. Отсюда следует и наращивание ликвидности. Как результат: большинство федеральных игроков начинает сворачивать сети, укрупняться, закрывать убыточные офисы, повышать ставки. Это приводит к тому, что рыночное предложение сокращается, и от этого в итоге страдает население.

- Насколько целесообразно в такой ситуации занимать место тех, кто уходит? Можно ли воспользоваться ситуацией и подхватить качественных заемщиков?

- Несмотря на то, что банков становится меньше и их сети сокращаются, объем розничного кредитования в стране растет. В этом году, по нашим оценкам, совокупный розничный портфель вырастет на 35%, к уровню прошлого года. Но ожидание кризиса подталкивает все банки к похожим действиям: они копят ликвидность, увеличивают срок фондирования и ограничивают срок досрочного изъятия средств. Это общая тенденция. И в такой ситуации, безусловно, усиливается конкуренция за качественных заемщиков.

- Как ожидание кризиса отражается на поведении заемщиков?

- Количество качественных заемщиков-физлиц сокращается. Доля тех, которых мы относим к категории subprime, то есть имеющих определенные проблемы, напротив, возрастает из месяца в месяц.

С другой стороны, август-сентябрь традиционно – не очень «урожайное» время для кредитования. В этот период мы в течение многих лет наблюдаем падение спроса. Самый горячий сезон для банков – это 4-й квартал. Посмотрим, как будут обстоять дела в текущем году. Но, по моим оценкам, рынок корректируется в сторону subprime.

- По корпоративным клиентам ситуация аналогичная?

- Для нашего банка по юрлицам ситуация комфортная. Раньше, когда госбанки давили на рынок своей массой, устанавливали правила игры и демпинговали, мы во время переговоров часто сталкивались с такой ситуацией: кажется, еще пару часов поторгуешься с клиентом и уже сам будешь платить ему за то, что он взял у нас кредит, а не он нам. Сейчас госбанки начинают повышать ставки, и ситуация резко изменилась. Их предложение вполне сравнялось со среднерыночным. К примеру, наш партнерский банк «Кедр» в таких условиях чувствует себя очень комфортно, потому что по условиям кредитования может конкурировать с такими банками как Газпромбанк и Сбербанк.

Мы даем хорошие условия, и крупных клиентов становится больше. Особенно данная ситуация характерна для строительного рынка. У нас складывается такое впечатление, что его опять, как и в 2008 году, все разом перестали кредитовать.

- А вы продолжаете?

- Да. У нас есть поддержка со стороны крупных акционеров и понимание строительной отрасли. Мы знаем, как в этом сегменте закрывать риски, поэтому перехватываем небольшие проекты, от которых отказываются конкуренты, и кредитуем.

Например, сейчас финансируем строителей, которые завершают несколько недостроенных объектов в Новосибирске. Это административное здание в центре Новосибирска площадью около 7000 кв. м, а также строительство крупного микрорайона на левом берегу.

- Эта тенденция характерна для всех регионов России?

- Для всех. Глобальной специфики кредитования корпоративных клиентов в Сибири у нас нет. Хотя, мы стараемся диверсифицировать риски и в этом сегменте. Несмотря на то, что у банка «Пушкино» большой объем корпоративных кредитов, наш портфель распределен по отраслям: оптово-розничная торговля, туризм, строительство и др. Мы не делаем акцент на каком-то одном секторе.

- Какие задачи ставите перед банком до конца текущего года? На среднесрочную перспективу?

- В этом году мы намерены завершить формирование сети продаж и все силы направить на повышение ее эффективности. Наш приоритет – качество, а не количество сделок. Не буду скрывать, пока качество сервиса в нашем банке оставляет желать лучшего. Идет переход на новое программное обеспечение, формируется новый коллектив. В такой ситуации уровень ошибок неизбежно будет выше, чем в устоявшейся системе. Но мы четко отрабатываем каждую претензию и, думаю, что до конца года качество нашего сервиса будет достойным статуса федерального банка. Еще раз повторю: мы хорошо знаем, как работать на этом рынке.

Если говорить о приоритетах в работе, то ярко выраженной потребности в депозитах у нас нет, в связи с избыточной ликвидностью, поэтому особых изменений в свою линейку вкладов мы вносить не планируем. Кроме того, даже по нынешнему предложению наши условия по вкладам одни из лучших в России. Стратегическим направлением работы для нас является увеличение активного портфеля, но за счет качественных заемщиков.

- Планируете ли вы повышать ставки по кредитам, как сегодня делают большинство банков?

- У нас изначально они были немного выше рынка, а последняя волна повышения, инициированная госбанками, привела к тому, что наши условия оказались очень привлекательными для клиентов. Например, минимальные ставки, которые мы даем высококачественным заемщикам, стали ниже, чем у Сбербанка – минимальная эффективная ставка у нас составляет от 11,9% годовых. Да, это в некотором роде демпинг, но мы рассчитываем, что при входе на сибирский и дальневосточный рынок мы можем себе это позволить. У нас есть для этого резервы.

- Какие у вас амбиции по доле рынка?

- В Новосибирской области для рынка пока у нас маленькая, но в перспективе, к 2015 году, мы намерены занять 5% рынка по кредитам и депозитам.

Несколько иная ситуация у нас складывается в Красноярске. Там работает наш партнерский банк «Кедр», где я являюсь сегодня одним из основных акционеров. Он занимает на местном рынке вкладов третье место после Сбербанка и ВТБ – около 20%. Доля на рынке кредитов у него меньше – около 8%. В этом регионе мы намерены постепенно усиливать позиции банка на сегменте корпоративного обслуживания. У него для этого есть очень хороший потенциал. Он в числе лидеров краевого рынка по уровню сервиса и имеет хорошие исторические связи с корпоративными клиентами. Большое внимание мы так же намерены уделять развитию розничного блока, так как в этом сегменте у него достаточно устаревшие технологии. Будем раскручивать розничный бизнес с помощью возможностей банка «Пушкино».

- В другие регионы округа планируете выходить?

- Сегодня у нас есть несколько подразделений в Кемеровской области, в Хакасии, но там объемы бизнеса пока не очень существенные. Пока мы сосредоточимся на развитии этих точек и новые открывать до конца этого года в округе не планируем.

- Весной 2012 года в Новосибирске открылся филиал банка «Кедр». Можете рассказать о планах совместной работы? Как вы будете делить рынок?

- А мы не будем его делить. Мы объединимся. Де-юре это произойдет до конца года, де-факто (объединение платформ и прочее) – к маю будущего года. В ближайшее время пройдет внеочередное собрание акционеров банков, и об этом будет объявлено официально.

- Какова будет структура управления объединенного банка в округе? Сохраните ли вы дирекции «Кедра»? Кто их будет возглавлять?

- Пока мы прорабатываем этот вопрос. Готового рецепта у нас нет.

- Планируется ли смена названия, юридического адреса объединенного банка?

- Мы наняли известную компанию, специализирующуюся на разработке новых брендов – BBDO, которая вырабатывает для нас стратегию объединения с банком «Кедр», разрабатывает бренд. В июле-августе у нас в банках пройдут стратегические семинары, где будут обсуждаться предложенные бренды, логотипы, стратегия и т.д. Рынку новое имя и стиль банка будут представлены в сентябре.

- А следующий шагом будет объединение с группой, которая формируется вокруг Экспобанка?

- На текущий момент таких планов нет. «Наш Учитель» (так мы называем между собой Игоря Владимировича Кима) строит свой бизнес самостоятельно, и таких предложений нам от него не поступало, хотя мы не скрываем своего интереса в расширении бизнеса за счет сделок M&A.

 

Новосибирск.