В этом году исполнилось 135 лет со дня рождения Фредерика Содди (1877―1956). Именно он бросил обвинение, вынесенное в заголовок этой статьи, в адрес банкиров. Чтобы не думалось, что это обвинение высказано психически нездоровым человеком, представим Фредерика Содди более обстоятельно.

Его считают одним из создателей теории радиоактивного распада (совместно с Эрнестом Резерфордом). Именно он ввел понятие об изотопах, исследовал их природу и происхождение, сформулировал правило смещения, экспериментально получил радий из урана. Содди был членом Королевского общества, иностранным членом академий наук Италии, Швеции и России (СССР), лауреатом Нобелевской премии по химии 1921 года. Уже это говорит о том, что в интеллекте ему не откажешь.

Чтобы дезавуировать резко отрицательное отношение Содди к ортодоксальной экономике вообще и к современной банковской системе в частности, нередко высказывается мнение, что напрасно, мол, Содди стал писать книги о той сфере человеческой жизни, относительно которой он не получил должного академического образования. Дескать, он забрел «не в свой огород», а потому подмочил свою репутацию.

Но есть и другие мнения. Всем нам хорошо известна сентенция, иногда приписываемая Альберту Эйнштейну: «Все знают, что этого сделать нельзя, но иногда появляется тот, кто этого не знает, и именно он это делает». Другими словами, жизнь показывает, что многие открытия и изобретения делаются либо молодыми людьми, либо людьми, которые пришли в данную сферу со стороны, – они менее подвержены тем предрассудкам, которые сложились в соответствующей области.

Возьмем любой экономический кризис, например, последний, который все никак не закончится, хотя Содди до него и не дожил. У любого обывателя возникает естественный вопрос: почему он возник? У нас что, нефть и газ иссякли? Нет. У нас железная руда закончилась? Тоже нет. Всю древесину вырубили? И это не так. Холера или чума выкосила массу людей, и теперь некому работать? Нет, не было этого. Может быть, на Землю упал гигантский метеорит и разрушил значительную часть производственных мощностей? Нет. Ничего из вышеперечисленного не послужило причиной кризиса. У нас есть предприятия, чтобы производить продукцию, есть энергия, материалы и ноу-хау, есть много людей, желающих работать. Ничего не изменилось в физических составляющих экономики – с такими факторами производства как труд и земля (со всеми ее ископаемыми) пока все в порядке. И, несмотря на это, экономика рушится и резко вырастает безработица. Так в чем же дело?

Экономисты заявляют, что они разбираются в экономике. Если это так, то почему кризисы возникают с завидной регулярностью? Правительственные чиновники утверждают, что они знают, что делают. Если это так, то почему они натыкаются на одни и те же рифы? Логично предположить, что функционирование экономики должно улучшаться с течением времени благодаря развитию науки и техники, а также в результате приобретения опыта, но, увы…

Чего же не хватает экономике, чтобы работать как в «тучные» годы? Денег? Так, может быть, в них и «зарыта собака»? Вот этот вопрос и будет рассматриваться ниже.

Что же побудило человека, занимавшегося физической химией, обратиться к экономике? Как ученый Содди знал и понимал, что современная наука и техника уже не могла быть причиной той бедности, которая продолжала существовать на Западе. Он как никто отдавал себе отчет в том, что современная наука позволяла использовать огромные запасы «неживой» энергии на благо человека. Когда человек вынужден был полагаться на энергию животного, это неминуемо ограничивало его производство. Однако освоение «неживой» энергии, начиная с парового двигателя, сняло это ограничение. Тем не менее, Содди увидел, что возможность резкого экономического развития оставалась скорее только потенциальной, нежели реальной. Что же препятствовало резкому скачку в экономическом развитии цивилизации?

Содди установил причину ― виной всему современная денежно-кредитная система и извращенные, а то и ложные экономические идеи. В противовес ортодоксальной экономике Содди предложил как новую науку, так и рецепты для решения экономических проблем.  В ранний период своей деятельности он придавал большее значение научной составляющей своего учения, а в дальнейшем сосредоточился на практических решениях. Содди поставил цель – максимизация богатства нации, но не индивида. Чтобы достичь ее, Содди изучал, как экономическая система в целом работает в материальном отношении, не обращая внимания на надстроечные категории «собственность», «накопления» и т.п., как это делают ортодоксальные экономисты.

По большому счету Содди интересовали два вопроса: что должно быть сделано, чтобы разрешить наши экономические проблемы (решения), и почему это должно быть сделано именно так (наука). Отталкиваясь от этой позиции, Содди логическим путем вывел, как экономическая и денежно-кредитная системы должны функционировать для того, чтобы нация осуществляла производство на максимальном физически (то есть материально) возможном уровне.

Базой экономики Содди является определение богатства. Содди определял богатство исключительно как физические вещи, которые вносят вклад в жизнь человека. Дом, еда, одежда, заводы, бензин – это богатство (можно даже сказать – реальное богатство), в то время как акции, облигации, деньги и долги таковым не являются – это, скорее, юридические конструкции, являющиеся продуктами человеческого воображения, поскольку они не имеют физического существования (в смысле атомно-молекулярной структуры).

Каков смысл такого различия? Имущество, которое не является реальным богатством, такое как долги или деньги, может быть без труда создано человеческим желанием или волей. Банкнота любого номинала может быть элементарно напечатана, равно как одно лицо без труда может обещать другому 10 000 рублей и таким образом создать 10 000 рублей долга. Однако физическое богатство не может быть создано таким легким путем. Законодательный орган может принять закон о том, что 10 000 000 автомобилей должны быть немедленно созданы после его принятия (налицо воля и желание), но такой закон не будет создавать автомобили.

Итак, суть различия заключается в том, что реальное богатство должно быть физически произведено. Именно наша способность производить реальное богатство в принципе ограничивает наше процветание. В то же время «нездоровые» системы, созданные человеком, могут искусственно ограничить наше производство на уровне ниже того, который реально допустим.

Содди полагал, что денежно-кредитная система представляет собой главную, причем искусственную причину ограниченного производства и процветания. Банки являются основными создателями денег. У нас двойная денежная система, в которой деньги существуют с одной стороны в виде наличных, а с другой стороны в качестве неосязаемых денег в банковских книгах (журналах) и компьютерах. При этом количество наличных денежных средств незначительно по сравнению с неосязаемыми (безналичными) деньгами.

Содди поведал миру о том, что банки, будучи частными структурами, фактически создают деньги, задолго до того, как банки признали, что это правда. Сейчас этот факт общепризнан (См. например, Макконнелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс: Принципы, проблемы и политика, Т.1 – М.: Республика, 1992. – Глава 16. Как банки создают деньги), но когда Содди начал писать об этом, банки усиленно отрицали этот факт.

Многие считают, что деньги создают властные структуры – дескать, именно в руках государства находится печатный станок. По оценке Содди, основную массу денег создают коммерческие банки – через кредиты, которые они выдают (хотя это и не единственный способ). Кому-то может показаться, что банки ссужают заемщиков деньгами своих вкладчиков. Банки никогда не ссужают деньги своих вкладчиков. Если банк выдает кредит, на самом деле создаются совершенно новые деньги, которых раньше не было. Банк делает это очень просто, осуществляя бухгалтерскую проводку на сумму кредита на своем компьютере. Например, если вы получите кредит в сумме 100 000 рублей, банк просто зафиксирует в своем компьютере на вашем счете эту сумму в корреспонденции с вашим долгом на ссудном счете  (Дебет ссудного счета – Кредит текущего (расчетного) счета заемщика). Этот трюк осуществим потому, что львиная доля всех денег существует только как компьютерные записи; и только незначительная часть всех денег – это реальные осязаемые купюры и монеты.

Создание денег из ничего не только развращает денежно-кредитную систему (вспомните хотя бы про доходы и бонусы топ-менеджеров банков), но это еще и противозаконно. Например, если мы обратимся к части 1 статьи 75 Конституции Российской Федерации, то прочитаем там:

«1. Денежной единицей в Российской Федерации является рубль. Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации. Введение и эмиссия других денег в Российской Федерации не допускаются».

Вопреки требованию Конституции и при попустительстве властей коммерческие банки продолжают заниматься антиконституционной деятельностью, создавая деньги и ссужая их согражданам.

В результате мошенничества с созданием денег банки обкрадывают сограждан тремя способами:

1. Они взимают проценты по ссуде, образовавшейся из тех денег, которые они – частные юридические лица – создали из ничего и которыми они даже не обладали, пока ссуда не была предоставлена заемщикам.

2. Банки взимают комиссионные за предоставление кредитов, зачастую весьма ощутимые. Банки также взимают плату с продавцов, исчисляемую в процентах от общей суммы любой продажи, оплачиваемой с помощью кредитной карты; естественно, что издержки ложатся на потребителей в результате повышения цен на продукцию.

3. Банки обесценивают все имеющиеся деньги, когда они создают новые деньги. Они снижают их покупательную способность. Обесценивание всех остальных денег является одной из форм хищения, потому что новые деньги, которые созданы банками, получают ту покупательную способность, которую потеряли остальные деньги. Банки крадут покупательную способность денег, принадлежащих каждому человеку, и переносят ее на новые деньги, которые они создают.

Банки запустили эту махинацию с кражей покупательной способности денег, находящихся в обращении, еще в средние века. Единственное, что изменилось, так это масштабы этой аферы.

По мнению Содди, банки в действительности не выдают ссуды, потому что ссуда подразумевает, что кредитор отказывается от того, что заемщик получает. Когда же банк ссужает деньги, он не отказывается ни от чего, создавая деньги из ничего до предела, установленного резервными требованиями. Реальным же «кредитором» является общество в целом, чьи деньги теряют покупательную способность с выпуском новых денег банками. Понятно, что новые деньги будут потрачены на увеличение спроса. Цены взлетают, поскольку созданные из ничего и без всякого труда деньги (спрос) увеличиваются намного быстрее, чем материальное производство создает новое физическое богатство (предложение). Банки подобны фальшивомонетчикам, которые ссужают фальшивые деньги и могут принимать свои фальшивые деньги в счет погашения, после чего уничтожают их. Однако, кроме того, они получают проценты в виде реальных денег, которые передаются им остальной частью общества и которые не уничтожаются. Постоянно изменяя стоимость денег, которые банки то и дело создают и уничтожают, банковская система тем самым преобразует денежную единицу в «резиновую линейку», что по сути своей является издевательством над мерой стоимости. 

И это еще не все. Имея возможность создавать деньги из ничего и обладая алчностью, ограниченной только отдельными нормативами, банки со временем начинают выдавать кредиты лицам, скажем так, не обладающим достаточной финансовой грамотностью (квалификацией, компетенцией), которые не в состоянии обслуживать свою задолженность надлежащим образом. Это происходит потому, что все субъекты, грамотные в финансовом отношении, соизмеряющие свои доходы с суммами заимствований и пожелавшие взять кредит, к тому времени уже сделали это. Годами банки кредитуют людей, неспособных обслуживать свой долг, порой перекредитовывая их и стараясь закрыть глаза на то, что кредит фактически стал безнадежным. Что происходит потом – когда таких кредитов накапливается достаточно много – хорошо известно: какие-то банки начинают цыганить деньги у властей, угрожая тем, что в противном случае банковская система рухнет, другие – передают «мусорные» кредиты другим контрагентам, продавая их по сходной цене, третьи банкротятся.

Какие же рецепты предлагает Содди, чтобы исправить сложившуюся ситуацию?

В целях укрепления экономики и создания справедливой денежно-кредитной системы Содди предложил реформу, состоящую из трех основных пунктов:

1. 100-процентное резервирование для банков;

2. поддержание постоянного индекса цен;

3. свободно колеблющиеся обменные курсы на международном уровне.

Что касается последнего пункта, то он уже воплощен в жизнь, поэтому на нем останавливаться не будем. Отметим только, что он был предложен Фредериком Содди еще во времена царствия золотого стандарта, который рьяно поддерживала основная масса экономистов.

Соблюдая требование о 100-процентном резервировании, банки больше не смогут создавать деньги, поэтому основная функция по эмиссии денег будет полностью восстановлена (закреплена) за государством в лице Центрального банка (как того требует Конституция). Коммерческие банки должны будут существовать на комиссионные за осуществление законных услуг, не требующих создания денег.

Чем следует руководствоваться при эмиссии денег? Деньги должны выпускаться и изыматься в целях сохранения постоянства их покупательной способности. Индекс цен должен быть разработан органом государственной статистики. Если индекс будет иметь тенденцию к снижению с течением времени (дефляция), то государству следует финансировать собственную деятельность, осуществляя эмиссию денег. В качестве альтернативы можно понизить налоги или использовать вновь созданные деньги, чтобы выкупить приносящий проценты государственный долг. Если индекс покажет тенденцию к росту (инфляция), то государство может поднять налоги  или эмитировать приносящие процент государственные облигации, не расходуя при этом полученные средства.

Содди считал, что практика «укрепления экономики» путем похищения стоимости денег населения страны и передачи ее банкам, никогда не будет работать, а поэтому не ликвидирует будущие кризисы. Корень проблемы, по его мнению, заключается в недостаточном производстве и несостоятельности современной денежно-кредитной системы. Экономике не требуется «стимуляция» в форме создания большего количества денег и большего количества долгов. Экономика основана исключительно на производстве; только если мы начнем производить больше, можно увеличить число рабочих мест и получить более оплачиваемые рабочие места.

В то же время экономики большинства развитых стран двигаются по порочному пути – они импортируют больше, чем экспортируют, поскольку производство выведено в страны Юго-Восточной Азии, где более дешевая рабочая сила. Особенно показателен в этом отношении пример США и других развитых стран. Россия двигается этим же путем: приходится много занимать, чтобы купить у других стран то, что вполне по силам произвести у себя.

Конечно, банкам на руку то, что население все больше и больше впадает в долги. Но единственный способ укрепить экономику заключается в развитии производства и оздоровлении денежно-кредитной системы. Необходимо отказываться от импорта, а вместо этого приступить к производству. Следует отказаться от порочной практики, когда банки создают деньги исключительно для получения собственной прибыли. Те суммы, которые тратятся на «спасение» банков, должны быть использованы для того, чтобы полностью реструктурировать финансовую систему. Нужно создать систему, которая сохраняет стоимость денег на постоянном уровне, так чтобы она не изменялась с течением времени за счет инфляции или дефляции. Необходимо поддерживать стабильный торговый баланс с другими странами.

У читателя может возникнуть вопрос, как в свое время восприняли работы Содди другие экономисты? Ответ прост: они ответили ему взаимностью, а именно таким же презрением, с каким он относился к ним. Если, к примеру, Сильвио Гезелла – другого исследователя, предлагавшего свою денежную реформу, упоминал сам Джон Мейнард Кейнс в своей «Общей теории занятости, процента и денег», то вокруг Содди как будто возник заговор молчания.

Заметим, что Ирвинг Фишер – один из выдающихся американских экономистов своего поколения, в работе «Стопроцентные деньги» («100% Money», 1935) продемонстрировал, что деловые циклы обязаны своим возникновением главным образом банковскому кредиту и способности банков в условиях системы частичного резервирования создавать деньги по желанию. Предложенное решение проблемы состояло в том, чтобы обеспечить 100% резервирование под принятые депозиты. Фишер откровенно признался, что эта идея стара, как само банковское дело; в частности, он сослался на экономистов Чикагского университета Генри Саймонса, Фрэнка Найта и Пола Дугласа, которые подобную схему предложили двумя годами ранее. Однако о Фредерике Содди, который писал об этом еще в 1926 году («pound for pound banking» plan), он умолчал.

Исключение – уже упомянутый Фрэнк Найт, который опубликовал рецензию на работу Содди «Богатство, виртуальное богатство и долг» («Wealth, virtual wealth and debt», New York: E. P. Dutton & Co. 1926). Найт оценил работу Содди достаточно высоко, хотя и покритиковал за применение к экономике некоторых естественнонаучных принципов.

Однако отношение экономистов к работам Содди – это не главное. Главное, как отметил друг и коллега Фредерика Содди Эдвард Холлоуэй, заключается в том, что идеи Содди ставят под сомнение само понятие денег, как мы их теперь знаем, и есть мощные силы, которые вполне определенно настроены на то, чтобы эти идеи никогда не были реализованы. Мощные силы, выступающие против идей Содди, представляют собой как коммерческие банки, так весь финансовый сектор, ибо их средства к существованию зависят от возможности создания частных денег. Они никогда не будут «пилить сук, на котором сидят» и поэтому выступят против таких реформ.