Даг Кейси о том, как сохранить капитал в период экономической депрессии

В сегодняшнем инвестиционном мире нет ничего дешевого. Финансовые активы чудовищно переоценены из-за того, что правительства по всему миру создавали и продолжают создавать триллионы валютных единиц. Тем временем, реальные доходы падают у работающих, а значительная часть населения не работает или работает не полный рабочий день.

Следующая глава этого печального романа покажет нам быстрый рост потребительских цен. В начале этого года мы увидели как зерновые культуры, - пшеница, соевые бобы, кукуруза и овес подорожали в среднем на 36% лишь за один месяц. В тот же период свинина подорожала на 30,7%, медь на – 29,1%, нефть на 14%, а хлопок на 118%. Сырье всегда растет первым в период инфляционного бума, в основном потому, что оно необходимы везде. Последними обычно растут розничные цены, частично из-за того, что рынок труда остается мягким и давит на этот компонент, а частично потому, что розничные сети сокращают рентабельность, чтобы сохранить покупателей и рыночную долю.

Мы находимся в финансовой ничейной земле. Все способы борьбы с такой ситуацией трудны. «Сбережения» компрометированы обесценивающейся валютой и искусственно заниженными процентными ставками. «Инвестиции» проблематичны из-за слабеющей экономики, непредсказуемых и набирающих силу регуляций, растущих ставок по кредитам и сильно колеблющихся цен. «Спекуляция» - это лучший ответ. Но она может не подойти всем подряд в качестве методологии.

Однако есть несколько других альтернатив для ответа на вопрос: «Что же мне делать сейчас со своими деньгами?» - вложения в работающий бизнес, антрепренерство, инновации, «хранение под матрасом» или сельское хозяйство. Эти пути в некотором смысле накладываются друг на друга, но они, по сути, совершенно различны.

Работающий бизнес

Немного состояний было сколочено с помощью инвестирования. Большинство создается с помощью творческого строительства и управления бизнесом. Но факторы, затрудняющие инвестирование сегодня, сделают участие в активном бизнесе еще более трудным в будущем. Вокруг будет много людей в поисках работы, но в сегодняшней среде полной судебных процессов и регуляций, наемный работник – это не только текущий актив, но и потенциальное крупное обязательство.

Правительства-банкроты смотрят на бизнес как на удобную дойную корову, и куда прощу доить небольшие бизнесы, чем налогоплательщиков вообще. Большой бизнес, который я определяю как компанию с несколькими тысячами сотрудников, в действительности заинтересован в регуляциях и налогах, так как их основные конкуренты – это малые бизнесы, то есть вы. Они с большей легкостью справляются со стоимостью новых правил и запретов и могут нанять лоббистов, чтобы влиять на события. Только бизнес «слишком большой для краха» может рассчитывать на государственную поддержку.

Очевидно, что это обоюдоострый меч, но поддерживать работающий бизнес становится все более проблематичным. Если это, конечно не какая-то особенная ситуация, то я бы продал бизнес, забрал деньги и бежал. Это время чрезвычайных ситуаций.

Антрепренерство

Антрепренер это тот «кто забирает посередине», если вернуться к французским корням этого слова. Купи здесь за доллар и продай там за два, - хороший бизнес, если вы сможете сделать это с миллионом гаджетов, еще лучше со всеми сразу и в кредит. В идеале антрепренеру требуется немного сотрудников и небольшие постоянные затраты. Спекулянт наживается на искажениях в финансовых рынках, а антрепренер делает то же самое в мире бизнеса. Чем больше искажений существует на рынке, банкротств и экстренных распродаж, вариаций в уровне жизни и деловой среде есть между странами, тем больше есть возможностей для антрепренера. Держите свой паспорт в порядке, порох сухим, а глаза открытыми. Рекомендую вам настроиться в таком ключе.

Инновации

Две основные движущие силы человеческого прогресса – это сбережения, когда вы производите больше, чем потребляете и новые технологии, то есть улучшение способов производства. Не каждый может быть Эдисоном, Ваттом, Райтом или Фордом. Но учитывая то, что среди нас сегодня живет больше ученых и инженеров, чем за всю предыдущую историю человечества вместе взятую, то можно рассчитывать на появление множества инноваций. Вам надо бежать впереди инноваций, даже если вы сами не инноватор, вы можете стать организатором, кем-то вроде Стива Баллмера (Steve Ballmer) для Билла Гейтса (Bill Gates). Это даст вам повод тусоваться с молодым поколением и играть в венчурного капиталиста любителя.

Для этого требуется две вещи. Во-первых, большая начитанность, особенно в науке, чтобы легче было принимать правильное решение о том, какие инновации являются выгодными. Во-вторых, накопление достаточного количества капитала, чтобы освободить свое время и попробовать нечто новое и, возможно, инвестировать в старт-апы.

Накопления в матрасах или тезаврация

В дни, когда золото и серебро были деньгами, «сбережения» были идентичны «тезаврации». Единственной разницей были небольшие нюансы смысла между двумя словами. Сегодня вы не сможете накапливать даже никелевые или медные монетки просто потому, что в них (и это прошло мимо «Дуракуса американуса») вообще почти не осталось этих металлов, а сами монетки скоро пропадут из обращения.

Мы уже давно отмели глупую и анахроничную идею о хранении долларов в банках в качестве сбережений, так с помощью чего можно сберегать, кроме металлов? Ответ с помощью «полезных вещей», главным образом домашних ресурсов. Я точно не знаю насколько суровой окажется Более Великая Депрессия и сколько она продлится, но совершенно разумно сделать запас полезных вещей вместо монетарных сбережений.

Я имею ввиду потребительские товары долгого хранения. Вместо того, чтобы положить лишние $10 тыс в банк купите такие вещи как машинное масло, амуницию, лампочки, туалетную бумагу, сигареты, алкогольные напитки, мыло, сахар и горох. У таких запасов есть много преимуществ.

Налоги: По мере того как эти вещи дорожают и вы их потребляете, вы не столкнетесь ни с какими дополнительными налогами, как в случае с успешной инвестицией. И вы побьете НДС, который мы без сомнения скоро увидим.

Скидки на объеме: Когда вы покупаете много сразу, особенно в оптовых сетях на распродаже, то вы экономите значительные средства.

Удобство: Вы их все купите сразу, и вам не придется тратить время на то, чтобы покупать их позднее. Особенно если их больше нет в продаже.

Есть сотни товаров, которые можно поместить в список и обо всей методе можно сказать еще много полезного. Это то, что все обязательно должны сделать.

Сельское хозяйство

В наше время матери хотят, чтобы их дети выросли и стали инвестиционными банкирами. Эта идея скоро полностью и надолго погибнет. Я подозреваю, что фермеры и владельцы скота станут следующей парадигмой успеха, после того как на них смотрели как на отсталых деревенщин в течение многих лет.

Сельское хозяйство – это не простой бизнес и в нем много рисков. Но на его продукты всегда будет спрос, и я подозреваю, что рентабельность будет оставаться высокой еще в течение очень долгого времени. Почему? В мире до сих пор есть достаточно неиспользуемых сельскохозяйственных земель, но из-за политиков они такими долго останутся. Население не будет больше так быстро расти, и его размер будет падать в развитом мире, но люди будут богаче и захотят лучше питаться. Так что вам надо выращивать ту пищу, которую захотят купить люди с деньгами.

Я не схожу с ума по пищевым ресурсам, торгуемым на бирже, таким как пшеница, соя или кукуруза, - это объемные, индустриальные товары, находящиеся под политическим влиянием. И они не важны как пища для богатых, которая и является прибыльной частью рынка. К тому же на зерновые обращено всеобщее внимание.

Но есть и другие причины, по которым я не призываю с энтузиазмом покупать янтарные волны зерна. Все, что вы захотите посадить потребует использования генетически модифицированных (GM) семян от компании Monsanto. Я не особенно беспокоюсь о том, что это зерно GM, так как все пищевые продукты генетически модифицируются уже много тысяч лет, просто потому что их культивируют. И $1, который идет Monsanto обычно не только дает фермеру $5 дополнительной доходности, но и производит массу дополнительной еды, что хороша для всех. Но я не удивлюсь, если в один прекрасный день гигантские монокультуры растений, все с абсолютно одинаковыми купленными семенами не приведут к какому-нибудь катастрофическому неурожаю. Это предмет для другого разговора, но не стоит об этом забывать.

В любом случае сельскохозяйственные угодья больше не дешевы. Но я не рекомендую смотреть на тысячи акров, чтобы засадить их зерном. Нишевые рынки с нишевыми продуктами – это правильная дорога.

Я говорю о дорогих специальных продуктах, - экзотических фруктах и овощах, рыбе, молочных продуктах и говядине. Проблема в том, что в «развитых» странах, и в этом списке США занимают почетное место, национальные, региональные и местные органы власти превращают жизнь мелких, коммерческих производителей пищи в ад. Вы, возможно, и можете выращивать еду, но это чрезвычайно затратно в смысле проверок и бюрократии, особенно, если это животные продукты, - мясо, молоко, сыр и т.д. Однако потенциально нишевые продукты – это отличный бизнес. Я вечный оптимист и вижу одно из многих благословений грядущего банкротства большинства правительств в том, что станет вновь возможно выращивать и продавать продовольствие, выращенное рядом с домом.

К тому же сегодня не время для бизнеса в традиционной форме. Вы заметили, что я не включил «работу в офисе» в список выше. И я жалею бедных дураков, работающих в какой-нибудь корпорации и надеющихся на то, что все наладится.

Серебряный гуру Дэвид Морган дает интервью The Daily Bell о мировой экономике, инфляции, рецессии и дальнейшем направлении движения серебра  

Дэвид Морган (David Morgan) – широко известный в индустрии аналитик драгоценных металлов. Он также консультирует хедж-фонды, состоятельных инвесторов, добывающие компании, депозитарии и дилеров драгметаллов. Он – издатель The Morgan Report о драгметаллах, автор книги «Узнай все об инвестициях в серебро» (Morgan James Publishing, 2009 год) и прославленный докладчик на инвестиционных конференциях в Северной Америке, Европе и Азии.

Daily Bell: Давайте вначале обсудим несколько общих экономических вопросов. Мы задавали некоторые из них в прошлый раз, но вы можете сказать нам что-то новое. Закончился ли экономический кризис на Западе или будет продолжение?

Дэвид Морган: Кризис на Западе не кончился. Это долговой кризис, причиной которого в основном является мировая резервная валюта, то есть доллар США. До тех пор, пока эта проблема задолженности так или иначе не решится, кризис будет продолжаться. Он может не проявляться в том виде или в те сроки, как ожидает большинство, но, тем не менее, он будет продолжаться.

Все долги рано или поздно приходится возвращать. Существует два способа решить эту долговую проблему. Один – это прямой дефолт по долговым обязательствам американского правительства, а второй – девальвация самой валюты. В данный момент времени практически все ожидают того или другого, что нам неоднократно демонстрировал Федеральный резерв. Вновь и вновь он приходит на рынок и стимулирует его, печатая все больше денег и активизируя экономику в мировом масштабе, и это постепенно обесценивает валюту. Прямо сейчас наблюдаются колебания между американским и европейским рынками. Евро ничуть не лучше доллара. Все необеспеченные валюты, базируются на кредите доверия суверенному государству или мировой экономики в целом.

Начнется ли в Америке значительная инфляция?

Проблема инфляции состоит в том, что сегодня она измеряется методами, взятыми из книги «1984». Мы располагаем только правительственной статистикой, которая очень мало значит. Так как правительство США не учитывает стоимость продуктов питания и энергоносителей в общем индексе инфляции, этот индекс практически бесполезен, так как это – два важнейших факта для любого живущего человека. Таким образом, правительственные экономисты могут называть любые показатели для инфляции. Сегодня ее уровень в США составляет около 10%, и, конечно, самые необходимые вещи – еда и энергия – продолжают дорожать.

Но многие люди не понимают, что американской экономике не нужна гиперинфляция для большего коллапса, чем тот, который существует сейчас. На продвинутых рынках капитала рынок облигаций регулирует здоровье всей системы. С ростом процентных ставок, связанным с тем, что люди больше не доверяют валюте, облигации дешевеют. Это в основном и произошло во времена председательствования Волкера (Volcker) в Федеральном Резерве.

На обваливающемся рынке облигаций ужасная дефляция.

Возможно, но если проанализировать то, что нам сейчас известно как абсолютный факт, похоже, что правительство хочет уйти от проблемы с помощью инфляции. Конечно, это может продолжаться лишь до какого-то момента, потому что рано или поздно кто-то поймет, что доллар не стоит даже бумаги, на которой его печатают, и постепенно люди начнут переводить доллары во что-то вещественное, то есть не в бумажный актив. Вот почему драгметаллы являются таким четким индикатором процессов, происходящих за кулисами мировых валютных рынков.

Что насчет компаний? Они вроде бы улучшают показатели. Это хороший знак?

В настоящее время крупные американские компании накачаны наличными. Однако они не готовы пускать их в дело, потому что они действительно не знают, куда можно вложить их с пользой. Американские потребители – как выжатый лимон, как сгоревший тост. Они больше не могут брать в долг: их единственным накоплением стал их переоцененный «дом», и он по-прежнему дешевеет. Так как такая большая часть американской экономики основана на бездумном потреблении, эти компании решили придержать наличные. Конечно, прибыльность некоторых компаний – это хороший признак; в условиях капитализма свободного рынка прибыль – это оправданный мотив.

Как бы вы оценили деятельность Бена Бернанке (Ben Bernanke) на посту главы Федрезерва?

Я бы поставил ему 4-, и я знаю, что это может показаться слишком высокой отметкой.

Да, для нас это очень много. Мы бы поставили ему единицу.

Он находится в заведомо проигрышной позиции; в данный момент он гораздо меньше контролирует, чем думают многие. Его пресс-конференции, похоже, не особенно помогают. Помню, как он выступал в «60 минут», и его дрожащую нижнюю губу. Я подумал, что этот бедняга еще не научился лицемерить, как большинство американских политиков; ему стоит как можно меньше появляться на публике. Так что я бы сейчас воздержался от дальнейших комментариев, но судя по тому, что я видел, могу посоветовать, чтобы подготовленную речь читал специалист по связям с общественностью.

По-моему, помочь может только одно – немедленное возвращение к стандарту Гласса-Стигала, отмененному в годы популярности деривативов. Мы должны позволить умереть этой никчемной задолженности и как можно скорее – до того, как вся система повторит 2008 год и никогда больше не встанет с ковра.

Похоже, что ковер – ничуть не хуже любого другого мета. Стоит ли ожидать значительной инфляции?

Необязательно! Во-первых, позвольте мне как последователю австрийской школы экономики пояснить, что в системе достаточно «денег», чтобы вызвать гиперинфляционный удар за 12 миллисекунд. Так что дело НЕ в том, сколько фантиков в системе, а в том, что она делает.

Если скорость обращения очень низкая, тогда все выглядит так, как будто излишка «денег» вообще нет, потому что валюта просто сидит на месте. В США обращение очень низкое, потому что спрос на деньги невысок, так как потребители перестали тратить. Однако за рубежом скорость обращения растет. Но до тех пор, пока этот показатель не достигнет того уровня, когда он начнет оказывать влияние на цены (а большинство людей так и понимают инфляцию), мы не можем быть 100-процентно уверены, что инфляция обязательно проявится. Дефляция все же может начаться.

Давайте проведем короткий эксперимент: скажем, за ночь все товары переоценили в китайских юанях. Доллар США вдруг становится бесполезным – это ведет к инфляции? Это привело бы к мощнейшей дефляции и оказало бы такое же влияние, как конец гиперинфляции. Валюта НИЧЕГО не стоит! Так что при дефолте облигаций сами облигации ничего не стоят, а валюта обладает ценностью; или при дефолте валюты она теряет стоимость, как и связанные с ней облигации. Посмотрите фильм «Унесенные ветром»: он напомнит о денежных догмах и о том, какие уроки нам предстоит постичь.

Что будет с серебром дальше?

Чтобы было понятно: это интервью проводится, после того как серебро почти дошло до $50, а потом рухнуло до $33 с небольшим. В данный момент (15 мая 2011 года) серебро, как мне кажется, будет находится определенном торговом канале. Сейчас еще слишком рано говорить том, какие границы будут у этого канала, или вообще о том, прав ли я.

Куда лучше всего вкладывать деньги в этой стадии бизнес цикла, и меняются ли эти инвестиции со временем?

Да, со временем они меняются… На ранней стадии цикла, с точки зрения твердой валюты, можно вкладывать в почти любую геологоразведочную компанию, и эти компании обычно больше зависят от продвижения, чем от реальных результатов. С развитием цикла лучшими становятся средние компании. Наконец, во время завершающей стадии одержимости лучше всего вкладывать в захудалые акции… но здесь надо быть осторожным! На протяжении всего цикла предпочтительнее всего инвестировать в серебро, или серебро и золото (металлы), нежели в золотые или серебряные акции.

Это подтверждалось раз за разом, и каждый год я проверяю это для своих подписчиков. Мы изучили средние показатели вдоль и поперек, а большинство инвесторов этого не делают. Иными словами, следуя примеру «The Morgan Report», можно добиться очень приличных прибылей от инвестиций в золото или серебро.

Объясните, почему серебро исторически считалось народными деньгами.

Серебро в качестве использовалось дольше, в большем количестве мест и большим количеством людей, чем все остальное… и точка! Конец истории! Если вы способны мыслить, то в дальнейших комментариях нет никакой необходимости.

Некоторые думают, что серебро – это вторичные деньги. А золото – первичные. Что скажете вы?

Унция золота стоит больше унции серебра, оно существовало с начала письменности. В этом смысле оно обладает более высокой удельной стоимостью (то есть его унция стоит дороже). Оба металла выполняют свое назначение. Золото служит для международных расчетов, а серебро – для индивидуальных.

Почему серебро так выросло за последние несколько месяцев?

Рынок физического металла, наконец, стал главнее после всех этих лет.

Почему оно упало?

Это можно объяснить несколькими причинами, но первичная заключается в том, что продолжительное увеличение гарантий исполнения подкосило спекулянтов серебром, торгующих за счет заемных средств.

Да, это старый трюк. Когда серебро и золото растут, это называют пузырем, и биржам приходится принимать меры в виде повышения гарантий исполнения и слива множества мелких инвесторов. Забавно, что фондовые рынки никогда не поднимают гарантий, когда акции растут. В любом случае, бычий рынок серебра все еще существует?

Да, как мы обсуждали ранее, до тех пор, пока долговой пузырь не лопнет, драгметаллы будут только демонстрировать масштаб проблем с задолженностью.

Можете ли вы прокомментировать соотношение золото: серебро? Оно подверглось кое-каким нападкам как неверное или вымышленное.

Оно не вымышленное; для его точного расчета разделите цену золото на цену серебра. Это способ понять, какой из металлов показывает лучший результат относительно другого. Например, когда я начал рекомендовать покупку серебра, соотношение было 80:1. Для покупки одной унции золота требовалось 80 унций серебра. Теперь оно составляет 40, то есть в данный момент времени серебро было вдвое прибыльнее золота в одном и том же временном промежутке… НО сможете ли вы выдержать волатильность?

Хороший ответ. Растет ли промышленный спрос на серебро? Достаточно ли его вообще?

Промышленный спрос продолжает расти, и, по прогнозам, к 2015 году он вырастет до 60% рынка по сравнению с нынешними 54%, в основном за счет производства солнечных батарей, очистки воды и сохранения/упаковки продуктов питания. Серебра в мире достаточно – потому что цена определяет, кто его получит. Это не значит, что сжатие невозможно, а «дефициты» возникают в определенных сферах. Например, как американский, так и канадский монетные дворы НЕ справляются со спросом.

Как сильно растет глобальное предложение серебра? Как насчет будущей добычи?

Предложение серебра растет примерно на 3% в год, и так будет продолжаться в ближайшие 3-4 года, после этого ситуация может стать несколько непредсказуемой, и на рынке серебра может вновь возникнуть дефицит, как с 1990 по 2006 год.

Достигнут ли пик добычи золота и серебра? Играют ли Индия и Китай какую-то роль в этом балансе?

Я подставлю себя под удар и рискну предположить, что добыча серебра может достичь пика в 2015-2016 годах.

Мы примерно так и думали.

Индийцы и китайцы играют значительную роль в основном в промышленном применении серебра, и именно от них поступает часть спроса.

Манипулирование ценой продолжается?

Да, но оно теряет эффективность. Как давно показала наша работа, как только рынок физического металла обретет контроль, продавцам бумаги будет очень сложно «управлять» ситуацией. Но никогда не ставьте крест на толкачах бумаги! Они очень изобретательны.

На какой отметке серебро достигнет пика?

При цене в $19 мы называли максимум на уровне около $46. Никто не знает, на чем остановится бумажное серебро… но я официально заявляю, что серебро подорожает, по меньшей мере, до $100, так что давайте пока на этом остановимся, и вернемся к этому вопросу позднее. На самом деле, неправильно делать слишком сильный упор на бумажное серебро. Унция серебра и унция золота в действительности никогда не меняются в цене; меняется только стоимость, выраженная в бумажной валюте. Это отражение мировой девальвации всех валют.

До того, как долговой пузырь либо лопнет, либо урегулируется, денежные металлы продолжат расти в цене. Конечно, все рынки движутся либо вверх, либо вниз… и время от времени золото и серебро будут дешеветь. Невозможно прогнозировать настоящую, конечную цену золота или серебра в бумажной валюте.

Какие страны лучше всего подходят для добычи серебра? В прошлый раз вы упоминали Мексику и Перу.

В этом году то же самое, плюс номер три – Китай. Есть некоторые опасения по поводу Мексики, связанные с нарко-войнами, которые там происходят. Если честно, некоторые из добывающих компаний – на краю беды. Было несколько сообщений об инцидентах в добывающих компаниях, связанных с проблемами с наркотиками.

Еще один фактор, о котором нас часто спрашивают, - может ли страна национализировать рудник. Это недавно произошло в Боливии и вызывает опасения. Я могу посоветовать любому, кто хочет досконально изучить этот вопрос, читать «Ресурсные войны» Майкла Клэра (Michael Klare).

Может быть, хотите упомянуть какие-то конкретные компании?

Мы предоставляем такую информацию зарегистрированным подписчиками, но в Интернете полно информации, и люди запросто могут найти многие ETF и даже серебряные фонды. Позвольте мне напомнить всем, что простая инвестиция в серебро без участия заемных средств намного обошла любой серебряный индекс. Однако, опять же, наш портфель принес больше прибыли, чем вложения только в серебро.

Иначе говоря, я и наши подписчики (следующие нашей модели) заработали на акциях добывающих компаний намного больше, чем инвесторы, вкладывающие только в серебро. Акции в последнее время отставали от металла, а те, кто понимает цикл деловой активности и хочет догнать людей, купивших серебро по $20-$25, могут сделать это путем тщательного подбора акций добывающих компаний и возможности крепко держаться.

Что происходит в Комиссии по срочной биржевой торговле (CFTC)? Есть новости с фронта манипуляций серебром?

CFTC затихла. В настоящее время поданы несколько исков, и власти делают все возможное, чтобы объединить все иски, связанные с «манипуляциями с ценой серебра» в один крупный коллективный иск. Мы вроде бы приближаемся к чему-то, но задерживать дыхание рановато. Правительства могут пережить людей на сотни лет, если вы понимаете, о чем я.

Что касается меня, то я думаю, многие хотели бы дождаться какого-то решения этого вопроса. Он очень давно волнует мир серебра. Аргументы обеих сторон настолько убедительные, что я сомневаюсь, что какое-то решение удовлетворит обе стороны. Но четкий и справедливый регламент касательно рыночных махинаций, применимый ко всем без исключения, существенно повлиял бы на восстановление доверия к системе.

Могут ли сильные мира сего продолжать контролировать цену, несмотря на меры CFTC, или они теряют управление?

Как говорилось ранее, теряют; но это не значит, что они не могут изобрести варианты дальнейшего «контроля» над ситуацией, но, в конечном счете, победит рынок. Будут времена, подобные нынешним, когда серебро будет устанавливать ценовой диапазон, а рынок – дезактивироваться на несколько недель, а, возможно, и месяцев. Но власть имущие могут только увеличить гарантии исполнения несколько раз. Пока растет долговой пузырь, давление на драгметаллы будет продолжаться.

Появится ли в мире новая валюта в ближайшем будущем? Будет ли она базироваться на серебре и золоте?

Сложный вопрос. Стив Форбс (Steve Forbes), бывший кандидат в президенты, недавно предсказал возврат Соединенных Штатов к золотому стандарту в ближайшие пять лет, потому что именно он поможет стране решить ряд экономических, бюджетных и денежных проблем. Такой шаг стабилизировал бы доллар США, восстановил глобальное доверие и укрепил рынок американских облигаций. При золотом стандарте было бы невозможно беспечное расходование бюджетных средств.

Как указал Форбс, Соединенные Штаты успешно использовали золото в качестве фундамента для оценки доллара США около 180 лет, до того как президент Ричард Никсон (Richard Nixon) предпринял эксперимент по применению только бумажной валюты, что привело к ряду проблем, от которых страна страдает сейчас. Единственный вероятный участник президентской гонки 2012 года, поддерживающий возвращение к золотому стандарту, - это конгрессмен Рон Пол (Ron Paul) (республиканец из Техаса). Но эта идея слишком разумна, чтобы не стать популярной, учитывая ужасные показатели американской экономики. «Если доллар так же хорош, как и золото, другие страны скупали бы его», - заявил Форбс, и он прав.

Меня больше всего беспокоит не возвращение к золотому стандарту; на самом деле, мы положительно к этому относимся. Нас волнует, сколько из официально заявленного золота осталось в запасах казначейства? Иначе говоря, обладают ли США свободным золотом, чтобы обеспечить доллар США? Мы задаемся этим вопросом, потому что в течение многих лет появлялись настолько веские аргументы в пользу того, что в Форт-Ноксе, возможно, нет «золота», или оно, в лучшем случае, не принадлежит минфину.

Мы слышали такие истории. Проверка не помешала бы. Хотите еще что-нибудь отметить? Может быть, хотите рассказать о каких-нибудь статьях или сайтах?

Позвольте предложить вашим американским, а скоро и канадским, читателям зайти на сайт www.Silver123.net.

Этот сайт предлагает программу ежемесячных накоплений в серебре. Раньше она предназначалась только для мелких инвесторов, теперь она подходит и для очень крупных приобретений. Методология использует одно из моих Десяти правил инвестирования в серебро, которые может бесплатно получить любой из ваших читателей, посетив наш сайт www.TheMorganReport.com.

Вы почти ничего не пишете на общедоступном домене. Почему?

Я потратил так много своего времени и денег, чтобы рассказать о проблемах финансовой системы и о том, почему драгметаллы частично способны решить их, что на это ушло целых десять лет моей жизни. Я не сожалею ни об одной минуте, но эта работа представлена в Интернете для всех, кто желает ознакомиться с моими изысканиями, скажем, до 2010 года.

Спрос на мое время стал настолько непомерным, что мои усилия направлены на наших платных подписчиков, хотя я все же нахожу время, чтобы раз в неделю рассказать что-нибудь полезное нашим бесплатным читателям.

Спасибо, что провели время с нами.

Пожалуйста...

The Daily Bell комментирует интервью:

По поводу этой статьи у нас есть два замечания. Во-первых, мы не согласны с Дэвидом Морганом по поводу центральных банков, в целом, и Бена Бернанке, в частности. Институт центрального банкинга изначально фиксирует стоимость денег. Невозможно устанавливать цены, потому что рынок всегда будет их регулировать. Чем больше фиксируешь цены, тем хуже конечный результат. И в 2000-е годы мы увидели – и почувствовали эти ужасные результаты.

Что касается того, как Бернанке поддерживает существующую систему и ее жизнеспособность (насколько это вообще возможно), мы бы возразили, что Бернанке оказывает своим согражданам медвежью услугу. Существующая денежная система – это катастрофа, а он ее поддерживает. Конечно, люди, на которых он работает – англо-американская элита власти – регулярно оказывает своим согражданам разнообразные медвежьи услуги, так что, возможно, неудивительно.

Что нас ДЕЙСТВИТЕЛЬНО удивило, так это стаж Моргана на рынке серебра. Он расхваливал преимущества обладания серебром на протяжении 15 лет и считается экспертом на рынке серебра. Он ходит на презентации и выступает в режиме онлайн, хотя вы вряд ли увидите его в популярных СМИ. Мы полагаем, что, к примеру, Воррен Баффетт (Warren Buffett) продал свое серебро дешевле $10, в то время как Дэвид дождался роста цены выше $40.

Что касается серебра, то Дэвид как инвестор намного лучше Баффетта, но Баффетт все равно будет получать бумажные прибыли, потому что он одобряет существующую гнилую денежную систему. Власть имущие очень любят необеспеченные деньги, которые разрушают сбережения и обесценивают капитал. Дэвид добился бы большего, если бы рекомендовал в СМИ необеспеченную валюту. Но он этого, конечно, не сделает. Он реально хочет помочь людям.

Интереснее всего, что люди, которые оказывались неправы по поводу экономики и инвестиций, чаще всего считаются экспертами в СМИ. Почти все экономисты и консультанты по инвестированию продолжали утверждать, что с экономикой все в порядке, вплоть до конца 2007 или начала 2008 годов, когда стало очевидно, что что-то не так. И все-таки СМИ представляют именно этих людей как «экспертов» в 2011 году. Просто переключите свой телевизор на «инвестиционно-порнографический» канал, и вы сами все увидите. Это действительно неправильно.

В то же время, люди, оказавшиеся правыми по поводу экономики за последние десять лет – Шиффы (Schiffs), Морганы (Morgans) и Роквеллы (Rockwells) – чаще всего игнорируются теми же популярными СМИ, которые превозносят экономистов-кейнсианцев. В XXI веке чем больше ты ошибаешься, тем проще построить карьеру и обрести процветание с помощью программ на западных мейстрим-СМИ. По иронии судьбы, информационные каналы Press TV (Иран) и Russia Today регулярно представляют взгляды экономистов, которые являются сторонниками твердой валюты и свободного рынка. В странном мире экономистов XXI века бывший Советский Союз регулярно спонсирует экономистов свободного рынка, которых отказываются принимать популярные западные СМИ! Подумайте об этом…

В любом случае, мы благодарим Дэвида Моргана за уникальную информацию о серебре. Он добился успеха без постоянного появления в СМИ, а Интернет, определенно помог ему в этом, и будет и дальше способствовать в пропаганде его убеждений о денежных металлах, которые оказались намного точнее, чем, скажем, заявления «Оракула из Омахи» (Баффетт).

Баффет больше мелькает в прессе, зато Дэвид Морган больше зарабатывает.

Дебаты о золоте и долларе захватывают Манхэттен, - миллиардер сравнивает американскую валюту с двухслойной туалетной бумагой

Автор: Дэвид Питружа (David Pietrusza)

06.05.2011

Возможно, практика двух матчей подряд в бейсболе и находится под угрозой вымирания, но минувшим вечером Манхэттен охватила двойная игра иного рода: почти 1000 человек набилось в аудиторию в Верхнем Вестсайде, чтобы послушать корифеев, обсуждающих вопрос золотого стандарта, а на другом конце города битком набитый зал внимал инвестору-миллиардеру, сравнивающему необеспеченные бумажные валюты, включая американскую, с туалетной бумагой.

На обсуждении золотого стандарта присутствовали один из известнейших журналистов города, Джеймс Грант (James Grant), редактор Grant’s Interest Rate Observer, и бывший директор Административно-бюджетного управления при президенте Рейгане (Reagan), Дэвид Стокман (David Stockman). Их оппонентами были член команды GMO по размещению активов Эдвард Ченселлор (Edward Chancellor) и Ричард Силла (Richard Sylla), профессор-экономист Нью-Йоркского университета.

По словам Стокмана, «золотой стандарт не допустил бы сорока лет дефицита… Страны были вынуждены жить по средствам… Золотой стандарт был честным регулятором жадности Уолл-стрит… и мы не наказывали [придерживаясь золотого стандарта] людей, хранивших деньги на сберегательных счетах».

Эдвард Ченселлор, признав, что он не «враг золота», напомнил о панике перед Первой мировой войной, считая это свидетельством против золотого стандарта. «Сверх рискованное ипотечное кредитование (sub-prime) было бы невозможно при золотом стандарте», - заявил он. Он также указал на недостатки золотого стандарта, восстановленного после 1918 года, отметив, что к концу 1920-х годов Америка и Франция контролировали 62% мировых золотых запасов. Он доказывал, что отказ Британии от золотого стандарта в 1931 году способствовало ее восстановлению после начала Великой депрессии. В конце Ченселлор высказался против любой резервной валюты («Избавьтесь от всех этих резервных валют»).

Грант сравнил противников золотого стандарта по причине его временной корректировки с человеком, который говорит, что он ненавидит музыку, потому что ему не нравится Леди Гага. Он считает, что золотой стандарт 1920-х не был подлинным. Он назвал нынешнюю денежную систему «коллективистской иерархически организованной тиранией… «Умные и находчивые используют эту систему как она есть». Золото он определил как «народные деньги», а доллар – как «кредитную карту Америки». Грант подчеркнул: «Нам нужна дебетовая карта, а не кредитная».

Экономист Силла высказал мнение о том, что «мир перерастет возможность использовать золото в качестве валюты», если ему суждено вернуться к золотому стандарту, а также что восстановление золотого стандарта приведет к золоту по $9421 за унцию, исходя из мировых резервов, и по $3500 за унцию с учетом существующей денежной массы. Он предложил, правда, без особых уточнений, «конституционную форму необеспеченной валюты». Дэвид Стокман возразил, что с учетом 25-процентных резервных нормативов цена унции золота будет составлять $2000, чего рынки, вероятно, достигнут в любом случае «через семь недель».

На другом конце города на 92-й улице, дом Y, возврат к золотому стандарту не обсуждался, хотя один из участников дискуссии, Джон Хэтуэй (John Hathaway), управляющий рядом частных счетов, связанных с золотом, для Tocqueville Funds, высказался против любого возврата («Я не думаю, что есть какая-то возможность того, что золотой стандарт вернется… Я бы не стал это поддерживать»).

В этой дискуссии под названием «Золото: Набег быков», проходящей под председательством бизнес-редактора журнала The Economist Мэтью Бишопа (Matthew Bishop), приняли участие ведущий шоу Mad Money на канале CNBC Джеймс Крамер (James Cramer), а также Томас Каплан (Thomas Kaplan), миллиардер, инвестор в природные ресурсы, а также председатель правления группы компаний Electrum Group.

«Я рекомендую золото с появления Mad Money, - объявил Крамер. - … Будут моменты промахов, но я не участвую в торгах всерьез… Я отношусь к золоту как валюте своего портфеля… Я очень ясно чувствую, что мы не достигли фазы пика».

«Лучше у меня будет страховой полис золота, чем полис Страховой компании правительственных служащих», - заявил он позднее.

Каплан сравнил финансовую политику Америки с 1971 года с поведением Койота из мультфильма «Дорожный бегун», который так быстро бежит над обрывом, что не сразу понимает, что под ногами у него ничего нет. Некогда сильная экономика Америки и позиция доллара как мировой резервной валюты еще сохранились, заявил Каплан, но это не предотвратит спада. «Мы прошли переломный момент», - предупредил он.

По мнению Каплана, евро – это «ущербная валюта».

«Все бумажные валюты, - подчеркнул он, - это туалетная бумага»; а доллар, при определенных обстоятельствах – «двуслойная».

Хэтуэй заявил: «Когда кто-нибудь говорит мне: «Я пытаюсь заработать [на инвестициях в золото]», я отвечаю: «Вы пытаетесь защитить свои деньги»… Золото – это лучшая защита… По этой причине стоит вкладывать в металлы».

Говоря о недавнем падении цены серебра, Каплан напомнил слушателям, что, в отличие от золота, «серебро страдает раздвоением личности», будучи самым широко используемым денежным металлом в истории (как на иврите, так и на французском языке, добавил он, слово «деньги» происходит от слова «серебро»), а также промышленным сырьем, его важнейшее применение, - в производстве солнечных панелей в Китае.

«Когда золото растет, - пояснил Каплан, - серебро растет на стероидах; оно сходит с ума». Однако из-за своего промышленного применение серебро может оказаться предвестником или жертвой экономического спада, и падение его цены может не затронуть золото. «Если у нас рецессия, - добавил он, - то промышленный компонент серебра работает против него».

«Мы возвращаемся к ремонетизации золота инвесторами, которые больше не доверяют центральным банкам», - заключил Хэтуэй. – Одно я знаю наверняка – это не пузырь… Оно не переоценено».

Через год 1970-е могут показаться сказкой

Автор: Мартин Хатчинсон (Martin Hutchinson)

Несколько недель назад я сравнил главу ФРС Бена Бернанке с центральным банкиром Веймарского периода Рудольфом фон Хавенстейном (Rudolf von Havenstein). Сравнение выглядит еще лучше, если вспомнить о бесследно прошедшем заседании Феда 27 апреля и последовавшей за ним реакцией рынков. Даже более осторожные представители СМИ начинают сравнивать сегодняшнюю экономическую ситуацию с 1970-ми и шутить о диско и смешных костюмах. Однако ни Бернанке, который продолжает все отрицать, ни СМИ в целом не обращают внимания на один огромный недостаток подобного сравнения: нет экономического закона, который бы заставил инфляцию остановить свой рост на отметке в 10%, как это произошло дважды в 1970-е.

Похоже, что есть два сценария развития событий. С одной стороны, Бернанке может быть прав и рост мировых цен на ресурсы и энергоносители – это временное явление, но у такого сценария есть другие неприятные последствия, как я покажу ниже. С другой стороны, если текущая траектория цен на ресурсы, энергию и общий ценовой уровень продолжит расти до конца года, то очень вероятно, что к началу 2012 года цены будут расти значительно быстрее, чем в 1970-е, а Фед будет беспомощно пыхтеть, пытаясь догнать уходящий поезд.

Средний курс по образцу 1970-х, когда в 1974 и 1980 гг. инфляция выросла довольно медленно до 10% или чуть выше, а затем упала, кажется маловероятным. Как в 1974, так и в 1980, процентные ставки были установлены выше уровня инфляции, - совсем немного выше в 1974 году и резко выше в начале 1980 и 1981-82 гг. В результате мы получили отступление инфляции, частичное и временное в 1975 году и долгосрочное в 1980-е. Сегодня инфляция в индексе оптовых цен и импортных товарах уже находится на уровне в 10%, но процентные ставки остаются на 0%, и не будут меняться в течение «продолжительного периода», - в течение двух следующих заседаний Феда, то есть на данный момент до сентября, если следовать определению Бернанке.

Учитывая его нежелание поднимать процентные ставки, вряд ли он начнет их поднимать резко, когда все-таки решит это сделать. Если он будет следовать своему курсу поднятия ставок на ¼% на каждом заседании Феда как в 2004-06 гг., он достигнет порога в 10% по процентной ставке по федеральным фондам только в августе 2016 года. Если он будет двигаться быстрее, используя свои традиционные повышения на ¼% вместе с периодическими повышениями на ½% или даже на 1%, процентные ставки все равно останутся значительно ниже уровня инфляции. Такая монетарная политика будет способствовать ускорению скачков инфляции, а не замедлять их и тем самым сделает приближение инфляции к уровню в 10% не только маловероятным, но и невозможным, - когда она достигнет этого уровня, ее уже ничего не будет сдерживать, а мощные силы будут толкать ее вверх.

Прогноз Бернанке о том, что цены на ресурсы и энергию упадут сами по себе, не так несуразен, как многие другие его прогнозы. Ведь эти цены так и поступили в 2008 году к большому удивлению прогнозистов и рынков, - результатом стали несколько банкротств в горнодобывающем секторе. Более того для краха цен на ресурсы и энергоносители не потребовалось резко поднимать процентные ставки, это произошло когда реальные процентные ставки были резко негативными, так как Бернанке уже понижал номинальные ставки по федеральным фондам до нуля после того как они достигли пика на умеренном уровне в 5,25% в 2006-7 гг. Однако, чтобы вызвать поворот в ценах на ресурсы потребовался худший мировой банковский кризис, по крайней мере, с 1974 года и самая глубокая рецессия со Второй мировой войны.

Все вышесказанное иллюстрирует проблему с этим прогнозом. Если бы процентные ставки выросли значительно выше уровня инфляции, как это произошло в 1980 году, то цены на ресурсы и энергоносители в конце концов сдулись бы, возможно ценой лишь умеренной рецессии, как в 1980-82 гг. Цены на нефть в тот период, например, снизились только немного, их настоящий крах наступил в 1985-1986 гг. Однако, высокие процентные ставки это достаточное, но не необходимое условие для краха цен на ресурсы и энергоносители. Если Бернанке будет сохранять краткосрочные процентные ставки на нуле, а цены на ресурсы и энергоносители продолжат расти, то в таком случае пузырь может лопнуть и сам по себе. Технологический пузырь лопнул в 2000 году, также как и пузырь Южных Морей в 1720 году.

Проблема в том, что триггером для лопания пузыря, помимо повышения процентных ставок, может стать только крах спроса. Если цена на нефть вырастет, например, до $300 за баррель, то Соединенные Штаты как потребитель нефти впадет в серьезную рецессию, по образцу 1973-74 гг., но глубже, так как рухнет объем ресурсов для потребления товаров помимо нефти. Именно так и случилось в 2008 году. Такая рецессия затем приведет к краху мировой торговли, как в конце 2008 года и рецессии в больших странах поставщиках товаров, - Китае и Индии, которые одновременно испытают рецессию из-за роста цен на ресурсы и энергию.

Поэтому если, как это было в 2008 году цены на ресурсы и энергию сильно обгонят розничные цены и покупательная способность рухнет, то Бернанке окажется прав, - цены на энергоносители и ресурсы могут рухнуть и без того, чтобы инфляция оторвалась от земли. Все, что потребуется – это повторение того, что будет очень сильно напоминать Великую Депрессию. Падение рынка казначейских облигаций, который очень вероятен после того как Фед перестанет покупать 70% вновь эмитируемых облигаций в конце июня, также вероятно породит такую же серьезную рецессию, по мере того прекратится доступ к новым источникам финансирования и правительство прекратит платить по счетам.

Однако в данный момент кажется более вероятным, что цены на ресурсы и энергию просочатся в общий пул инфляции лишь с небольшим отставанием, или, скорее, их рост в прошлом году уже заложил основание для мощного роста инфляции. В этом случае быстро растущие потребительские цены загонят вверх зарплаты. Кейнсианская теория, утверждающая, что рост зарплат невозможен, когда экономика переживает спад, все очень упрощает. Более 40% не имеющих сегодня работы сидят без нее уже более полугода, - это невероятно высокая доля, хотя у нас и нет данных периода Великой Депрессии. Прибавьте сюда огромную армию людей «потерявших надежду», то есть переставших активно искать работу и выпавших из «трудовых резервов», как они определяются министерством труда.

Некоторые из этих людей обладают навыками, на которые больше нет особого спроса. На навыки других существует теоретический спрос, но они атрофировались из-за отсутствия кандидатов на рабочем месте, так, компьютерные программисты с навыками образца 2005 года сегодня будут малопривлекательны для работодателя, пытающегося развиваться в растущих в данный момент сферах. И наконец другие могут застрять в рынке жилья и сдвинуться с места только объявив банкротство, существуя на заработки работающих супругов. Даже если не учитывать тех, кто скатился в пропасть алкоголизма и отчаяния, существует большая группа безработных больше не готовых принять существующие предложения.

Существуют устные свидетельства того, что во многих регионах и профессиях рынок труда уже дефицитен. С учетом инфляции доходы сотрудников там будут расти. В общем и целом размер пула «эффективных» наемных сотрудников значительно меньше номинального трудового пула и поэтому инфляция зарплат последует за инфляцией цен. Даже в Китае, где около 200 млн граждан не имеют постоянной работы, зарплаты в прибрежных городах растут на 20% в год.

Там где зарплатная инфляция в общих чертах повторяет ценовую инфляцию или даже растет чуть быстрее, покупательная способность будет расти, чтобы нейтрализовать умеренно растущие цены на ресурсы и, следовательно, депрессии и краха цен на ресурсы и энергоносители не произойдет. Вместо этого дешевые деньги включат зловещую спираль растущих зарплат, цен на ресурсы и энергоносители и потребительской инфляции.

Как мы уже говорили выше нет причин, по которым инфляция должна сделать резкую паузу на уровне 10%. Скорее, в то время как Бернанке поддерживает процентные ставки около нуля, монетарные силы, толкающие цены вверх, будут набирать обороты, порождая ускорение спирали. Именно эта сила вкупе с финансированием государственного дефицита центральным банком вызвала ценовой взрыв в Веймарской республике.

Сценарий 1970-х, при котором умеренный спад сочетался с хронической инфляцией, тем не менее, достигшей пика около 10%, очень маловероятен. Вероятней кажется более глубокая рецессия, чем та, из которой мы сейчас выходим, в сочетании с крахом цен на ресурсы и энергоносители. Еще более вероятна спираль инфляции в районе 20% ко времени выборов 2012 года, к тому моменту она будет сопровождаться падением ВВП, так как ценовые сигналы рынка не смогли показать правильного направления.

Бернанке может быть прав и рост цен на сырье и энергоносители может быть временным. Но прав он или нет, чем быстрее мы заменим его политику зрелым контролем над предложением денег и процентными ставками, тем лучше.

График недели: любимый график могильщиков доллара

Автор: Джо Визеншталь ( Joe Weisenthal)

Те, кто любит поговорить о закате и падении доллара, всегда используют этот график. Одна из его версий была использована в последнем послании Мартина Армстронга (Martin Armstrong), а Дилан Грайс (Dylan Grice) из Societe General использовал его в недавней презентации.

Он наглядно демонстрирует, что порча валюты существует также давно как сама концепция валюты, - римляне потихонечку забирали серебро из своих монет.

Еще один урок истории здесь в том, что помимо порчи валют, обязательным атрибутом всех великих империй является их полный крах.

Процент серебра в римских монетах.

Карикатура недели

Обама: давно пора серьезно обсудить проблему долгов.