С наступлением весны вновь обострилась дискуссия о национальной платежной системе. На этот раз поводом для возврата к теме стали поправки к закону о национальной платежной системе, подготовленные ко второму чтению председателем думского комитета по финансовым рынкам Владиславом Резником. По его мнению, операционный центр, осуществляющий денежные переводы внутри страны, должен находиться на территории РФ и не имеет права передавать информацию об этих переводах за ее пределы (о случаях, когда российской картой производится оплата заграницей, речь не идет). Это предложение сразу вызвало переполох.

Ведь сейчас при оплате покупки с помощью карт Visa или MasterCard авторизация платежа (проверка наличия необходимой суммы на счете клиента) идет через центры международных платежных систем, находящиеся за рубежом. И если этот закон принять сегодня, карты международных платежных систем в России работать не смогут. Как рассказал "Деньгам" глава российского представительства MasterCard Илья Рябый: "У нашей компании один процессинговый центр обслуживает все операции с платежными картами MasterCard в мире. Этот процессинговый и операционный центр расположен в Сент-Луисе, штат Миссури, США. Благодаря процессинговой сети MasterCard Worldwide Network ежегодно обрабатывается более 23 млрд операций. Пропускная способность сети — 160 млн операций в час".

В России, конечно, такая пропускная способность не нужна. По данным ЦБ, в третьем квартале прошлого года с участием банковских карт было совершено примерно 785 млн операций. Для MasterCard Worldwide Network это пять часов работы (1 час 40 минут в месяц). Но и для обработки такого объема информации платежным системам придется строить в России необходимую инфраструктуру. А если учесть, что на строительство сколько-нибудь крупного процессингового центра даже для банка уходит около года, понятно: времени подобная стройка займет немало.

Однако и сам Владислав Резник, и глава Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян, и помощник президента России Аркадий Дворкович в один голос утверждают, что хождению карт Visa и MasterCard внутри страны ничто не угрожает. На чем может основываться их уверенность, явно противоречащая сложившейся ситуации и поправкам в закон о национальной платежной системе? Видимо, дело в том, что закон в части, касающейся запрета передачи информации за границу, вступает в силу через два года после опубликования. И они рассчитывают, что за это время либо платежные системы построят свои процессинговые центры, либо будет построен процессинговый центр для обработки данных по универсальной электронной карте, которому можно будет передать этот трафик.

Стоит напомнить: из тех 785 млн операций по картам в квартал около 90% приходится на снятие денег в банкомате. А из них примерно 90% — это получение денег с зарплатной карты в банкомате банка, эту карту выдавшего. Подобные операции проходят без авторизации через международные платежные системы. Если еще учесть, что время от времени держатель карты банка ходит в магазин, обслуживаемый этим же банком, то на операции, попадающие в "группу риска", остается около 15%. То есть около 120 млн операций за квартал (около 45 минут работы MasterCard Worldwide Network, 15 минут в месяц).

Другой вопрос, захотят ли Visa и MasterCard строить в России процессинговые центры. Во-первых, это дорого. "Построить хороший процессинговый центр с нуля с серьезным резервированием, с достаточной производительностью будет стоить порядка $30 млн",— говорит директор процессингового центра Альфа-банка Вилен Тимирязев. "А готовы ли они дополнительно инвестировать в российский рынок? Окупятся ли данные инвестиции на взгляд платежных систем?" — спрашивает начальник управления пластиковых карт ВТБ 24 Александр Бородкин. И с учетом выше приведенной экономики — 15% общего оборота проходит через международные платежные системы — вопрос совсем не праздный.

Во-вторых, как рассказал "Деньгам" Илья Рябый, "в некоторых странах, где работает MasterCard, есть процессинговые центры других компаний, но мы нигде не работаем через них". И это не прихоть: международные платежные системы не просто дают банкам право ставить свой логотип на их карты, а принимают на себя риски и обязательства по прохождению платежей. Если они будут делегировать обработку трансакций и клиринг по картам другому оператору, то потеряют контроль за выполнением собственных правил. А значит, международные платежные системы не смогут гарантировать прохождение платежей, а на это они вряд ли пойдут. То есть передача трафика Visa и MasterCard на обработку российскому оператору крайне маловероятна.

Да и вероятность того, что международные платежные системы будут строить в России процессинговые центры, тоже невелика. По крайней мере до тех пор, пока под этой идеей не появится реальной экономики. "Платежные системы и практика их работы складывались годами и работают практически во всех странах мира. Процессинговые центры работают на несколько стран сразу. Таким образом, происходит экономия размера: чем больше операций, тем они дешевле в обработке. Не совсем ясно, зачем заставлять системы переносить процессинг в Россию и заставлять эти компании либо строить процессинг в стране (а это колоссальные затраты), либо отдавать его на аутсорсинг локальным игрокам",— говорит руководитель департамента по работе с госорганами Ситибанка Наталья Николаева.

Получается, что международные платежные системы могут отказаться и передавать процессинг по своим картам российскому оператору, и строить здесь собственный процессинг. Значит, вполне возможно, что картами Visa и MasterCard российского банка нельзя будет расплатиться в российском магазине.

Решение этой проблемы можно найти в международном опыте (если, конечно, не рассматривать вариант изменения закона). После создания российской платежной системы на базе универсальной электронной карты внутренние трансакции могут проходить как операции локальной системы. А при выезде за границу карта будет работать как Visa или MasterCard. Подобные примеры в мире есть, это мы, как всегда, для изобретения велосипеда выбираем особый путь. "В ряде зарубежных стран изначально развивалась локальная платежная система, которая затем выходила на международный уровень. Например, во Франции операции внутри государства по картам, выпущенным банками-резидентами, проводятся через локальную систему, а при выезде гражданина за рубеж карта начинает работать как Visa или MasterCard, поскольку совмещается с одной из международных платежных систем. У нас, видимо, получится наоборот: при львиной доле рынка карт международных систем будет развиваться собственная, локальная система",— говорит замдиректора департамента платежных карт Промсвязьбанка Владимир Старков.

Чтобы перейти на такой вариант работы карт в стране, новый закон не нужен. Достаточно построить платежную систему на основе универсальной карты в соответствии с озвученными для нее требованиями. "Мы надеемся, что размер комиссий за проведение трансакций через российского оператора системы будет ниже, чем взимают сейчас международные платежные системы",— говорит заместитель председателя правления банка "Уралсиб" Илья Филатов. Понятно, что новый игрок, выходя на рынок, должен предложить его участникам более привлекательные условия, чем конкуренты, чтобы получить свою долю.

Но есть и еще один важный момент, который требует, чтобы российский оператор назначил заведомо более низкие комиссии, чем у международных платежных систем: универсальная карта должна позволять расплатиться за такие услуги, как, например, проезд в городском транспорте. Это означает, что с ее помощью можно будет проводить микроплатежи. А это исключает высокие комиссии со стороны платежной системы для банков и со стороны банков для торговых предприятий. Торговые точки будут стараться проводить платежи через платежную систему с наиболее низкими комиссиями. А поскольку сеть приема универсальной карты предполагается сделать даже шире, чем сеть приема карт Visa и MasterCard, то доля последних во внутрироссийском обороте должна стремиться к нулю сама собой.

Так для чего же тогда нужны были поправки в закон, запрещающие передавать информацию заграничным процессинговым центрам международных платежных систем? Владислав Резник заявил "Деньгам": "Запрет не самоцель. Цель — регулирование. А это одно из необходимых условий". Возможно, мотивом было также обеспечение информационной безопасности. "Обеспечивать безопасность финансовых расчетов на порядок проще, если есть возможность контроля мощностей, на которых осуществляются данные операции",— уверен Александр Бородкин. Можно предположить, что еще одной целью могло быть желание пустить через процессинговый центр российской платежной системы трафик по картам Visa и MasterCard и тем самым немного заработать на комиссиях. "Инициатива не отдавать информацию о трафике за пределы страны и при этом не платить комиссии за его обработку в целом здравая и технически вполне осуществимая",— считает Вилен Тимирязев.

Но все эти резоны оказываются несостоятельными при логичном развитии проекта универсальной карты. Если весь внутренний трафик благодаря комиссионной политике пойдет через универсальную карту, то проблемы регулирования по сути государственного проекта вообще не существует. Информационная безопасность, как и экономика, по тем же причинам будет целиком внутренним делом.

В таких условиях поправки могут разве что исключить даже попытку демпинга со стороны международных платежных систем в области комиссий. Ведь это могло бы заставить операторов универсальной карты опустить комиссии ниже, чем они планируют. Впрочем, пока платежи международным системам могут скорее вырасти, чем снизиться. Так, система MasterCard не так давно ввела новую комиссию для банков при расчетах по ее картам в своих торговых точках и банкоматах. А Visa запросила у банков информацию о таких операциях (пока только для статистики), но банкиры уверены, что и эта платежная система в ближайшее время готовится ввести подобную комиссию.

В результате, скорее всего, расплачиваться за новые инициативы законодателей придется клиентам банков. "Новая редакция закона действительно вызывает наше беспокойство: на наш взгляд, некоторые из предлагаемых мер не пойдут на пользу платежной системе страны, российским потребителям, торговым и банковским организациям",— считает Илья Рябый. А Наталья Николаева убеждена: "Это не принесет результата, который объявляется,— снижение расходов для потребителей и развитие безналичных платежей. Для держателей карт это значит, скорее всего, повышение стоимости услуг".