Как рассказал в интервью корреспонденту "Денег" Юрию Нехайчуку заместитель главы ФАС Андрей Кашеваров, сейчас служба заинтересовалась проблемой страхового демпинга и созданием минимального набора требований к страховой услуге.

В конце марта ФАС заявила о желании отменить уведомительный порядок подачи соглашений между банками и страховщиками. Разве это не противоречит всей работе последних лет?

— Смысл нашей работы от отмены уведомительного порядка не исчезнет. Нам могут присылать соглашения, которые на первый взгляд во всем соответствуют антимонопольному законодательству. Зато внутри этих соглашений могут таиться нарушения. Кроме того, мы решили пойти навстречу рынку, его жалобам о том, что подготовка уведомлений о соглашениях в службу, из-за их многочисленности, требует от компаний и банков много ресурсных расходов и трудовых затрат.

Ранее мы сузили число операций, подлежащих уведомлению, оставляя только соглашения между участниками рынка и органами власти всех уровней и горизонтальные соглашения между финансовыми организациями, в том числе и страховщиками.

Когда эти новации начнут работать?

— Они будут прописаны в "третьем антимонопольном пакете", который сейчас готовится. Там останется работающая норма, предоставляющая страховщикам право подавать в ФАС на проверку проекты соглашений. На эту процедуру по срокам заложен месяц, что по-прежнему позволит компаниям заранее согласовывать свои проекты со службой. Кроме того, по-прежнему будем контролировать эти соглашения как в качестве реакции на жалобы потребителей, так и осуществляя контрольные выездные проверки.

Почему именно тема отношений банков и страховщиков привлекла пристальное внимание службы — на эту работу было потрачено почти четыре года?

— Совокупность отношений банков и страховщиков иногда порождает продукты, которые обходятся потребителю дороже их покупки по отдельности. Поскольку участники рынка говорят, что кредит доступен только с полисом, то и получается, что клиенту приходится акцептовать договор на предложенных условиях и зачастую по более высокой цене. Мы пытались не "разорвать" этот продукт, но сделать его более выгодным для клиента — как по цене, так и по качеству услуги.

Мы подошли к решению этого вопроса более чем адекватно по отношению к банкам и страховщикам. Исследовав и выявив подобные соглашения между банками и страховщиками, мы отправили в территориальные УФАС запросы об их наличии. Позднее, обобщив результаты поиска по всей стране, мы предупредили рынок о готовящемся возбуждении дел, после чего еще дали полгода на приведение соглашений в соответствие с законом. И только после этого, в 2007 году, занялись возбуждением дел. Тогда же, в мае 2007 года, мы получили в распоряжение ст. 14.32 КоАП, которая ввела оборотные штрафы (от 1 до 15% суммы выручки на рынке товара, на котором произошло нарушение законодательства.— "Деньги").

И если в начале пути у банков был один, два, максимум три страховщика-партнера, причем два из них могли быть аффилированными, то сейчас у банков в списках зачастую уже по 20-30 компаний, из числа которых клиент может выбирать. Условия игры стали более прозрачными.

Неужели банки научились отбирать "нормальных" страховщиков?

— В последнее время ФАС сталкивается с тем, что к нам обращаются заемщики, которые не могут получить возмещение от отобранных банками страховщиков. Компании просто не платят, а банки не несут за это ответственности. При этом заметьте: банки должны были учитывать финансовое положение, устойчивость и платежеспособность будущих партнеров при их селекции. Мы будем настаивать на праве клиента принести в банк полис устраивающего его страховщика. И если этого страховщика нет в списках банка, последний должен его оценить. Мы стараемся, чтобы в этом выборе основную роль играл потребитель. И я не уверен, что ситуация обернется вспять. Думаю, что рынок получил достаточный опыт общения с ФАС, мы, как регулятор, достаточно предсказуемы.

Когда за последние годы ФАС было зафиксировано максимальное количество возбужденных против страховщиков дел?

— Соглашения между банками и страховщиками оказались самыми многочисленными в практике службы при контроле за финрынками — как по числу затронутых участников, так и по объему штрафов. Если в 2005-2006 годах служба возбудила 99 дел, то уже в 2007-м их число увеличилось до 119, в 2008-м — до 139, а в прошлом году мы возбудили уже 185 дел по признакам нарушения ст. 11 закона "О защите конкуренции". При этом 90% расследований касалось соглашений банков со страховщиками в части кредитования и только 10% пришлось на антиконкурентные соглашения на иных рынках финансовых услуг.

Первое дело, на участников которого был наложен оборотный штраф, касалось банка "Авангард" и его страховщика — "Авангард-гаранта", выплативших по итогу расследования 4,075 млн руб. Зато все остальные сразу решили воспользоваться временной программой смягчения 14.32 прим. КоАП РФ. И "сдавались службе" по отдельности и группами.

В целом в 2009 году из общего количества дел, возбужденных на рынке финансовых услуг, 79,5% (1153 дела) пришлось именно на страховщиков. Причем по сравнению с 2007 годом это число выросло в 2,3 раза, а в сравнении с 2008 годом — в 1,7 раза. Для сравнения: против банков за прошлый год служба возбудила всего 243 дела.

Еще одна проблема рынка — демпинг. Служба уже определилась со своей позицией по этому вопросу?

— На совещаниях в Госдуме, в Росстрахнадзоре, на заседаниях Всероссийского союза страховщиков (ВСС) и Российского союза автостраховщиков (РСА) мы предложили следующую схему борьбы с демпингом — через внесение в закон "О защите конкуренции" определения, которое приравняло бы демпинг к недобросовестной конкуренции.

Ситуации, когда страховая компания вполне осознанно устанавливает цены, которые не позволят ей в будущем исполнить условия договора и осуществить выплату, являются актом недобросовестной конкуренции. Стремление страховщика собрать премию любой ценой противоречит по своей сути заложенным в 135-ФЗ "О защите конкуренции" принципам разумности, справедливости и добропорядочности. Поскольку цена — основной критерий для большой массы потребителей, то и люди деньги отдают тем, кто предлагает более дешевую услугу. Таким образом, внимание клиентов отвлекается от добропорядочных компаний.

Мы неоднократно предлагали ВСС и РСА представлять нам данные о подобных компаниях. Кроме того, любое заинтересованное лицо может сообщать нам о подобных действиях либо мы сами сможем увидеть нарушения. В принципе эта идея была поддержана всеми: Госдумой, союзами страховщиков и надзором. Но пока у нас нет четкого инструментария для определения понятия и борьбы с демпингом, а страховщики, которые последние полтора года активно пугают самих себя и всех окружающих демпингом, фактов в антимонопольную службу почему-то представлять не спешат.

Когда следует ожидать законодательного оформления этого нововведения?

— Мы взяли за правило: реализовывать только какую-то одну инициативу от нашего имени в данный момент времени. И мы должны сконцентрироваться на решении уже поставленных задач, чтобы не распыляться. Поэтому работа начнется после того, как будет реализована идея о минимальных стандартах страховых услуг. Это будет ограниченный перечень страховых случаев, страховых рисков, покрываемых убытков и др., обязательный для применения страховщиками. В целях конкуренции такой перечень может быть изменен страховщиком, но только в сторону расширения.

ФАС предложила отказаться от отбора страховщиков госорганами при проведении конкурсов на сумму менее 100 тыс. руб. Конкурсы бывают лишними?

— Это естественная реакция на позицию рынка и заказчиков. Дело в том, что законодательство предусматривает различные формы размещения заказов, в том числе запрос котировок, аукционы и конкурсы. При проведении конкурсов на небольшие суммы мы сталкиваемся с тем, что затраты на такие конкурсы значительно превышают саму сумму премии. Считаем, что возникшая после отмены конкурсов экономия будет более чем достаточной, например, для не самых богатых муниципалитетов, у которых на балансе администрации три-четыре машины.

Скажите, а у ФАС нет желания ввести систему прогрессивных штрафов, размер которых зависел бы от числа нарушений, допущенных одной компанией?

— У нас есть уже механизм наказания за рецидив, который используется при расчете оборотного штрафа и который позволяет учитывать штрафную прогрессию. Однако предложение учитывать число предыдущих нарушений при расчете штрафа тоже интересное.

С началом кризиса выросло число обращений в ФАС по поводу получения разрешений на сделки со страховыми активами?

— Число уведомлений, что интересно, снижается в последнее время. Мы тоже ожидали в связи с кризисом активизации на рынке M&A и, соответственно, увеличения числа ходатайств от участников рынка и инвесторов. Однако этого не произошло. И, например, с начала 2010 года служба рассмотрела только три ходатайства от страховщиков, причем связаны они были с реструктуризацией структуры собственности внутри существующих групп, как это было с компаниями "Уралсиб" и "СКПО-Уралсиб".

Как служба оценивает принятый депутатами законопроект о росте минимальных уставных капиталов страховщиков до 120-480 млн руб.?

— Цифры, прописанные в законопроекте, на наш взгляд, относительные и взяты с потолка. Нужно посмотреть расчеты, ведь на съезде ВСС заявлялось о 250 страховщиках, которые после увеличения требований к уставному капиталу могут уйти с рынка. Считаем правильным для решения задачи финансовой устойчивости контролировать именно качество активов, а также достаточность страховых резервов. Ведь дело не в количестве, а в качестве, а для исполнения страховщиком обязательств куда важнее ликвидность.

Также антимонопольную службу волнует качество, доступность и возможность предоставления страховых услуг в отдаленных уголках страны. Приведу пример: когда Сбербанк принял решение сократить филиальную сеть в ряде регионов, то администрациям ряда регионов в Дальневосточном федеральном округе пришлось входить в капиталы частных банков, чтобы просто-напросто дать населению хоть какой-то доступ к банковским услугам. Наращивая требования к капиталу страховщиков, необходимо понять, насколько крупным игрокам, у которых не возникнет проблем с наполнением капитала, будут интересны отдаленные регионы страны и работа в них. И если, например, полисы ОСАГО где-то не будут доступны для потребителя, вряд ли это приведет к чему-либо хорошему.

Заставлять здорового, платежеспособного, рентабельного страховщика уйти с рынка, требуя от него в условиях кризиса нарастить в три-четыре раза капитал,— это больше похоже на недобросовестную конкуренцию. В целях отсеять с рынка не тех, кто демпингует, платит неадекватные комиссионные, оказывает некачественные страховые услуги, а тех, кто не сможет преодолеть резко выросшие требования к капиталу.

Также достаточно парадоксальная ситуация сейчас складывается и с проектом "противопожарного страхования". МЧС учло наши поправки, убрав из текста проекта требования относительно обязанности граждан страховать свою ответственность. Однако существует требование создать некий очередной союз страховщиков и обязать в нем участвовать. При этом в пояснительной записке к законопроекту не обосновывается необходимость создания такого единственного профессионального объединения. Получается, что опять устанавливается дополнительный барьер входа страховщиков на рынок. Думаю, что в результате обмена мнениями нам удастся вместе с МЧС и Минфином разработать эффективную модель.