Очевидно также, что технология ЭЦП имеет широкие перспективы внедрения во всех сферах жизни современного общества, связанных с передачей и обработкой информации, считает Сергей Пазизин, руководитель группы защиты автоматизированных банковских систем ОАО «Банк ВТБ», канд. физ.-мат. наук.

В отличие от собственноручной подписи, ЭЦП позволяет передавать подписанный документ по каналам связи без пересылки материального носителя документа и сохранять при этом возможность проверки подлинности документа. Это обусловлено тем, что ЭЦП связана с содержанием документа логически, а не посредством общего материального носителя. Если, например, записать документ и его ЭЦП на два разных носителя, то не возникнет никаких затруднений с проверкой того, соответствует ли данная ЭЦП данному документу. Средства проверки ЭЦП могут установить ее подлинность для электронного документа независимо от источника, из которого загружена необходимая для проверки информация.

В то же время очевидно, что документ на бумажном носителе с собственноручной подписью передать без самого носителя невозможно. Если переслать документ по факсу или в отсканированном виде по электронной почте, то потеряется не только часть информации о подписи (например, степень нажима). Прежде всего, нельзя будет установить связь между текстом документа и подписью, так как подпись могла быть переклеена с другого документа перед передачей по факсу или вставлена после сканирования с помощью редактора графических изображений.

Другим важным преимуществом ЭЦП является сложность ее подделки. На данный момент автору неизвестно ни одного случая подделки ЭЦП, созданной в соответствии с действующими международными или российскими стандартами (под подделкой здесь понимается создание такой ЭЦП, которую не отличают от настоящей обычные средства проверки, доступные каждому пользователю, при условии их корректной работы). Что касается собственноручной подписи, то установить ее подлинность с высокой степенью достоверности можно только в результате специальной почерковедческой экспертизы. В реальных условиях при проверке подлинности собственноручной подписи возникают следующие проблемы.

1. Отсутствие необходимой квалификации у подавляющего большинства «пользователей» бумажных документов. С заключением договоров, получением справок и других документов на бумажных носителях сталкиваются практически все, однако специальную подготовку проходят очень немногие.

2. Низкое качество образцов подписи и возможность их подмены. Например, если клиент банка может обслуживаться в любом его офисе, то, соответственно, в каждом офисе должен иметься и образец его подписи. Следовательно, банк вынужден рассылать отсканированные образцы подписи, обеспечивать их защиту от подмены и для проверки вместо оригинала подписи использовать ее изображение на экране монитора. Такая ситуация затрудняет проверку подлинности собственноручной подписи клиентов и создает условия для хищения денежных средств. Поэтому при выдаче денег банковские служащие не только сличают подпись клиента с образцом, но и требуют предъявить документ, удостоверяющий личность. Такая двойная проверка снижает вероятность обмана, но не позволяет исключить его полностью, так как злоумышленник может не только подделать подпись, но и использовать фальшивые документы. Не исключается также возможность сговора с работником банка и, например, получения кредита по чужим паспортным данным.

3. Недоступность образцов подписи. На практике при получении подписанного договора, счета или справки возможность сравнить подписи в этих документах с достоверными образцами часто вообще отсутствует. Такая ситуация не только объясняется низким уровнем правовой культуры, но и имеет объективные причины, связанные со сложностью организации работы с образцами подписи. В результате недобросовестная сторона может в последующем отказаться от исполнения обязательств на том основании, что документ подписан неуполномоченным лицом.

4. Изменчивость подписи, связанная с волнением, усталостью, состоянием алкогольного опьянения, невыработанностью подписи либо сознательным ее изменением. Данное свойство значительно затрудняет установление подлинности подписи и может, с одной стороны, привести к непризнанию настоящей подписи действительной, а с другой – использоваться злоумышленником в качестве основания для отказа от исполнения своих обязательств по документу, подписанному сознательно измененной подписью.

Учитывая сказанное выше, можно сделать вывод о том, что ЭЦП не только применима в тех ситуациях, в которых в принципе невозможно использование собственноручной подписи для подтверждения подлинности документов, но и имеет ряд преимуществ, связанных с наличием четких (математических) критериев достоверности и отсутствием необходимости в образцах подписи для проверки. Криптографические алгоритмы цифровой подписи позволяют с высокой степенью достоверности проверить следующее утверждение: электронный документ подписан с помощью закрытого ключа, соответствующего используемому для проверки открытому ключу, и после простановки подписи в электронный документ не были внесены изменения. При этом закрытый ключ ЭЦП, используемый для подписания электронных документов, известен только его владельцу, а открытый ключ ЭЦП, предназначенный для проверки подлинности ЭЦП, доступен любому пользователю соответствующей информационной системы.

Однако реализовать свои преимущества ЭЦП может только при квалифицированной организации ее использования и соблюдении ряда условий .

Эффективному использованию ЭЦП препятствует также отсутствие сложившейся правовой базы и правоприменительной практики, что неудивительно, если учесть, что со времени первых реальных ее применений прошло не более 20 лет (ранее вычислительная техника, необходимая для реализации алгоритмов ЭЦП, не была в достаточной мере распространена как в России, так и в других странах). Несмотря на то что с 2002 г. в России действует Закон об электронной цифровой подписи, правовые отношения при использовании ЭЦП по-прежнему регламентируются в основном двусторонними соглашениями и договорами присоединения, не всегда в полной мере защищающими интересы сторон. Часто также не проработаны в достаточной степени организационно-технические и правовые вопросы применения ЭЦП во внутреннем электронном документообороте организаций.

При внедрении ЭЦП обычно используется упрощенный подход, основанный на широко распространенном заблуждении, состоящем в том, что ЭЦП для электронного документа является эквивалентом собственноручной подписи для бумажного документа.

Рассмотрим далее основные отличия ЭЦП от собственноручной подписи, которые необходимо учитывать как специалистам при организации систем электронного документооборота, так и обычным пользователям.

1. Отчуждаемость возможности простановки подписи от владельца подписи. Как известно, возможность постановки собственноручной подписи на бумажном документе принадлежит конкретному физическому лицу и не может быть передана или похищена. Что касается цифровой подписи, то закрытый ключ, позволяющий его владельцу подписывать электронные документы, может быть передан другому лицу (или сразу нескольким лицам), а также потерян или похищен и затем незаконно использован. Здесь наблюдается определенная аналогия ЭЦП с печатью. Однако имеется и принципиальное отличие – возможность использования печати жестко связана с ее материальным носителем. Ее можно передать другому лицу во временное пользование, а затем забрать обратно. При этом временный владелец может сделать копию печати, но это будет другая печать и ее оттиски можно будет отличить от настоящих. Если же кто-то получит доступ к закрытому ключу, с помощью которого вычисляется ЭЦП, и сделает его копию, то сможет в будущем вычислять для электронных документов подлинные ЭЦП, полностью идентичные тем, которые создает настоящий владелец закрытого ключа подписи.

2. Отсутствие неразрывной связи с подписанным экземпляром электронного документа. Собственноручная подпись ставится на конкретном экземпляре документа, и невозможно появление новых экземпляров, ничем не отличающихся от подписанного. Могут существовать лишь его копии, подлинность которых требуется в свою очередь заверять. Подписанный в единственном экземпляре бумажный документ ни при каких условиях не может оказаться одновременно в двух местах. И если подписанный собственноручной подписью бумажный документ будет уничтожен, то можно быть уверенным, что второго точно такого же нет.

Что же касается ЭЦП, то она связана только с подписываемой информацией (а не с ее носителем) и вместе с этой информацией может быть размножена в произвольном количестве экземпляров. Копии электронного документа и копии с его копий ничем не отличаются от исходного документа. ЭЦП будет верна у всех этих экземпляров.

3. Наличие посредников. В отличие от процесса подписания бумажного документа, между человеком, ставящим ЭЦП, и электронным документом имеется посредник в виде аппаратно-программного средства, действия которого владелец ЭЦП может контролировать лишь предположительно.

Конечно, и бумажный документ может быть подписан без прочтения или может быть произведена подмена одного документа другим. Но в случае с собственноручной подписью человек имеет выбор – подписывать все листы документа или только последний с реквизитами, читать или не читать документ. В случае ЭЦП такого выбора у владельца подписи нет по следующим причинам.

Во-первых, человеку необходимо средство для просмотра (визуализации) электронного документа в связи с тем, что информация в исходном (машинном) виде является последовательностью нулей и единиц и для непосредственного восприятия недоступна. Да и не способен человек без специальных приспособлений считать ее с носителей информации, на которых она хранится в виде областей с разной намагниченностью или разной отражающей способностью. Следовательно, возможно, что на экране человек прочитает один электронный документ, а подпишет другой. Аналогичная ситуация возможна и при проверке ЭЦП – подпись может быть проверена для одного электронного документа, а на экран (на бумагу) может быть выведен другой электронный документ.

Во-вторых, человек нуждается в программных средствах, вычисляющих ЭЦП и проверяющих ее, так как не способен производить настолько сложные вычисления самостоятельно.

Следствием неизбежного присутствия указанных «посредников» является необходимость доверять им, а следовательно, и тем, кто их создал, выбрал, установил, настроил, кто обеспечивает их работу, осуществляя доступ к компьютерам в соответствии со своими должностными обязанностями.

Таким образом, образуется несколько групп «доверенных» лиц. Рассмотрим их подробнее.

Первая группа включает поставщиков программного обеспечения и, в частности, программистов, писавших код используемых программ.

Тем, кто считает, что компьютерные программы всегда делают то, что заявлено разработчиками, стоит обратить внимание на тексты лицензионных соглашений программного обеспечения. Часто в них явно указывается, что программное обеспечение поставляется «как есть» и поставщик не несет ответственность за прямые или косвенные убытки, причиненные неправильной работой программы. При этом необходимо учесть, что если такого пункта нет в лицензионном соглашении, то это вовсе не означает, что такие убытки будут кому-либо компенсированы. Скорее всего, разработчики просто не хотят пугать пользователей и надеются, что в случае каких-либо сбоев потерпевшему все равно не удастся добиться компенсации.

Вторая группа включает посредников, через руки которых проходят дистрибутивы программ, а также лиц, осуществлявших непосредственную установку программного обеспечения. Стоит задуматься, на чем основана уверенность во всех этих людях? На любом этапе пути от разработчика до компьютера пользователя в программное обеспечение, участвующее в обработке электронных документов, могли быть внесены изменения, или оно целиком могло быть заменено поддельным.

Третья группа включает специалистов, получающих официальный доступ к чужим компьютерам – администраторов и представителей служб поддержки и т. п. Далеко не все пользователи имеют достаточную квалификацию, чтобы самостоятельно осуществлять администрирование своих компьютеров и гарантировать недоступность их ни на одну минуту посторонним. Впрочем, дело даже не в квалификации. В любой крупной организации пользователь не имеет административных полномочий на своем компьютере. Соответствующие функции выполняют работники подразделения автоматизации, причем, как правило, дистанционно, так что пользователь не только с ними не знаком, но часто даже не знает, сколько человек имеют возможность читать его файлы, запускать его программы, подписывать ЭЦП за него электронные документы. Учитывая, что сопровождение программного обеспечения могут осуществлять посторонние организации, состав данной группы зачастую вообще никем не контролируется. Актуальность данной проблемы последнее время возрастает в связи с распространением аутсорсинга в сфере информационных технологий и ростом популярности использования коммерческих ЦОД.

Кроме перечисленных выше «законных» посредников повлиять на работу средств ЭЦП могут и так называемые хакеры, осуществляющие несанкционированный доступ к чужим данным и ресурсам. Причем для этого им не обязательно иметь физический доступ к компьютеру пользователя. С применением компьютерных сетей атака может осуществляться и из соседнего кабинета, и из другого филиала организации, а при наличии соединения с Интернетом – из любой страны мира.

Поскольку владелец ЭЦП самостоятельно не может держать под контролем действия перечисленных групп, то для обеспечения своего относительного спокойствия он или его работодатель вынуждены обращаться к помощи специалистов по компьютерной безопасности, которые образуют пятую группу доверия, поскольку от их квалификации и добросовестности зависит степень угрозы от перечисленных выше лиц.

Таким образом, физическое лицо, даже при наличии необходимых знаний, в большинстве реальных систем электронного документооборота не может полностью контролировать использование своей ЭЦП.

4. Ограниченность периода времени, в течение которого сохраняется юридическая значимость ЭЦП. В отличие от собственноручной подписи документа на бумажном носителе, обеспечивающей юридическую значимость независимо от времени, действие ЭЦП имеет временнЫе ограничения, связанные со сроком действия сертификата ключа ЭЦП, угрозой компрометации и развитием технологий.

При изготовлении ключа, как правило, оговаривается период его действия. Обычно это делается в сертификате ключа ЭЦП – документе, подтверждающем принадлежность ключа ЭЦП определенному лицу. Формально согласно Закону об ЭЦП достаточно, чтобы сертификат действовал на момент подписания электронного документа при наличии доказательств, определяющих момент подписания. Однако поскольку судебная практика по вопросу доказательства момента подписания ЭЦП электронных документов отсутствует и методы доказательства законодательно не определены, юридическая значимость любого электронного документа после окончания действия соответствующего сертификата может быть поставлена под сомнение. Таким образом, если электронный документ подписан ЭЦП за сутки до окончания действия сертификата, то через сутки он может утратить свою юридическую значимость. Данный факт, очевидно, накладывает значительные ограничения на область применения ЭЦП.

Следующая угроза потери юридической значимости электронного документа с течением времени связана с возможной компрометацией закрытого ключа ЭЦП, используемого для выработки подписи, т. е. событием, в результате которого возможно не санкционированное владельцем использование закрытого ключа ЭЦП. При этом собственно несанкционированного использования ключа может и не произойти. Достаточно события, указывающего на возможный доступ к закрытому ключу ЭЦП постороннего лица, например вскрытия печати на сейфе, в котором хранятся носители ключей ЭЦП, или потери такого носителя.

В случае признания факта компрометации ключа его не только нельзя будет использовать в дальнейшем, но и для уже подписанных ЭЦП электронных документов необходимо будет доказать, что они подписаны до их компрометации, что не всегда возможно сделать. Ведь злоумышленник, если он завладел ключом, может установить на своем компьютере произвольные дату и время, в том числе те, на которые ключ еще не был скомпрометирован, и подписать нужный ему электронный документ прошедшей датой.

Что касается технологического аспекта временнЫх ограничений, то он обусловлен возможностью появления новой вычислительной техники и новых математических методов, которые могут быть использованы для подделки ЭЦП, вырабатываемой в соответствии с действующими в настоящее время стандартами. Образно говоря, в будущем могут появиться снаряды, от которых современная броня не является защитой.

Нечто подобное произошло с алгоритмом шифрования данных DES, принятым в 1977 г. в качестве федерального стандарта США. В настоящее время этот шифр не является надежным, так как современные ЭВМ позволяют перебрать для него все варианты ключей ( ) за приемлемое время. Для объективности следует отметить, что и в 1977 г. из-за малой длины ключа многими специалистами прогнозировалась возможность вскрытия этого шифра в ближайшем будущем. В современных криптографических стандартах ЭЦП длины ключей выбраны со значительным запасом, что, однако, не позволяет исключить появления новых математических методов или качественных прорывов в развитии вычислительной техники, способных сделать реальной подделку ЭЦП, изготовленных в соответствии с этими стандартами.

Перечисленные выше отличия ЭЦП от собственноручной подписи документа на бумажном носителе были известны еще в то время, когда формировалось теоретическое обоснование возможности применения ЭЦП. Описаны также основные пути решения имеющихся проблем (специалистам они известны, несложно найти и соответствующую литературу). Необходимо только, чтобы при разработке систем электронного документооборота и подготовке нормативной базы по применению ЭЦП поднятые проблемы осознавались и учитывались всеми участниками процесса внедрения, а также пользователями этих систем.