владелец Klerk.ru Борис Мальцев- В прежние времена первый вопрос интервью был бы таков: в чем секрет вашего успеха?

- Сайту Клерк.Ру девятый год. Примерно через год после открытия сайт стал лидером, прочно занял высокие места во всех рейтингах. Хотя мы особо не старались. За это время дизайн разве что сменили. Был зеленым – стал красным. (смеется).

- А в чем была сверхзадач проекта? Уже само название вашего портала подразумевает определенный взгляд на жизнь – взгляд клерка.

- Мы никогда не ставили задачи соотнести название и аудиторию. Все рождалось как-то само по себе. Была идея сделать именно бухгалтерский сайт, я сам бухгалтер. Сайт вообще возник на основе другого проекта, там было название law.listtop.ru, то есть абсолютно ни с чем не связанное. И только потом мы стали задумываться об имидже проекта. Тогда мой друг Миша Лапушинский, создатель Bankir.Ru, предложил несколько названий и мне понравилось Клерк.Ру . Так и появилось нынешнее имя, на редкость удачное.

- Удачное, без сомнения, но оно указывает уже не столь на профессиональную принадлежность, сколько на социальную. Причем тут много нюансов. Клерки – это «офисный планктон». Клерки – это тот самый пресловутый средний класс…

- Никогда не думал над этим вопросом. Сейчас, глядя на Клерк.Ру, можно сказать: да, это сайт для «офисного планктона». Но в принципе наша аудитория сама формировала сферы своих интересов. Изначально был сайт для бухгалтеров. Потом появились юристы, сделали для них  свой раздел. Появились менеджеры - сделали раздел. Появились банкиры - сделали раздел. То есть развитие было абсолютно естественное. Что-то не получалось. Например, у нас не пошел раздел «Путешествия». Зато хорошо пошли «Объявления».

В итоге получилось то, что получилось. Аудитория сегодня разнообразна. По-прежнему высок процент бухгалтеров – в силу того, что у них больше потребности обмениваться какой-то профессиональной информацией.

- Клерк.Ру возникал как сервисный сайт или сразу как медийный?

- Сразу как медийный. Сначала появились новости, статьи. Типа такого виртуального шкафа, в который складывалась нужная и интересная информация. Потом появилась возможность давать комментарии. Потом, глядя на тот же Bankir.Ru, поняли, что нужно делать форум. Вы шли от форума к медиа, а мы от медиа к форуму.

- Кстати, какие ресурсы сегодня входят в вашу медиа-группу?

- Порталы Клерк.Ру, «Живая Кубань», Colton.ru – это сайт для поиска вакансий. Есть БухСМИ – агрегатор бухгалтерских новостей. Действует народная энциклопедия для бухгалтеров.

- Откуда ваши читатели?

- Раньше 40-50% аудитории давала Москва, примерно 12% - Петербург. Сейчас Москва «размывается», только 26-29%. И это очень радует, это означает, что Россия начинает нас читать. Мы делали очень серьезные шаги в поиске региональной аудитории. Кроме того, слава богу, серьезно подешевел сам доступ к интернету в провинции. У нас в Краснодаре, например, примерно раза в три за последние годы.

- Любопытный момент: почему именно в Краснодаре возникают успешные интернет-проекты российского масштаба?

- Краснодар стал родиной трех «слонов» Рунета – это Bankir.Ru, Клерк.Ру, Diary.ru. Может быть, потому, что нет худа без добра. Люди у нас активные, жизнь идет, а профессиональной аудитории не было – вот и пришлось выходить сразу на всю Россию (смеется).

- В российском бизнесе всегда был перекос в сторону столиц. Серьезные проекты федерального масштаба делались в Москве и Петербурге, а из провинции было трудно пробиться на федеральный рынок. Получается, что бог создал города разными, а интернет, подобно полковнику Кольту, уравнял их возможности?

- Да, безусловно. И тут стоит подчеркнуть, что краснодарские интернет-проекты, которые вышли на федеральный уровень, еще и остались независимыми спустя девять-десять лет после создания. Это тоже интересный факт. Москвичи делают проект и вскоре пытаются найти инвестора и продать его. В Краснодаре делают надолго.

- Когда начался бурный рост Интернета, все восприняли его как великого уравнителя. В виртуальности все равны - что Нью-Йорк, что Москва, что Краснодар, что Урюпинск. Расклад идет не по городам и весям, а по интересам: если ты фиалковод - ты идешь на сайт фиалководов, а в Нью-Йорке ты живешь или в Урюпинске – неважно. А потом выяснилось, что создаются региональные сайты. Оказывается, региональный интерес все же есть. И он силен. Раз вы создали «Живую Кубань» - предполагается, что энная толпа народа интересуется именно Кубанью.

- Ну, региональный момент всегда присутствовал. Как начинался Интернет? Появлялись большие провайдеры в каждом регионе, и первыми задумывались о контенте именно они. Поэтому, как правило, в каждом регионе, есть свои старейшие ресурсы. Созданные не по интересам, а по принципу региональной общности. Это было, это есть и, полагаю, это будет и в будущем. Людям всегда интересно место своего обитания. Так что наряду с Клерк.Ру, Банкир.ру, Одноклассники.ру всегда будет огромная ниша для Тюмень.ру, Кубань.ру, Екатеринбург.ру и какого-нибудь Вешкино.ру.

- Недавно я с удивлением узнал, что в московском районе Строгино, где я живу, есть собственный портал. Причем большой, многолюдный. Там обсуждают как защитить от строителей рощу во дворе, обмениваются ненужными вещами, организовали сбор одежды для малоимущих, просто общаются и знакомятся. Кто побогаче – помогают тем кто победней. При этом никакого социального снобизма, никакого отторжения. И я осознал, что Интернет теперь для меня – это не только Bankir.Ru или Одноклассники.ру. Это еще и мой дом, мой район.

- Именно. Так и будет.

- Тебе часто предлагали продать Клерк.Ру?

- Конечно. Одно крупное издательство обращалось, другие инвесторы. Я не видел смысла продавать, поскольку проект прибыльный, идет постоянный рост, развиваться его интересно. Может, это у меня от недальновидности, но я хочу продолжать заниматься этим делом.

- Портал со 100-тысячной ежедневной аудиторией – лакомый кусок. За это время не возникали какие-то коллизии, связанные с попыткой социального или политического воздействия на проект?

владелец Klerk.ru Борис Мальцев- Нет, не возникали, не могу сказать, что какое-то есть политическое воздействие. Даже странно, абсолютно независимо живем, как под шапкой-невидимкой. Сайт «Живая Кубань» с тремя тысячами посетителей в день вызывает, как ни странно, более активную реакцию власть предержащих, чем стотысячный Клерк.Ру.

Впрочем, Клерк.Ру очень выдержан в высказываниях. Мы внимательно мониторим общение на форуме, стараясь пресекать асоциальные явления или все то, что можно счесть проявлением экстремизма. Поэтому я спокоен относительно решения пленума Верховного суда по поводу контроля за комментариями на сайтах. Мы таких материалов не пропустим, работаем по закону. Хотя большой вопрос все же, кто должен отвечать за комментарии, - интернет-издание или тот, кто его написал. Главное – сохранить за Интернетом позицию свободной трибуны. Дать людям говорить то, что они думают. В конце концов, в социальных сетях так и происходит.

А вообще политика модерирования - это очень важная составляющая часть Интернет-проекта. Бесконфликтность, умение гасить конфликты – это основные принципы модерирования на нашем сайте. Я могу сказать, что наш форум действительно очень классный именно в этой части. Атмосфера хорошая. А такую атмосферу создать очень сложно. Надо содержать большой штат модераторов.

- Понятие «сайт»… Сеть не сеть, медиа не медиа - всего понемногу. Получается, что интернет еще только начал процесс самоопределения?

- Думаю, это самоопределение зависит от аудитории. В Интернете самое главное – аудитория. Когда она сформирована – станет ясно, какой контент ей нужен. Но если ты хочешь серьезно на интернет-рынке работать – надо не только уметь идти за аудиторией, но и опережать ее. Интернет много пробует. Пробовали блоги, пробовали подкасты, пробуем интернет-телевидение. Что-то идет, что-то нет. Например, телевидение в интернете, полагаю, имеет большие перспективы. Я сам стал смотреть ТВ в Интернете – это удобно.

- А не получается ли так, что с развитием Интернета информация теряет качество? Вот бывший главный редактор «Банковского обозрения» Андрей Мирошниченко как-то писал, что чем больше информации, тем она хуже, идет подмена информационного потока информационным шумом.

- Такое ощущение, конечно, есть. Но мы не боремся с этим. Тут нужно понимать, что есть качественная журналистика. Есть проекты, которые заточены на качественную журналистику. А есть такая потребность, как быстрота информации. Сочетать потребность в скорости и потребность в качестве в одном проекте сложно. Простой пример – Яндекс-новости. Это популярно, удобно и быстро. Но мы же не можем сказать, что это качественно? Мы и не требуем от Яндекс-новостей глубины, мы требуем оператвиности.

- Журнал «Главбух» для вас конкурент?

- «Главбух» для нас был конкурентом в тот момент, когда они очень серьезно пытались завоевать Интернет. Но у них политика сменилась. Сейчас, полагаю, мы дополняем друг друга. Я конкурентов не боюсь. Уверен, они будут рынок только развивать.

Я не думаю, что можно говорить о прямой конкуренции классических медиа и интернета. Интернет – это все же больше, чем медиа. Это сервисы, это опции, это возможность выйти за пределы своего проекта, это возможность интегрировать свой контент в социальные сети.

- Что ты думаешь о приватности в Сети? С одной стороны, анонимность приводит к распущенности. С другой, социальные сети по сути превращаются в электронные досье на многие сотни тысяч людей, где легко можно проследить их связи, взаимоотношения, кто, что и когда подумал или сделал, кто с кем переспал и т.д. и т.п. Было бы желание, а технические возможности позволяют. И если представить, что «большой брат» смотрит за нами через айпи-адреса… Не приводит ли интернет к тотальной обнаженности личной жизни человека?

- Конечно, приводит. Забота о приватности - это личная проблема человека, это никто за человека не сделает. Если человек идет в Интернет, выкладывает информацию о себе - он должен подумать о том, кто и как воспользуется этой информацией. И если, например, старый кредитор или первая любовь находят тебя через Сеть – не обижайся на Сеть.

- Западные аналоги у Клерк.Ру были какие-нибудь?

- Нет. Не было аналогичной потребности: ни в какой стране нет таких проблем с бухгалтерией как в России. Я серьезно говорю. В Европе, например, бухгалтеры в основном на аутсорсе - это большие компании, которые просто обслуживают мелкий бизнес. Они обмениваются информацией в рамках своих компаний. Налоговая система на Западе в основном устоявшаяся, у нас же налоги – вечная тема, вызывающая кучу вопросов.

- Борис, выход в офлайн ты не задумывал?

- Я еще не перебрал проекты, которые можно реализовать в Интернете. А их действительно много. Последний из наших проектов – Интернет-магазин. То есть я еще не все в Сети попробовал, в офлайн рано пока.

Были попытки проводить семинары. В итоге это переросло в совместные семинары с другими компаниями, которые на этом специализируются. Поскольку в этом бизнесе очень важна рекламная составляющая, им интересно партнерствовать с Клерк.Ру.

Тут, скорее обратная тенденция. Офлайн приходит в онлайн. Еще пять лет назад было привычно покупать билеты на самолет или поезд в кассах. Сейчас же огромная часть россиян делает это в Интернете.

Вообще, Интернет еще не раскрыл своих возможностей и наполовину.

- Не так давно мы беседовали с Германом Стерлиговым, он считает, что Интернет – это отличный инструмент для работы, но его надо запретить для детей. Такие вот две крайности.

- Ну, что ж, в этом есть своя правда. У меня дочери 12 лет, она, лет с шести знает компьютер, Сеть и сейчас face-book для нее - это «наше все». Было дело, я ей запрещал ходить в Интернет. Но не потому, что она там что-то запретное увидит, а потому, что много времени за компьютером в таком возрасте проводить просто вредно. Мы с ней договорились, определили рамки, час в день она может проводить за компьютером.

- Я впервые напрягся из-за Интернета (хотя являюсь его горячим поклонником) по одной причине. Увидел, как моя дочь проделывает какие-то манипуляции у компьютера. Оказывается, на экране ее виртуальный образ (этакая стройная девочка с синими глазами размером с чайные блюдца) катается на коньках, а моя Машка с помощью мышки заставляет ее ускоряться, замедляться, объезжать препятствия и выделывать сложные пируэты. Все это называется «программой для обучения катанию на коньках». Вот только дочка была уже на девяносто девять процентов уверена, что стала мастером этого дела. И мне пришлось иметь с ней весьма серьезный разговор, объясняя, что ее виртуальные успехи ничего общего с реальными не имеют. А она кричала: «Пап, посмотри, что я уже умею…»

- Мне кажется, что такая проблема есть на самом деле. Детей нужно контролировать, при необходимости – оторвать от виртуальности. Если уж взрослые люди начинают путать свой виртуальный образ с реальностью, то для детей это может стать большой проблемой. Не говоря уж о том, что мне не хочется, чтобы моя дочь попала на какой-нибудь порносайт. Но что делать? Не запретами надо решать. Надо сесть, поговорить, объяснить. Не факт, что дойдет с первого раза или со второго раза. Но иного выхода нет.

- Испугавшись, что дочь вырастет жирной коровой, уверенной, что она классная фигуристка, я ее на ролики в реальности поставил. А со взрослыми?

- Ты думаешь, со взрослыми есть такая проблема?

- Я встречаю знакомую. В реальной жизни она – мелкая «шестерка» в сомнительном деле на восьмисотдолларовой зарплате. В Одноклассниках.ру – королева, владелица собственного бизнеса и т.п. и т.д. А благодаря Фотошопу она еще и сверхкрасавица. В результате она просто живет в Сети. Там у нее жизнь удалась…

- Так это же, наоборот, хорошо! Хорошо, что человек свои комплексы может реализовать вот так безобидно. Это же некая реализация своих комплексов, она может менее болезненно происходить для общества. Ругаться в Интернете, выяснять отношения в Интернете, убивать в Интернете – лучше, чем в реальности. Человеку нужна своя отдушина, он в Сети «разгрузился», вернулся в этот мир и ему хорошо.

- Может быть. Но есть одна проблема. Помню, как в середине 90-х я был в числе заядлых «думеров» (была такая игра). Мы там дневали и ночевали, устраивали чемпионаты, делились на «клавишников» и «мышатников» и т.д. и т.п. И однажды я осознал, что мне кажется, что любую ситуацию в жизни можно перезагрузить. Сделал что-то не так, нажал Ctrl+Alt+Delete – и снова ожил. А жизнь перезагрузить нельзя. Помню, на одном мероприятии встретил человека, который, как выяснилось, писал злобные комментарии под моими статьями. Он ко мне чуть не с объятиями, как к доброму знакомому. Я говорю: «Подожди, ты же меня в комментариях чуть не дерьмом называл?» А он в ответ искренне так: «Ну, это ведь в Инете было…» Словно, если в Интернете, то «не считается»…

- Интернет раскрывает уровень внутреннего состояния человека. Здесь нет границ, здесь можно оказаться голым. Естественно, кто-то не умеет быть собой. Ничего страшного.

Это среда. Дома ты можешь ходить голым. Если при родных, то будешь как минимум в трусах, если гости пришли – оденешь костюм. Что и когда надевать – человек решает в соответствии с многовековой сложившейся нормой. В Сети нормы еще не сложились. Здесь еще много эксгибиционистов, много тех, кто воспринимает свободу как вседозволенность. Пройдет…

- Будем ждать. Пока же, увы, прав Никита Михалков, заявивший, что Интернет сегодня стал прибежищем подонков.

- И это пройдет. Многое зависит от нас – тех, кто делает Интернет. Постараемся сделать его чище, добрее, нормальнее. Уверен, что этот «проект» вполне осуществим.