председатель правления банка «Хованский», Дмитрий Карнеев– Основная активность банка «Хованский» сосредоточена на кредитовании юридических лиц. Какова стратегия работы банка в этом направлении?

– Главным конкурентным преимуществом небольших банков, к которым мы себя относим, по сравнению с банками-супермаркетами, является, как это ни часто в последнее время звучит, индивидуальный подход к клиентам. Главное, чтобы такой подход был не на словах, а на деле. У нас он выражается в более гибком и оперативном реагировании на изменение потребностей компаний в кредитовании. Стараемся разрабатывать нестандартные продуктовые решения и уделять внимание малейшим деталям в обслуживании, умеем идти клиентам навстречу в затруднительных ситуациях.

– Но ведь, если смотреть глубже, банки не всегда могут следовать только интересам клиента. Наиболее сложной представляется задача достичь баланса в соблюдении интересов и клиентов, и кредитующих учреждений.

– Действительно, будучи частным независимым банком, «Хованский» работает на рыночных принципах и может рассчитывать только на свои силы. Мы функционируем в очень конкурентной среде и не можем позволить себе ошибаться. Это угрожало бы интересам наших вкладчиков, акционеров, банку как организации.

Мы всегда строго придерживаемся взятых на себя обязательств. Одновременно мы ожидаем такого же отношения к договоренностям со стороны наших заемщиков. В связи с этим в некоторых случаях мы вынуждены проводить весьма жесткую кредитную политику, чем, кстати, давно известны в банковских кругах. Именно благодаря постоянной твердой кредитной линии банк чувствовал себя достаточно уверенно даже в нестабильный период 2008–2009 годов.

– Насколько жесткой должна быть кредитная политика банка, чтобы отстаивать свои интересы и выстраивать защиту от недобросовестных заемщиков?

– Все, кто сотрудничают с нами добросовестно, развиваются и зарабатывают. Когда компании, которые ты кредитуешь, достигают новых вершин в бизнесе, этим можно гордиться. Но если же мы видим в действиях заемщиков признаки мошенничества, тогда в их отношении возбуждаются уголовные дела. При этом мы не заинтересованы в судах, поскольку это дополнительные издержки, трата сил и времени, которые лучше использовать на созидание. Мы настаиваем лишь на возврате средств на законном основании. Оптимальный способ добиться этого – достижение компромисса с заемщиком. В противном случае остается установленная законом процедура.

Показателен недавний пример, когда мы выиграли очень серьезное судебное дело в Калининграде в отношении недобросовестной компании-заемщика. Примечательно, что банк «Хованский» был единственным из числа обманутых банков-кредиторов этого юрлица, добившимся возбуждения уголовного дела. Причем в этот пул входили кредитные организации из топ-10. Вследствие такой политики у банка, конечно, не могут не появляться враги.

Кстати, такая же позиция у нас и в отношении СМИ, которые по инициативе недоброжелателей банка публикуют недостоверную информацию, порочащую его репутацию. Не так давно в нашу пользу закончился судебный процесс против одного популярного делового журнала.

– И компенсацию вам выплатили?

– Да. Только для нас важнее, когда издание публикует опровержение.

– Если не секрет, на что направили полученные средства?

– На благотворительность. Мы давно поддерживаем строительство и реконструкцию православных храмов, выделяем средства на детский отдых в летних православных лагерях. Кстати, на международных конкурсах православных хоров наши подопечные постоянно занимают первые места.

– Возвращаясь к вопросу кредитования предприятий, расскажите, какие есть инструменты для повышения качества кредитного портфеля в сегодняшнем арсенале российских банков?

– Основной инструмент – это риск-менеджмент. В кредитном риск-менеджменте мы используем системный подход, а не просто ограничиваемся удовлетворением требований регулятора по резервированию, формальным использованием финансовых моделей. Риск-менеджмент должен начинаться тогда, когда клиент переступает порог банка. Кроме того, функции риск-менеджмента должны быть встроены в систему корпоративного управления всем банком. Тогда можно достичь эффективности в управлении кредитными рисками.

Нередко забывается, что основной капитал банка выражается не только в его материальном капитале, управление которым строится на математических моделях. Первоочередное значение имеет лояльность контрагентов: клиентов, персонала, государства. И как раз управление этой лояльностью является основой риск-менеджмента, и эту лояльность уже не опишешь математическим языком.

Сохранять высокое качество кредитного портфеля нам также позволяет консервативный подход к развитию бизнеса банка. Если потенциальный партнер покажется нам хотя бы отчасти подозрительным, мы не станем рисковать даже ради серьезной прибыли. Не для того мы провели банк через 20 лет, чтобы рисковать учреждением такого солидного, по российским меркам, возраста. В остальном речь идет о способности заемщика возвратить банку полученные средства в полном объеме и в срок. Бывает и так, что изначально кажется: заемщик на это неспособен. В таком случае, если он выразит подобного рода желание, мы готовы предоставить ему скорректированные варианты сотрудничества, разработать соответствующие бизнес-стратегии. И тогда, случается, неперспективная на первый взгляд идея превращается в прибыльный быстрорастущий проект.

Недавний мировой кризис показал, что банкам следует непрерывно держать руку на пульсе, мониторить ситуацию. Поэтому совершенствование процедур корпоративного управления и риск-менеджмента всегда должно быть в центре внимания. Основные опасения банковского сообщества во всем мире вызывают именно риски в кредитовании. В сегодняшних условиях банкам необходимо мобилизовать все свои ресурсы для обеспечения возвратов выданных кредитов и улучшения качества своего кредитного портфеля.

Такая политика позволила банку «Хованский» успешно работать в непростых условиях российского финансового рынка с 1992 года, при этом ни разу не сменив собственников и политики развития. Все экономические кризисы и потрясения мы успешно преодолели с первоначальной командой и становились только сильнее. Тут вспоминается фраза Ницше: «То, что не убивает нас, делает нас сильнее». Только хотелось бы не просто выживать, но и постепенно развиваться.

– Какие задачи ставятся перед «Хованским» на ближайшие несколько лет? Насколько вам сложно конкурировать с крупными банками?

– Мы нацелены на увеличение рыночной стоимости банка. Для нас важно поддержание высокой деловой репутации банка, которую мы каждодневными усилиями создавали все предыдущие годы работы. Мы стараемся соответствовать международным стандартам, следовать лучшей практике лидеров рынка.

Мы кредитуем предприятия различных отраслей. Активы банка с 1 апреля 2011 по 1 апреля 2012 года выросли на 12%. Мы не гонимся за экстенсивным развитием. Расширение бизнеса должно происходить адекватно возможностям. Если мы не можем обеспечить высокие стандарты обслуживания, мы никогда не станем открывать не то что филиал, но даже операционную кассу. Однако это не значит, что у нас нет амбиций, – они есть, но лежат вне сугубо количественных параметров роста.

Это особенно важно в свете того, что сейчас рынок приближается к моменту, когда конкуренция сосредотачивается не в области процентных ставок, а в скорости рассмотрения заявок, оперативности принятия решений и гибкого отношения к клиенту. Это признают даже государственные банки. Ценовые параметры чаще отходят на второй план. Нередко выигрывает тот, кто в более короткий срок готов принять решение о выдаче кредита.

В целом же все виды кредитных учреждений востребованы экономикой, и слово «симбиоз» к этой ситуации подходит куда больше, чем слово «конкуренция». При этом риски есть как у небольших кредитных организаций, так и у крупных – чего стоит только история с subprime-ипотекой и крахом крупнейших американских банков.

– Какая роль в российской экономике отведена сегодня небольшим частным банкам?

– Важно помнить, что по-настоящему мощный экономический рывок государства в целом невозможен без значительного количества таких кредитный организаций, способных на месте, с учетом не просто региональной, а городской, районной специфики обеспечить и банковское обслуживание, и движение инвестиционного ресурса. Так, например, в период наибольшего роста экономики США, когда страна осваивалась от океана до океана и выходила на передовые позиции, на ее территории работали тысячи банков: в каждом городе, на каждой станции строящихся железных дорог. И они очень успешно насыщали экономику инвестициями, шедшими из британских банков, в то время крупнейших в мире. Отсутствие у нас собственных региональных банков, полное доминирование в регионах, особенно небогатых, филиалов московских банков – вот это может настораживать, это опасный симптом, который сильно затрудняет устранение региональных диспропорций в развитии.

– Как вы считаете, будут ли российские предприятия активнее использовать кредитование для развития бизнеса в текущих экономических условиях, или пока им стоит больше рассчитывать на свои силы и средства?

– Предприятия используют ресурсы в таком количестве, которое они способны эффективно абсорбировать, «переработать» для выгоды своего бизнеса. Обеспечить больше денежных вливаний тем или иным путем несложно, банки как каналы подобного рода распределения от этого только выиграют. Но готовы ли предприятия освоить больший объем инвестиций? История показывает, что далеко не всегда. Но в целом, в российских условиях банковский кредит как источник инвестиций предпочтительнее опоры на собственные средства предприятий или заимствования на рынке ценных бумаг. Банковские кредиты не идеальны, но они легче поддаются контролю, легче регулируются, они дисциплинируют и инвестора, и инвестируемого и, что не менее (если не более) важно, отсекают от процесса «чистых» спекулянтов.