У остальных российских банков пока недостаточно стимулов для страхования ответственности своих руководителей: в стране действуют другие механизмы.

Точной статистики покупки полисов страхования D&O в России не ведется, в том числе потому, что покупка такого полиса является конфиденциальной информацией. Пример Сбербанка, который в декабре 2009 года объявил публичный тендер на страхование ответственности своих топ-менеджеров, — это пока исключение для российской практики.

В банковском секторе, по данным «Эксперт РА», взносы по страхованию ответственности персонала и страхованию D&O в 2009 году составили 70 млн рублей. На российском рынке страхования D&O есть всего несколько активных игроков.

Изначально толчком для развития отечественного рынка страхования ответственности топ-менеджеров послужил выход крупного российского бизнеса на зарубежные инвестиционные и фондовые площадки. Спрос исходит также от предприятий, которые работают на мировых рынках и подпадают под действие западного законодательства, а также от компаний с иностранным участием или просто со стороны фирм, которые нанимают западных директоров. Это предприятия энергетического, нефтегазового секторов, телекоммуникационные компании и банки. По словам Натальи Соколовой, начальника управления организации продаж Страховой группы «Уралсиб», основную долю российского рынка D&O составляют крупные публичные компании, но растет интерес и со стороны представителей среднего бизнеса.

Антон Казиев, ведущий специалист отдела страхования финансовых институтов ОСАО «Ингосстрах», считает, что доля банков, приобретающих для своих директоров полисы D&O, составляет примерно 20% от общего числа полисов по этому виду страхования. При этом страховщики признают, что ответственность директоров финансовых институтов — наиболее рискованный сегмент страхования D&O. Российское законодательство содержит достаточно внушительный перечень обязанностей руководителей банков, а также положений, позволяющих пострадавшим сторонам добиться компенсации ущерба, причиненного им ошибочными действиями директоров. Но в России практика предъявления претензий к персонально директорам не распространена, поэтому и спрос на полисы невелик.

На какие случаи распространяется полис?

Особенностью страхования ответственности директоров является то, что полис строится на базе «всех рисков»: страхуется гражданская ответственность директора, возникающая в связи с его обязанностью компенсировать ущерб, причиненный третьим лицам в результате ошибок и упущений, допущенных при руководстве компанией, без перечисления конкретных оснований возникновения ответственности. Такая схема обеспечивает лучший уровень защиты, поскольку возмещению подлежат и случаи, которые еще не известны страховщику и страхователю на момент заключения договора страхования, говорит Антон Казиев («Ингосстрах»).

Алина Малышева, начальник отдела страхования ответственности управления корпоративного страхования ответственности и финансовых рисков компании «Росгосстрах», обращает внимание, что по полису D&O возмещаются также расходы на защиту прав директора (экспертиза, услуги адвокатов и т.п.) в случае, если к нему предъявлена претензия или в отношении его действий начато административное разбирательство. Страховщик начинает оплачивать эти расходы с самого момента предъявления претензии, независимо от исхода спора и не дожидаясь результатов урегулирования, которое может растянуться на годы. Это позволяет застрахованным руководителям компании получать квалифицированную юридическую помощь с самого начала конфликта и независимо от того, будут ли они в результате разбирательства обязаны возмещать кому-либо убытки, либо предъявленная претензия окажется необоснованной.

Важно понимать, что полисы страхования D&O не покрывают умышленные действия топ-менеджеров, подчеркивает Анна Овчинникова, начальник отдела методологии и андеррайтинга управления страхования финансовых рисков «АльфаСтрахования». В соответствии с ГК РФ страхование противоправных интересов не допускается и, кроме того, страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя или застрахованного лица. Однако полисы страхования могут предусматривать оплату расходов на защиту директора (например, на адвокатов), даже если он обвинен в уголовном преступлении. Однако если директор будет осужден, расходы на его защиту страхователю не возмещаются. Если данные расходы были авансированы, страхователь обязан будет вернуть их страховщику. При этом эксперт отмечает, что к страховщикам поступают запросы, которые свидетельствуют о потребности застраховать возможные убытки, связанные с мошенничеством и противоправными действиями наемных топ-менеджеров.

Екатерина Двойникова, заместитель главного редактора АСН:
Страховщики предпочитают не распространяться о выплатах в данном сегменте рынка, чтобы не вредить своим клиентам. В отчетности Федеральной службы страхового надзора страхование D&O не выделено, поэтому составить объективное представление об объеме рынка, уровне и размере выплат затруднительно. Однако с уверенностью можно говорить, что рынок страхования D&O в России развит очень слабо. Директор Центра страхования ответственности «РОСНО» Галина Гуляева оценивает его всего в несколько десятков договоров, лимит страховой ответственности по каждому из которых варьируется от 1 млн до 100 млн долларов. Страховых выплат за последний год по этому виду страхования у «РОСНО» не было, однако имеются заявленные убытки. «Ингосстрах» тоже не производил таких выплат и имеет заявленные убытки, а «Согласие» не получало требований о выплатах.

Что мешает развитию рынка?

Российское законодательство содержит немало норм, на основании которых директор может быть привлечен к ответственности: ГК РФ, законы «Об акционерных обществах», «Об обществах с ограниченной ответственностью», «О рынке ценных бумаг», «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций». Требования этих документов частично похожи на требования западного законодательства и предусматривают личную ответственность топ-менеджеров.

Однако неопределенность по многим вопросам регулирования ответственности членов органов управления юридических лиц, в частности трактовка состава обязанностей руководителей и принципа «добросовестности и разумности», в соответствии с которым должны действовать руководители акционерного общества или общества с ограниченной ответственностью, препятствует развитию страхования D&O в России, говорит Алина Малышева («Росгосстрах»).

Страховому рынку не хватает конкретных примеров, показывающих, какие риски существуют у руководителей в России и каким образом полис D&O предоставляет защиту от таких рисков. В последние годы уже накоплена практика взыскания убытков персонально с топ-менеджеров банков (банки «Олимпийский», «Национальный» «Диалог-Оптим», АСБ-банк, Содбизнесбанк), и суммы по этим искам насчитывают миллиарды рублей. Но это не страховые случаи: руководители этих банков не приобретали полис D&O. А банки, которые покупают полисы страхования ответственности топ-менеджеров, — это крупные, часто государственные, одним словом, прочно стоящие на ногах кредитные организации. С большой уверенностью можно утверждать, что страховых случаев по D&O в банковском секторе России еще не было.

Еще одно препятствие — в российском законодательстве в большей степени, чем гражданская ответственность, прописаны и предусмотрены административная и уголовная ответственность руководителей, а эти два вида ответственности не покрываются полисом страхования D&O.

Антон Казиев («Ингосстрах») также обращает внимание на отсутствие общепринятых условий страхования. «Каждая страховая компания регистрирует свои правила страхования, которые строятся на базе западных правил страхования и не всегда соответствуют российскому законодательству. Кроме того, несоответствие правил затрудняет перестрахование крупных рисков, которое приводит к образованию «дыр» в покрытии», — говорит эксперт. Если обобщить, подобное страхование появилось в России недавно, и культура страхования таких рисков пока не сформировалась.

Большим шагом вперед в развитии рынка страхования D&O со стороны законодательства стало бы уточнение как круга обязанностей органов управления компании и их членов, так и содержания понятия «добросовестные и разумные действия», так как на этом понятии основана ответственность руководителей. Эту задачу берет на себя один из законопроектов ФСФР о внесении изменений в закон РФ «Об акционерных обществах», впервые опубликованный на сайте ФСФР в августе 2009 года, рассказывает Алина Малышева («Росгосстрах»).

Такие меры со стороны государства, как включение затрат на страхование ответственности директоров в состав расходов, снижающих налогооблагаемую базу компании, изменение режима ответственности руководителей и введение новых законодательных актов в области корпоративного права, способны сформировать в России эффективный институт ответственности первых лиц компании и, следовательно, после этого D&O в нашей стране будет развиваться более активно, считает Анна Овчинникова («АльфаСтрахование»).

D&O за рубежом

История заокеанского рынка страхования ответственности топ-менеджеров насчитывает более ста лет. А точкой отсчета резкого усиления волны соответствующих исков и, соответственно, роста популярности D&O страхования, стал финансовый коллапс Penn Central Transportation Company в 1970 году.

По подсчетам страховщиков, за рубежом количество исков к топ-менеджерам возрастает в среднем на 20% в год, рассказывает Антон Казиев («Ингосстрах»). В западных странах растет количество оснований, по которым руководители компаний могут быть привлечены к ответственности. В США в соответствии с Federal Deposit Insurance Corporation Act руководители банков должны проявлять максимальное прилежание и добросовестность при выполнении своих служебных обязанностей и несут персональную ответственность за любые убытки, вызванные их нарушением или санкционированием нарушений соответствующих федеральных законов или инструкций ФРС. Поэтому полис D&O имеют все корпорации, включенные в листинг Нью-Йоркской биржи, а также более 90% крупнейших банков.

Наиболее крупными являются иски акционеров, связанные с обращением ценных бумаг. Западное законодательство позволяет акционеру подать иск не только к компании, но и непосредственно к ее топ-менеджеру, если акционер посчитает, что действия этого руководителя привели к недополучению ожидаемого дохода от приобретенных акций. В США такие иски очень распространены. Средняя сумма урегулиpoвaния по ним составляет от 10 до 25 млн долларов без юридических издержек.

Бремя доказательства своей невиновности лежит на ответчиках. Даже в случае успешной защиты (а таких случаев в среднем 70%) расходы на юристов огромны — от 500 тыс. долларов и выше. Полис предоставляет возмещение как непосредственно присужденной к возмещению суммы ущерба, так и юридических расходов, направленных на защиту дела. Договор страхования может предусматривать обязанность страховой компании самостоятельно организовывать защиту дела или предоставлять страхователю право выбора адвоката, который, тем не менее, должен быть одобрен страховщиком.

Директор Центра страхования ответственности «РОСНО» Галина Гуляева поделилась с «БО» обобщенными данными зарубежных коллег о рынке страхования D&O за последние пять лет в Европе. 70% всех требований по D&O там составляют судебные иски. При этом в 33% случаев требования о выплате предъявляют акционеры, 40% — госорганы, 11% — сама компания-страхователь, 16% — другие компании. Банки и другие финансовые организации составляют треть покупателей полисов D&O.

Перспективы сегмента

В последние годы в мировой практике растут страховые премии, что соответствует росту числа групповых исков. Антон Казиев («Ингосстрах») обосновывает эту тенденцию следующими факторами:

  • институциональные инвесторы более активно вовлекаются в предъявление исков;
  • появляются юридические компании, преимущественно в США, отслеживающие провалы котировок акций крупных компаний и специализирующиеся на формировании групповых исков к таким компаниям;
  • «интерес» вышеупомянутых юридических компаний распространяется на компании среднего размера;
  • возникают скандалы, связанные с нарушениями правил биржевых торгов;
  • растет количество компаний, выходящих на международный фондовый рынок с целью получения дополнительного финансирования.

В России, наоборот, наблюдается снижение стоимости страхования, что связано с невысокой убыточностью и отсутствием судебной практики. К тому же кризис уменьшил число компаний, выходящих на IPO, основных потребителей полисов D&O. Правда, эксперты отмечают, что сейчас наблюдается восстановление количества приобретаемых полисов и растет доля банков в общем количестве полисов по страхованию топ-менеджмента.

Однако для крупнейших российских банков, которые теоретически могут понести и самые большие убытки, лучшей защитой на данный момент служит политическое прикрытие. Даже Сбербанк, заявляя о желании купить полисы D&O, ссылается не на риск получения убытков по искам от акционеров, а на желание следовать мировой практике. Миноритарии уже поднимали в Интернете шум по поводу нерационального использования средств в других крупнейших госбанках и их дочерних компаниях, но добиться юридических разбирательств оказалось крайне сложно по политическим мотивам. В любом случае, речь шла бы об умышленных действиях, а это не страховой случай.

Ну а для страховщиков этот сегмент, безусловно, интересен, даже если стоимость полисов D&O будет снижаться: настырных акционеров в России очень мало, судебная практика только формируется, страховых случаев не было. Поэтому страховщики с нетерпением ждут того момента, когда банки снова захотят проводить IPO или просто приобщиться к западной практике.

 

справка.бо
D&O (от англ. Directors & Officers) — это комплексный вид страхования. В его рамках возмещается не только тот ущерб, который топ-менеджер обязан компенсировать потерпевшей стороне, но и расходы по защите прав топ-менеджера в ходе судебного разбирательства. Претензии могут быть выдвинуты в связи с ошибочными или небрежными действиями, нарушением служебных обязанностей или бездействием руководителей банков. Чаще всего иски предъявляют акционеры, сотрудники, контрагенты или конкуренты и третьи лица, а также государственные органы.

справка.бо
Основания для предъявления претензий к директорам компаний:

  • плохое руководство и контроль;
  • низкое качество принимаемых решений/отсутствие должной осмотрительности при принятии решений;
  • ошибки, неточности или неполное раскрытие информации, допущенные в финансовой отчетности, инвестиционных декларациях и проспектах эмиссии;
  • неосмотрительные инвестиции, в том числе ошибочная политика в отношении сделок слияний и поглощений;
  • неправильная оценка инвестиций и сделок;
  • проведение закупок без тендеров;
  • несоблюдение порядка проведения крупных сделок и сделок, в которых имеется заинтересованность;
  • растрата средств компании;
  • использование инсайдерской информации;
  • нарушение антимонопольного законодательства;
  • нарушение трудового законодательства: неправомерное увольнение сотрудников, расовая, возрастная, половая или любая другая дискриминация. Полис покрывает претензии, предъявленные по любым основаниям, кроме тех, которые прямо исключены из полиса.

Источник: ОСАО «Ингосстрах»

Страхование ответственности персонала и страхование D&O, 2009 год

Место в рэнкинге

Компания

Страховые взносы, тыс. рублей

Страховые выплаты, тыс. рублей

Количество заключенных договоров, шт.

1

ВТБ-Страхование

24 202

0

1

2

РОСНО

13 341

0

3

3

Группа «Ингосстрах»

5 000

0

3

4

НСГ

28

0

3

Источник: «Эксперт РА», по данным компаний