Уоррен Баффет тонет вместе кредитными агентствами

Плохое поведение рейтинговых агентств стало одной из главных причин всемирного финансового кризиса. Как сказал один телеведущий у них «самая коррумпированная бизнес модель во всей корпоративной Америке».

У большой тройки - Moody's, Fitch и S&P – есть специальный правительственный мандат; только они обладают правом определять степень кредитоспособности инвестиционных долговых инструментов.

Такое привилегированное положение дарует им сверх прибыльную монополию, так как многие покупатели облигаций, например, пенсионные фонды и другие крупные инвесторы, могут владеть долгом только «инвестиционной» степени. И никто кроме Moody's, Fitch и S&P не может официально даровать эмиссии статус «инвестиционной».

Но как же все это усугубило мировой  кризис? Просто. Рейтинговые агентства просто забыли про «должный процесс», чтобы накушаться прибылями. Они наклеивали лейбл “AAA” на все мешки, наполненные мусором марки сабпрайм, потому что им за это неплохо платили. (Аналитикам, которых по этому поводу мучила совесть давали выбор: или заткнитесь или ищите другую работу).

На пике жилищного пузыря именно рейтинговые агентства исполняли магический трюк по превращению мусора из недр инвестбанков в золото. Без их штампика у инвесторов не было бы повода наедаться «безопасными» ценными бумагами, которые в реальности были токсическим мусором.

Рейтинговые агентства не только не смогли верно оценить степень рискованности инвестиционных инструментов, но еще и подлили масла в огонь своей жутковатой способностью усугублять каждый кредитный кризис. Вот общая для большой тройки формула:

  • Во-первых, сохраняйте инвестиционный рейтинг компании или страны как можно дольше.
  • Во-вторых, не обращайте никакого внимания на ухудшение долговой ситуации.
  • В-третьих, ждите наступления самого неправильного момента для того, чтобы начать действовать.
  •  В-четвертых, выпустите «даунгрейд» в самый неподходящий момент и тем самым вызовите схлопывание.

Рейтинговые агентства остаются в бизнесе только потому, что поддерживаются государством. Тем не менее, Уоррен Баффет считает, что они замечательные, так же как и Goldman Sachs.

Недавно он, по требованию правительства, выступил перед Комиссией по расследованию финансового кризиса. Оракул из Омахи давал показания как один из главных акционеров агентства рейтингового Moody's.

Это был печальный спектакль. Баффет замарал собственную репутацию своей неудачной защитой Moody's, и выглядел наивно и некомпетентно.

Это уже второй случай после начала кризиса, когда Баффет спускает значительную часть своей репутации в унитаз. В первый раз он начал громко защищать Goldman Sachs (или свою $5 млрд. долю в нем), в свете действий банка, которые были в худшем случае противозаконными, а в лучшем – морально неприемлемыми.

Баффет в прошлом часто называл деривативы «оружием массового поражения». Он также много говорил о репутации, честности и деловой этике.

Поэтому мы можем по достоинству оценить ироничность ситуации, в которой самые активные пользователи деривативов, а именно Goldman Sachs и Moody's, могут рассчитывать на моральную поддержку Уоррена.

Если бы Баффет был еще одним аморальным капиталистом это стало бы таким сюрпризом, ведь никого сегодня не удивишь тем, как глава крупного инвестиционного банка беспокойно дергается как червяк на крючке.

Но он должен был быть другим. Мудрец из народа увеличенный во много раз, посланец из мира гамбургеров и домашнего яблочного пирога. Но на поверку герой оказался фальшивым, а разочарование горьким.

Вот еще пища для размышления: вы, наверное не раз слышали, что разумно инвестировать как Уоррен Баффет. Так вот забудьте об этом, потому что если вы не миллиардер вы просто не можете себе этого позволить.

Цена акций агентства Moodys

1-1.jpg

На начало июня 2010 года компания Баффета Berkshire Hathaway все еще оставалась крупнейшим держателем акций Moody's с долей около13%.

Я не знаю как вы, но сам я не так богат, чтобы держать бумаги, которые подешевели на 70%. «Купи и держи» в теории звучит хорошо, так же наивное «в конце концов, рынок всегда возвращается». Есть время покупать и есть время продавать, даже для самых долгосрочных инвесторов.

На слушаниях в комиссии Баффет оправдывал Moody's и себя, тем, что он полностью пропустил жилищный пузырь. «Это был самый большой пузырь в моей жизни… Очень и очень немногие смогли правильно оценить его масштаб и это в природе пузырей», сказал Баффет.

Очевидно, что сам Баффет также не смог правильно оценить его масштаб, хотя он и работает в инвестициях уже 60 лет, пережил все возможные пузыри и каждый день читает множество газет.

Большие рейтинговые агентства «сделали ту же самую ошибку, что и почти вся остальная страна», неуклюже добавил Баффет в защиту себя и Moody's. Как будто бы не было предупреждений об опасности, грохота кулаков по столу и обеспокоенных голосов. (В действительности всего этого было в достатке). Баффет, который все видит и тщательно все обдумывает, как-то все пропустил.

Что касается «пузырной слепоты», то не сам ли Оракул из Омахи уже много десятков лет читал нам проповеди об опасностях излишних долгов и спекуляции. А на слушаниях великий учитель пытался сойти за слепо-глухо-немого.

Но самое неприятное здесь вот в чем: когда было поставлено под вопрос полное отсутствие влияния Berkshire на процесс принятия стратегических решений внутри Moody's, с учетом того, что Berkshire уже давно является самым крупным и влиятельным акционером агентства, Баффет принял недоумевающую позу «я правда ничего не знал». Оказалось, что он даже не подозревает, где расположена штаб квартира агентства, не говоря уже о намерениях его менеджмента.

Есть ли во всем этом более глубокий смысл, кроме того что «Баффет не святой»? Да.

Ваш покорный редактор хотел бы добавить, что по причине того, что ноги Оракула оказались глиняными, следует признать, что никто не святой, а тот, кто себя таковым изображает должен вызывать здоровый скептицизм.

Идеи и аргументы следует принимать или отвергать, основываясь на их логичности и разумности или отсутствии таковых. То, что нужно миру – так это побольше независимо мыслящих людей, поменьше пастырей и побольше толковых овец.

Экономисты рассматривают возможность массового сноса домов, чтобы защитить рынок жилья

Даглас Данкан (Douglas Duncan), вице-президент и главный экономист Fannie Mae, выступил с провокационным предложением на недавней встрече журналистов, специализирующихся на недвижимости в Остине, Техас. Некоторые из неудачно спланированных городков и поселков, которые были построены в годы недавнего бума, следует снести, так как они не имеют экономического смысла.

 Данкан согласился со Стэном Хамфрисом (Stan Humphries) главным экономистом Zillow.com, который предупредил, что «огромные теневые запасы» домов вот-вот появятся на рынке. Эти запасы включают в себя будущие дома-банкроты (из-за негативного уровня жилищного капитала и растущей безработицы), дома, которые окажутся в собственности у банков из-за неудачных модификаций кредитов, а также дома тех, кого он называет «сторонними продавцами», которые тянули время в ожидании улучшений на рынке недвижимости. Хамфрис говорит, что цены на жилье не достигнут дна до третьего квартала этого года, что означает «второй этап жилищной рецессии».

«Часть теневых запасов следует снести. Они были экономически нежизнеспособными еще когда находились на стадии строительства», - говорит Данкан. Это относится к некоторым поселкам во внутренней части Калифорнии и центральной Флориды. Жители поселков убедятся, что жизнь в некоторых из них будет обходиться им слишком дорого, дороже, чем стоят их дома. А это уничтожит спрос.

Кто заплатит за снос? Что будет с теми людьми, кто все-таки решил держаться за свой дом, не обращая внимания на пустующие дома соседей? На эти вопросы нет ответов.

Принесет ли банкротство BP больше проблем, чем банкротство Lehman Brothers?

До сих пор кризис в Мексиканском заливе анализировали, в основном, с точки зрения экологии. Жизнь и благосостояние людей находятся в опасности. Но концентрация на вреде для окружающей среды маскирует нечто очень серьезное с финансовой точки зрения, что, по моему мнению, может привести к новому витку кризиса, вызванному к жизни крахом Lehman.

Мы серьезно недооцениваем объем ликвидности на финансовых рынках, который зависит от платежеспособности BP. BP кредитует через торговлю и финансирование. Они предоставляют такие количества кредитных средств, такого качества и на такие сроки, о которых банк может только мечтать. Стоит задуматься о финансовой мускулатуре компании, которая обладает доказанными запасами газа и нефти, достаточными для ста лет работы. Сравнить это с банком, у которого есть совсем немного физических активов (недаром они все занимаются трейдерством, чтобы заработать на жизнь). А теперь подумайте, что случится, если рухнет BP. Это вам не банк. Ничто не может сравниться с крупной нефтяной компанией с ее работающими месторождениями и капиталом во многих нефтяных полях по всему миру по качеству ее кредита. Одному Богу известно, какое количество активов по всей планете зависят от кредитов и финансирования, предоставляемых BP. Эти числа будут больше показателей любого банка в десятки раз.

В сердце проблемы опять лежат эти ужасные OTC (небиржевые) деривативы! Банки опираются на крупные нефтедобывающие компании, по той причине, что они обладают кредитоспособностью, которой у самих банков нет. На самом деле, крупные нефтяные компании тратят большое количество времени на то, чтобы отказывать банкам в кредитах и избавиться от банковского риска в их трейдинговых операциях. Нефтяные компании никогда не доверяли кредитоспособности банков и, в общем, считали банковскую индустрию финансовой шуткой. Банки умоляли нефтяные компании разрешать им торговать контрактами длиной более года. Банки даже намеренно несли убытки в сделках с нефтяными компаниями только для того, чтобы оказаться в их трейдинговых книгах, то есть любыми путями получить возможность просить увеличения размеров и длительности кредитных линий.

Для банков весь трейдинг базировался на том, чем ранний деривативный гигант Bankers Trust назвал свою торговую систему RAROC – или доход на кредит с поправкой на риск (Risk Adjusted Return on Credit). Трейдинг – это функция полученного кредита, смешанная с позиционным риском. В виду того, что трейдинг и кредит переплетены между собой, нам следует помнить, что может случиться с всемирной ликвидностью и рынками, если BP потерпит заслуженный, по мнению многих, крах. Межконтинентальная биржа (The Intercontinental Exchange (ICE) ) уже потерпела и еще будет терпеть значительный ущерб из-за проблем BP, так как компания является одной из немногих «твердо-активных» структур, на которые опирается эта так называемая биржа.

Если BP пойдет кверху пузом (независимо от того заслуживает она этого или нет) или даже будет серьезно ранена, а американская ее часть рухнет, то долгосрочные OTC деривативы, которые обнулятся в нефтегазовой отрасли, могут вызвать катастрофу. Все это устремится в банковскую систему. BP – один из главных игроков на длинном конце энергетической кривой. Насколько подвержены риску J. Aron - субсидиар Goldman Sachs, Morgan Stanley или JPMorgan? Скорее всего, очень сильно. Теперь кредит BP урезан. Контрагенты не примут эти имена на сроки более года. О таком никто не слыхивал. Гигант на последнем издыхании. Упади он, и вся земля сотрясется от такого удара.

Как нам становится ясно, западная пенсионная структура, трейдинг и мировое предложение кредитов тесно связаны между собой. BP находится в центре этой структуры как мощный поставщик кредитов высшего качества. Так что помимо умирающих банков и колеблющихся суверенов у нас теперь есть огромная нефтяная компания на краю пропасти. Еще одна ножка глобально экономического стула вышибается из-под нас. Экологический ущерб не изолирован сам по себе. Цена и последствия краха BP может равняться последствия краха Lehman или, в лучшем случае, Enron х 10.

График недели: Разница между расходами и доходами американского правительства остается неизменной

Красная линия – расходы

Синяя линия - доходы

2.jpg

Карикатура недели

3.jpg

Финансовая реформа: «Если бы у меня были хоть какие-то зубы».