- Закончился деловой сезон, одновременно, сезон парламентский. Если подводить итоги в области финансового законотворчества – что сделано и что осталось на повестке дня? И вообще – удовлетворены ли вы тем, как модернизировалось финансовое законодательство?

- И да, и нет. Скажу так: 2010-й год с точки зрения развития правовой базы финансового рынка был довольно продуктивным. Но недостаточным, чтобы сказать: сегодня финансовое законодательство адекватно реалиям и потребностям рынка.

Принципиальный «прорыв» - принятие закона о национальной платежной системе. Он вызывает критику, он, наверное, небезупречен, в нем можно найти много лакун. В том числе и наши предложения, предложения Ассоциации региональных банков России учтены не все. Однако следует признать: сам факт принятия такого закона знаково важен. Остальное будем нарабатывать, что называется, «по ходу».

Еще один важный момент – мы, наконец, сдвинулись с «мертвой точки» в области депозитарной деятельности. Практически отрегулирован институт единого депозитария. А это значит, что на пути махинаций с собственностью, ущемляющих права миноритариев, поставлен серьезный препон. В сегодняшней России средний человек не может быть акционером какой-то компании. Вернее, может, но придет некто сильный и отнимет. Это ненормально. Любая современная социально-экономическая система обретает устойчивость не за счет десятка олигархов, а за счет сотен тысяч акционеров-миноритариев. Но государство должно обеспечить защиту их прав.

Удалось продвинуться в деле замены бумажной отчетности на электронную. Я уже говорил на этот счет: давайте побережем и наши леса, и наши нервы. XXI век, рассуждаем о глобализации, модернизации и инновациях и параллельно заставляем банкиров сдавать в регулирующие органы килограммы бумаг.  Ощущение, словно, кроме Твиттера, наши власти компьютер не используют.

…В принципе, подвижки есть. Однако по-прежнему, на наш взгляд, в финансовом законодательстве зияют «прорехи».

- Давайте назовем основные из них…

- Законопроект о секьюритизации. Я повторял и буду повторять: этот институт чрезвычайно важен для того, чтобы обеспечить банкам возможность привлечения долгосрочных финансовых ресурсов. К сожалению, многие отмахиваются: мол, секьюритизация – чисто банковское внутреннее дело. Но это далеко не так! На самом деле, этот законопроект имеет огромное социальное значение. От него – прямой шаг к решению жилищного вопроса в России. Секьюритизация – это способ обеспечить ресурсами ипотеку. А как не ругай ипотеку, как не сетуй на высокие ставки – другого способа улучшить свои жилищные условия у массы россиян нет и не предвидится.

Однако популистам этот законопроект кажется слишком «скучным», чтобы рассматривать его до выборов. Легких политических «очков» на нем не заработаешь.

Также «завис» законопроект о деривативах. По-прежнему остается в вечных «заложниках» законопроект о потребительском кредитовании. О законопроекте о личном банкростве я уже не уговорю: его озабоченные выборами и «имиджем» в глазах избирателей политики боятся как черт ладана.

На повестке дня – налоговые льготы для россиян, вкладывающих деньги в ценные бумаги на средние и долгие сроки, то есть реально инвестирующих в экономику.

Полностью обзор «лакун» финансового законодательства я не так давно дал в своей статье «Недоделки».

- Из «непарламентских» подвижек чтобы вы отметили?

- В принципе, сделано многое. Но, чтобы, не растекаться мыслью по древу, я бы хотел остановиться на двух самых принципиальных вещах. Первая – минувшей зимой достигнут компромисс в вопросе о планке минимального собственного капитала российских банков – «компромисс-300». Тем самым нам удалось оставить открытой «дверь» в будущее для большинства малых и средних российских банков. Второй момент, в продолжение первого – еще несколько лет назад я выступал с идеей сформировать фонд капитализации малых банков России. И вот в мае-июне идея воплотилась в реальность: правительство России, ВЭБ и IFC учредили такой фонд. То есть, с одной стороны, мы придержали закрывающуюся дверь, с другой – показали малым банкам, где можно купить «входной билет». Надеюсь, этот механизм станет эффективным.

- Но многие полагают, что до исхода парламентских и президентских выборов в России западные партнеры ограничатся лишь декларациями, а не реальными вливаниями…

- Да, выборы становятся фактором, когда прагматизм часто вынужден отступить на задний план, а вперед выходят либо популизм, либо чрезмерная пугливость… Знаете, есть вещи, которые можно назвать естественными, природными законами развития. Их можно затормозить, их можно некоторое время нарушать. Но их нельзя игнорировать бесконечно долго. Здравый смысл все равно возьмет верх, рано или поздно. Как сказал один мудрец, можно бесконечно долго обманывать малое количество людей. Можно некоторое время обманывать весь народ. Но нельзя бесконечно долго обманывать целый народ… Вот так и со здравым смыслом. Он торжествует. В этом плане я оптимист.

Хотя, конечно, некоторые явления нашей экономической политики начинают напрягать.

- Например?

- Понимаете, дело не в конкретных решениях или желаниях отдельных политиков или ведомственном эгоизме отдельных учреждений… Дело в векторе, по которому мы движемся.

Увеличена нагрузка отчислений с фонда оплаты труда – с 26% до 34%. Российский союз промышленников и предпринимателей, другие общественные объединения сумели отсрочить это повышение, но оно все же состоялось. В последние 5-6 лет российский бизнес лишь начал приобретать вкус к «белому» существованию, как его отправляют в налоговый нокаут.

И вот второе явление из того же ряда: в России вновь обсуждают проект перевода к прогрессивной шкале налогообложения. Внешне все выглядит благопристойно и максимально «социально»: освободим от налогов малоимущих, усилим нагрузку на богатых. Прекрасное «блюдо» к выборам. А что это будет означать на практике? Многие россияне сами попросят своих работодателей, и так подумывающих о том, чтобы снова нырнуть в «тень», о переводе на «черные» зарплаты».

Вопрос: это недомыслие или это такая политика? Складывается ощущение, будто Россию признали безнадежно больной и решили напоследок выжать последние фискальные крохи. Но если это так, то каким образом это вяжется с идеей модернизации, идеей мирового финансового центра?

Впрочем, с модернизацией и так много вопросов. До сих пор нет четкой концепции создания ресурсов для ее осуществления. А имя этому ресурсу – деньги. Научная база у России, несмотря ни на что есть. Инновационные инициативы рождаются. Нужны деньги, как и на любую стройку, недостаточно лишь архитектурного эскиза, нужны деньги, чтобы купить цемент, кирпич, арматуру. Модернизация без участия банковского, биржевого рынков – нереально. Время, когда модернизация экономики проводилась силами сотен тысяч узников ГУЛага, - прошло, слава богу.

На мой взгляд, необходимы две принципиальные вещи. Первая – обеспечить возможность банкам привлекать «длинные ресурсы». Вторая – обеспечить предприятиям комфортные условия для того, чтобы пользоваться этими ресурсами. Две стороны одной медали. Без них модернизация останется лишь политическим лозунгом.

- Сегодня все большее количество людей говорит о риске второй волны кризиса. В частности, риск технического дефолта в США дал многим повод предрекать финансовый коллапс. С учетом этого не получится ли все разговоры о развитии умозрительными?

- О том, какие последствия может вызвать технический дефолт в Америке и я, и многие другие эксперты уже много говорили. Надо понимать и четко представлять себе, что будет, если… К сожалению, на теме дефолта сегодня много спекулируют и пытаются раздуть пожар… Надо столь же четко понимать, что это «если» носит очень теоретический характер. Технический дефолт в Америке практически нереален. И вопрос этот уже целый месяц «висит» открытым отнюдь не по экономическим причинам. Все дело…

- В выборах?

- Совершенно верно. Мы с вами говорили о том, что будущие выборы  оказывают огромное влияние на законотворческие процессы у нас. Но давайте вспомним, что в Америке тоже предстоят выборы. Сегодня республиканцы «тормозят» Бараку Обаме вопрос о повышении планки госдолга вовсе не потому, что они жаждут коллапса на финансовом рынке. Идет жесткий торг, в ходе которого республиканцы требуют радикально урезать социальные программы. И причина понятна: это будет жестокий удар по рейтингу администрации демократов. Перед Обамой поставлен выбор: увести Америку из-под финансового цунами, пожертвовав своим политическим рейтингом, или действовать по принципу «тонуть, так вместе». Сложнейший выбор для политика. Но, уверен, в конечном счете Обама примет ответственное решение. Так что тема «американского дефолта» - это скорее вопрос политической жизни Америки, чем финансовой жизни всего мира. Полагаю, примерно 20-30 июля политический торг в США закончится принятием решения об увеличении верхней планки госдолга Америки.

Другое дело, что «долговая болезнь» как в США, так и в Европе остается самой значительной угрозой финансовой системе всего мира.

- Давайте попробуем коротко обозначить основные планы Ассоциации региональных банков России на новый деловой сезон…

- 1-4 сентября мы проводим традиционный банковский саммит в Сочи. Он станет чем-то вроде «лоции» на сезон: будут определены позиции банковского сообщества и регулятора, мы сверим часы, выявим, где есть понимание, а где – противоречия. В конце сентября проводим в Москве 6-ю международную конференцию «Банковские карты: эффективный бизнес». В конце октября планируем принять участие в российско-американском экономическом форуме. Будут обсуждаться вопросы вступления России в ВТО и, в том числе, необходимо просчитать последствия для нашего банковского рынка. Кроме того, я планируют в ходе этого форума уточнить позиции американских инвесторов в вопросе докапитализации малых и средних российских банков.

В сентябре-декабре мы предполагаем провести ряд рабочих «круглых» столов по отдельным вопросам банковской деятельности. Несмотря на «выборную» конъюнктуру будем «дожимать» те законопроекты, о которых мы уже говорили. Необходимо также начать «освоение» такой темы как Базель-3. Понятно, что рано или поздно переход на эти стандарты будет актуальным для российских банков…