Александр Панков, президент Rietumu– Как, на ваш взгляд, складывается сегодня ситуация в европейской экономике?

– Фундаментальных изменений там не происходит. Прирост ВВП по всем странам ЕС в целом до конца 2012 года будет колебаться в районе нулевой отметки. У лидеров союза, в первую очередь у Германии и Франции, будет отмечен небольшой, но рост. Экономики этих стран в большой мере самодостаточны и сохраняют потенциал развития.

Арьергард еврозоны: Греция, Испания, Италия, Португалия – уйдет в минус. Будут успехи у некоторых малых стран. Например, замечательно на общем фоне будет выглядеть Латвия. Однако в общеевропейском «котле» доля латвийской экономики, увы, настолько мала, что не окажет никакого влияния на общую картину.

Нынешний кризис обнажил всю остроту проблемы госдолга, и самый яркий пример тому – Греция. Какое продолжение, по-вашему, будет у этой истории?

– Очевидно, что история с Грецией по природе своей «многосерийна». Используя аналогию с телесериалами, надо сказать, что мы посмотрели только несколько первых серий.

Простых решений в сложившейся ситуации быть не может. Если говорить о Греции, то к концу года «афинский вопрос» вновь окажется в общеевропейской повестке дня. Станет очевидно, что греческое правительство не сможет в полной мере соблюсти соглашения, достигнутые с международными кредиторами. Наверняка потребуется финансовая помощь и некоторым другим государствам Европы. Пока комплекс этих вопросов будет дебатироваться, рынки накроет высокая волна эмоций, которая докатится до всех – и до профессиональных инвесторов, и до рядовых европейцев.

Однако ничего страшного при этом не случится. Не произойдет и ничего нового. Проблема будет решена при помощи монетарных инструментов, как это уже было сделано в начале года.

Можно ли вообще найти фундаментальное решение проблемы высокого госдолга стран еврозоны?

– Проблемы еврозоны состоят не столько в большом объеме долгов, сколько в медленном процессе принятия общих решений. Каждый значимый вопрос обсуждают представители 27 стран. В таком большом коллективе всегда кто-то против, кто-то сомневается, у кого-то особое мнение. Подобная ситуация обильно питает политические дискуссии, наполняет новостями ленты информагентств, интернет-страницы и ТВ-программы. При этом пауза, которая длится от момента констатации проблемы до ее решения, неизбежно провоцирует нервозность на рынках.

Возможно, Европе следовало бы присмотреться к США, где в подобных ситуациях монетарные решения принимаются в максимально сжатые сроки. А как мы знаем, рынок всегда пристально следит за способностью властей оперативно реагировать на ситуацию и принимать нужные решения. Поэтому пока борьбу за статус «тихой гавани» для капиталов Европа проигрывает.

Да, ЕС движется к централизации, что в будущем предполагает и общеевропейское правительство, и более широкие полномочия для Центробанка. Но темпы движения в этом направлении не поспевают за потребностями сегодняшнего дня.

В целом происходящее можно охарактеризовать так: Европа пока просто покупает время, за которое она надеется успеть провести в жизнь кардинальные меры. Следствием такой политики будет серьезное усиление в ЕС государственного регулирования финансовой сферы.

Латвия: рост на еврофондах и инвесторах

Какой тактики в этих условиях следует придерживаться Латвии?

– Свой путь наша страна выбрала еще в 2004 году, когда вступала в ЕС. И на сегодняшний день никаких других вариантов в повестке нет. Нам нужно глубже интегрироваться в общеевропейский рынок, повышать конкурентоспособность и страны, и бизнеса.

Когда Латвия станет членом еврозоны?

– Латвия уже готова вступить в еврозону в запланированные сроки – с 1 января 2014 года. Если на общеполитическом уровне не будет принято каких-то иных решений, так оно и случится.

Некоторые аналитики предсказывают Латвии длительную стагнацию. Согласны ли вы с таким прогнозом?

– Если говорить о том, с чем каждый житель страны сталкивается ежедневно, то выходит, что за каких-то пару месяцев бензин на заправках подорожал на 10%, и тренд к росту цены на горючее сохраняется. Любопытно при этом, что автомобильные пробки в Риге становятся все длиннее. Далее, статистика утверждает: только в январе продажи новых машин выросли на 45%. Причем автомобили у нас по-прежнему, как и в докризисные времена, любят большие, крупногабаритные.

А вот еще факт. Кредитный портфель нашей дочерней компании InCredit Group, которая концентрируется в ритейл-сегменте и имеет там большой опыт, растет, опережая прогнозы. Мы видим: люди снова готовы брать кредиты на покупку товаров, машин, жилья, другие цели, и потому приняли решение вдвое увеличить кредитную линию этой компании. Это, что называется, наблюдения на бытовом уровне.

Латвийский экспорт в прошлом году увеличился на 30% – это третий показатель в Европе. Наша экономическая активность в первую очередь связана с доступностью еврофондов. С момента запуска этих программ в 2004 году Латвия освоила уже 6,5 млрд. евро. А нам пока говорят: плохо осваиваете, надо бы побольше.

Очень правильно говорят. За последние четыре года совокупный кредитный портфель банков ежегодно сокращается примерно на миллиард латов. Это является результатом и возврата кредитов, и списаний по ним. Получается, что деньги изымаются из латвийской экономики.

В этой ситуации фонды ЕС – отличное «горючее» для нашей небольшой экономики, и, пока оно нам доступно, нет оснований говорить о стагнации.

Как вы считаете, оправдала ли себя экономически программа «Вид на жительство в обмен на инвестиции»?

– Оправдала и продолжает оправдывать. Эта программа вообще может служить примером разумного государственного решения, рассчитанного на длительную перспективу.

Мы видим, что практический интерес к получению вида на жительство в Латвии растет. Уверен, что со временем число таких «жителей» будет исчисляться десятками тысяч.

Уже сегодня деньги «новых европейцев» ощутимо поддерживают латвийскую экономику. Поговорите с любым специалистом по недвижимости, и вам станет понятно, что продажи сегодня во многом возможны благодаря таким клиентам.

Противники программы выдвигают аргумент, что такие инвестиции не развивают экономику...

– Не согласен. Латвийское иммиграционное законодательство «скроено» под представителя среднего класса. Эти люди не только заплатили некую абонентскую плату за вид на жительство, но и ходят в местные магазины и рестораны, заливают в баки машин наш бензин, пользуются услугами сервиса, ходят в театр и в поликлинику. Все это увеличивает внутренний спрос, доходы торговцев, бизнеса, соответственно развивает экономику.

Очевидно и то, что уровень доходов обладателя «инвесторской визы», а соответственно и их трат, в разы превышает расходы «среднего» латвийского потребителя. По сути 20 тыс. жителей-инвесторов эквивалентны 200 тыс. «потомственных жителей».

Не забывайте и то, что каждый такой инвестор становится другом Латвии, носителем и распространителем позитивной информации о нашей стране. А это уже инвестиции в будущее.

То есть, по-вашему, окно возможностей для инвестора должно сохраняться?

– Иммиграционное законодательство в нынешнем виде выгодно даже его критикам. В конце концов, именно на этом они зарабатывают политические очки.

Законодательство страны тем лучше, тем совершенней, чем реже оно меняется, – посмотрите на Великобританию, где работают правовые акты XVI–XVII веков и это всех устраивает. Общество, конечно, способно адаптироваться к переменам. Но постоянные изменения всегда нервируют и, в конце концов, действуют контрпродуктивно.

Ожидает ли Латвию повторение кредитного «бума»?

– Несомненно, кредитование будет развиваться. Но это будет уже совсем другой сценарий. В так называемые «тучные годы», когда шла неограниченная раздача денег направо и налево, в стране не было сдерживающих этот процесс инструментов, следствием чего и стал обвал рынка. Сегодня такие инструменты есть. Введены новые налоги, приняты новые законы, регулирующие кредитование, способные затормозить его, прямо или косвенно. Прежних скоростей нерегулируемого кредитного рынка нам больше не развить, но надо ли их достигать?

Кредитование и в дальнейшем будет соотноситься с экономическими циклами, зависеть от них, показывая больший или меньший прирост.

Небоскреб в кармане джинсов

Как вам видятся дальнейшие процессы в банковском секторе Латвии?

– Та часть его, которая ориентирована на экспорт финансовых услуг и капиталов, будет и дальше динамично развиваться. Если говорить о тех банках, которые ориентированы исключительно на внутренний рынок, ситуация выглядит несколько иной.

Некоторые коллеги подсчитали, что если взять все работоспособное население Латвии, вычесть тех, кто уже имеет кредитные обязательства, и тех, кто занесен в регистр «плохих кредитов», то останется примерно 60 тыс. потенциальных заемщиков. Вот эту группу и будут «делить» между собой банки, развивающиеся на внутреннем рынке.

Согласитесь, цифра получается невзрачная и не воодушевляет. Поэтому в этом сегменте банковского сектора мы можем увидеть новые слияния. Это более логично, чем пытаться всем вместе «распахивать» одно и то же маленькое и каменистое поле.

Крупные розничные банки запустили процесс закрытия филиалов. Rietumu сделал это уже давно. Какой вам видится «банковская карта» Латвии в будущем?

– Сворачивание филиальных сетей – это естественный процесс, адаптация к новым реалиям. Стремительно развиваются технологии. Все большее число клиентов совершает операции удаленно. Закрытие филиалов не свидетельствует о том, лучше или хуже идет бизнес. Это объективный процесс, и «лишние» филиалы неизбежно исчезнут с «банковской карты».

Универсальным инструментом для коммуникаций станет мобильный телефон. При его помощи люди станут делать покупки, заключать сделки, используя электронную подпись, будут пользоваться им как универсальной кредитной картой, в режиме онлайн получать консультации персональных банкиров и т. д. Многое из этого у нас уже реализовано. Дело за малым: интегрировать эти услуги и технологии, нанизать их, как бусы, одну за другой в одном устройстве.

Через пару-тройку лет психологическое восприятие радикально изменится. Помпезные банковские небоскребы, доминирующие сегодня в сознании людей, волшебным образом уменьшатся, чтобы поместиться в карман ваших джинсов. Портмоне и кошельки, наконец, перестанут пухнуть от пачек разнообразных пластиковых карт, а фотографии близких в них уже никогда не будут мятыми.

Экспорт капитала: Россия, Скандинавия, Беларусь

Rietumu, выражаясь вашими словами, работает на экспорт услуг и капиталов. Как и на каких рынках вы выстраиваете свою стратегию развития?

– Сегодня Rietumu сосредоточен на Скандинавии, Балтии, России, Беларуси, – это понятные для нас рынки. В основе нашей стратегии лежит четкое понимание того, что нам доверены средства клиентов, и мы должны ими распоряжаться ответственно и разумно. Поэтому мы были, есть и будем консерваторами в самом хорошем смысле этого слова. В повседневной жизни такой подход заставляет нас при принятии каждого решения находить лучший баланс между надежностью проектов и их доходностью.

Но есть еще один критерий, который мы учитываем наравне с первыми двумя. Лучше всего объяснить на примере. Один из наших клиентов недавно приобрел месторождение золота в Южной Африке. Провел геологическую разведку, документально подтвердил наличие запасов драгметаллов, получил необходимые лицензии, выставил его на продажу. При вложениях в 30 млн. планирует выручить, скажем, 200. Для него этот бизнес абсолютно понятен, он занимается схожими проектами много лет.

Для меня, как и для многих, ЮАР – прекрасная страна, дикая природа, сильная промышленность – жемчужина африканского континента. Однако оценить риски бизнеса в ней мне объективно сложно. Так что в этот проект мы с нашим клиентом не пошли. А если он, например, решит построить торговый центр в Москве или Санкт-Петербурге, мы наверняка выступим его партнером. Почему? Для Rietumu это будет понятный проект на хорошо известном рынке, там, где мы работаем 20 лет. Я бы охарактеризовал эту категорию как персональное понимание риска.

Ясно, что чем быстрее для нас станут понятными рынки, скажем, Британии, Германии, Китая, тем большему числу наших клиентов мы сможем оказать там поддержку, что в конечном итоге сделает бизнес банка устойчивее, даст нам в руки большее количество инструментов получения прибыли.

Вот почему мы не стоим на месте. Активно следим за ситуацией в других странах. Готовимся к различным пилотным проектам. Начали осваивать Китай. Поскольку многие клиенты торгуют с Китаем, у нас есть хороший опыт работы по документарным операциям. Идем дальше: в Шанхае открылся офис нашего партнера RB Investments.

Среди «своих» рынков вы упомянули Белоруссию. Для европейского обывателя ситуация в этой стране выглядит драматично: произошла девальвация, введены санкции ЕС. Вас это не тревожит?

– Да, за десять месяцев прошлого года белорусский рубль подешевел на 190%. И мы знаем, что решение «отпустить» курс нацвалюты далось белорусским властям непросто. Но это был мужественный и абсолютно рыночный шаг. Благодаря этому установился близкий к объективному рыночный курс белрубля – как баланс между спросом и предложением. Вырос белорусский экспорт. Доходы жителей подтягиваются к новому уровню цен.

Поскольку импортная составляющая в белорусском потреблении сравнительно невелика, в долгосрочной перспективе такое решение было грамотным и нужным. Этим шагом власти показали, что идут по пути снижения государственного регулирования экономики.

Если говорить о тех санкциях ЕС, которые действуют сегодня, то от них в большинстве своем сильно не пострадают ни наши клиенты, тесно сотрудничающие с белорусскими предпринимателями, ни белорусская экономика в целом. Беларусь – самодостаточная страна, способная обеспечить себя всем необходимым.

Таких моделей экономики в мире немного. Если вы зайдете в минский ГУМ, то увидите там и холодильники, и телевизоры, и пылесосы, и прочую бытовую технику белорусского производства. Конечно, это и не high-end, в смысле дизайна и качества, но, тем не менее, в Белоруссии «все есть», что и обеспечивает ее независимость от импорта.

Главная проблема в экономике наших соседей – энергоресурсы. Имей они, к примеру, собственную современную АЭС, они бы стали в значимой степени более автономными.

Россия – еще один ваш рынок. Что происходит сегодня в российской экономике?

– Тон всему задают высокие цены на энергоносители. Россия, прежде всего, – мировой поставщик ресурсов, таких как нефть и газ, сырье. Лучшего источника пополнения для бюджета еще никто не придумал. Текущие поступления от продажи от нефти обильны и превышают запланированные бюджетом параметры. Если мы посмотрим на российскую экономику, то увидим, как при повышении цен на нефть соответственно растут биржевые индексы, повышается позитивный настрой инвесторов.

При этом у российских лидеров есть понимание и намерение постепенно перейти от сырьевой экономики к другой модели. Нынешний поток нефтедолларов для этого энергично используется. Деньги направляются на создание современной инфраструктуры, реконструкцию дорог и т. д.

В России устойчивая политическая власть, нравится она кому-то или нет. Для бизнеса это безусловный плюс. Потенциал России огромен. Там динамичная, развивающаяся экономика, куда приходит множество западных инвесторов. Мы в их числе – с той лишь разницей, что работать на российском рынке Rietumu начал давно, и сейчас, поддерживая своих клиентов, мы наращиваем свое присутствие.

Инвестировать в рождаемость

Какие факторы будут влиять на мировую экономику в среднесрочной перспективе?

– Демография. Что касается Европы, и, разумеется, Латвии, проблема уже очевидна. Она стоит на повестке дня и в России. Не избежит демографических коллизий и Китай, давно реализующий политику: одна семья – один ребенок.

Классическая демографическая модель имеет вид трапеции, где внизу, в основании, самый большой слой составляют работающие, над ними находятся дети, и только в самом верху – пенсионеры. Эта модель сохранилась в Бразилии, Аргентине, африканских странах. В Европе и России эта диаграмма уже напоминает четырехугольник, где число пенсионеров приближается к количеству работающих. Если сегодня в Германии этот коэффициент составляет немногим более 2, то к 2030 году ожидается его снижение до 1,4, а в России – уже 1,5. Все это влияет на экономику самым непосредственным образом.

Что касается Латвии, то у нас формируется уже перевернутая трапеция, где число пенсионеров растет быстрее, чем работающих. По официальной статистике, у нас самое маленькое в ЕС число детей на одну женщину репродуктивного возраста – 1,3. Тогда как во Франции, Великобритании, Швеции этот показатель еще держится на уровне 2,0.

Если сравнить демографическую ситуацию со светофором, то в Латвии мигает красный, в России загорелся желтый, который вот-вот зажжется по всей Европе.

То есть пенсионная система рискует превратиться в финансовую пирамиду? Какое решение, на ваш взгляд, тут наиболее разумно?

– Самый реалистичный и быстрый способ решения проблемы – иммиграция. Но она не панацея. Иммиграция создает риски, с которыми уже столкнулась Европа – от нежелания и неумения иммигрантов работать до этнических, религиозных, культурологических конфликтов.

На практике каждая страна ищет свой рецепт. Латвия пока его, к сожалению, не нашла. Скажу как человек бизнеса: сегодня Латвия на одного ребенка за первые 18 лет его жизни в среднем тратит около 100–120 тыс. евро. Было бы разумно отчасти перераспределить эти средства и платить семье, например, при рождении первого ребенка 5 тыс. евро, при рождении второго – 10 тыс. евро, третьего – 15 тыс., что стало бы реальной мотивацией к повышению рождаемости. Уверен, это будет наилучшая инвестиционная программа, реализованная нашей страной.

Ай Ти оптимизм

Что, на ваш взгляд, обладает наибольшим потенциалом развития?

– Наибольший оптимизм вызывает развитие электронной коммерции. Безусловные лидеры рынка e-сom, оборот услуг и товаров на котором составляет по $200 млрд. и евро соответственно, сегодня США и Европа. И у нас, и в Америке рынок прибавляет по 15–20% в год. Бурно электронная коммерция развивается и в России – здесь темпы роста выше: 30–40% в год. К 2015 году он перешагнет рубеж в $30 млрд., сохранив при этом огромный потенциал последующего роста.

Электронная торговля – это новые требования к логистике и доставке товаров, мощный стимулирующий рычаг по дальнейшему упрощению и универсализации таможенных инструкций и правил в мире, дрожжи для быстрого развития всего сегмента IT.

Каждое новое поколение, приходящее в жизнь, а значит, и в Интернет, покупает там больше предыдущего. Для многих молодых людей обычные магазины становятся анахронизмом, пережитком прошлого. Они не понимают, как можно тратить на шопинг столько времени и приобретают в сети все: от билетов на концерт до обуви.

Для бизнеса торговля в Инете – это возможность иметь всемирную витрину для своих услуг или продуктов – причем на самых выгодных и недорогих условиях. Роль банка в этом трудно переоценить. Мы готовы помочь и помогаем нашим клиентам выстроить правильную модель бизнеса в электронной среде. Что это означает? С нашей поддержкой все вопросы надежности, безопасности, точности электронных расчетов, а также вопросы рентабельности и эффективности клиент может считать для себя закрытыми.

Так вышло, и, поверьте, далеко не случайно, что именно Rietumu стал сегодня удобной и понятной дверью для российских компаний на европейский, а для европейских компаний – на российский рынок e-com.