руководитель дирекции кассовой техники «Инпас Компани» Владислав Ворошин– Скажите, Владислав, насколько в настоящее время актуален вопрос оборачиваемости монеты?

– Не секрет, что российская монета из-за своей низкой покупательной способности, сильно девальвирована в сознании рядовых потребителей как платежное средство. Монета копится на тумбочках в наших прихожих, оставляется на кассах и прилавках, ссыпается «на потом» в дальние углы – только чтобы не таскать в кошельках лишнюю тяжесть, не имеющую при покупках сколь-нибудь серьезного смысла. Масштабность этой проблемы такова, что возникает парадоксальная ситуация: Банк России четко выпускает в обращение такой объем монеты, который должен полностью удовлетворять потребности рынка. Но крайне низкая оборачиваемость, обусловленная нежеланием граждан и организаций заниматься ее сбором и последующей сдачей, приводят к реальному дефициту разменной монеты. Подобные жалобы я в последнее время неоднократно слышал и от ритейлеров, и от CIT-компаний. И это при росте монетной массы за счет дополнительного выпуска на 25,1% только за первые девять месяцев 2011 года.

– Не кажется ли Вам, что столь низкая оценка покупательной способности монеты несколько субъективна?

– Давайте обратимся к официальным источникам информации. В частности, к официальной статистике Банка России, которая актуализирована на 01.10.2011. Что мы видим? В единицах обращения (банкнота/монета) монета занимает 88,7% денежной массы. При этом в суммарном выражении это всего лишь 0,7%. И если в структуре оборота банкнот наиболее «емкие» номиналы в 5000 рублей и 1000 рублей занимают количественно 12% и 36% соответственно, то в структуре оборота монеты номиналы в 10 рублей и 5 рублей имеют всего по 4%. А остальное? Остальные 92% монеты – номиналы менее 5 рублей, которые мы собственно и спешим вытряхнуть за ненадобностью из наших кошельков. И уж точно не спешим куда-то регулярно сдавать…

– Каким Вам видится решение этой проблемы?

– Это сложный вопрос, требующий комплексного подхода. Самым простым, с точки зрения рядового пользователя, конечно, было бы повышение покупательной способности монеты за счет вывода из обращения мелких номиналов. Например – до рубля. Думаю, что данное решение поддержал бы и непосредственный производитель. Себестоимость выпускаемой монеты является закрытой информацией, однако ориентируясь на данные зарубежных источников, можно с большой долей уверенности говорить о нулевой, если не отрицательной рентабельности «копеечных» номиналов. Но, увы, не все так просто. Вопрос дальнейшей жизни «копеечки» жестко увязан на ряд экономических и внутриполитических факторов. В частности – на действующую систему методики расчетов и налогообложения. Более актуальным и достижимым представляется другой путь – за счет комплексного подхода к автоматизации сбора и последующей обработки монеты. Уже сейчас на российском рынке появляются первые устройства самообслуживания, позволяющие принимать монету от физических и юридических лиц с он-лайн-зачислением на счет. Такие устройства могут устанавливаться не только во внутренних структурных подразделениях кредитных организаций, но и непосредственно на территории крупных торговых и офисных центров с удаленными каналами связи. Данный подход, как и любое другое масштабное начинание, требует весомой поддержки и четкой координации действий. Здесь в роли флагмана и движущей силы смог бы выступить Центральный Банк как регулятор, подталкивающий кредитные организации к развитию и применению новой технологии.

– Но неужели для кредитных организаций нет прямой выгоды от внедрения систем автоматизированного приема монеты? И требуется некое директивное управление процессом?

– Конечно, прямая выгода есть. Сейчас кредитные организации несут значительные транзакционные издержки на приеме и первичной обработке монеты, сдаваемой на фронт-офисе. Это и временные потери, снижающие скорость клиентского обслуживания, и затраты на закупку и эксплуатацию парка соответствующего оборудования. Это – инкассационные затраты, поскольку масса и объем вывозимой из крупного ритейла монеты – весьма внушительны. Если же говорить о приобретаемых выгодах, то, помимо сокращения издержек и разгрузки фронт-офиса и инкассации, кредитные организации получают увеличение остатков на счетах клиентов за счет он-лайн-зачисления сдаваемых средств и, как следствие, рост объемов и периодичности операций по счетам. Поэтому, когда я говорил о желаемой управляющей роли Центробанка, то не имел в виду, что это единственный аргумент в пользу новой технологии. Свою выгоду банки смогут оценить самостоятельно. Но это, пожалуй, единственный способ масштабного внедрения технологии на наш рынок в конкретные сроки. Должный эффект можно получить лишь при массовом и регламентированном по срокам выводе систем автоматизации приема монеты.

– Скажите, а готовы ли российские компании, работающие на рынке банковского оборудования, обеспечить поставки оборудования и технологий на альтернативной основе.

– В настоящее время практически все серьезные игроки данного рынка имеют свои решения в области автоматизации приема монеты. Думаю, что потребителям не нужно представлять таких производителей, как Glory, Reis, Scan Coin, CTcoin, а также их российских дистрибьюторов. Таким образом, уже сейчас сформирована адекватная конкурентная среда, позволяющая банкам сделать свой выбор. И мы, «Инпас Компани», здесь не исключение. Мы всегда стараемся держаться «в векторе» инновационных технологий и всегда можем предложить клиентам современные комплексные решения.

– А какие тенденции в сфере оборота монеты Вы взялись бы спрогнозировать на ближайшие годы?

– На ближайшие три–пять лет я бы рискнул говорить о нескольких ключевых тенденциях. Во-первых, об автоматизации процессов за счет массового внедрения устройств самообслуживания, о чем мы собственно и говорили. Во-вторых, выход на российский рынок ресайклинговых устройств, работающих как с банкнотой, так и с монетой. Ну, и в-третьих, внедрение в кредитных организациях и CIT-компаниях крупных узлов поточной обработки монеты. А насколько реалистичны эти прогнозы, надеюсь, мы увидим в ближайшее время.