О ужас! Они наступают!

Недавно вся прогрессивная общественность России пережила настоящий шок – на конференции «Человеческий капитал как средство модернизации экономики» известный бизнесмен и герой светских хроник Михаил Прохоров посмел замахнуться на нашу святыню – российский трудовой кодекс.

Как из рога изобилия посыпались гневные комментарии журналистов, щедро сдобренные мнениями авторитетных экспертов.

К чести этих самых экспертов, далеко не все их комментарии сводились к старой поговорке: дай жукам-эксплуататорам только палец, так они откусят руку человеку труда по самый локоть!

Возможно, кое-кто из комментаторов даже изучил презентацию выступления Михаила Прохорова, которое на самом деле далеко не так однозначно, как нам пытаются представить. Ведь в нем ставятся острые вопросы по росту производительности труда, качеству профессиональной подготовки, отмечены проблемы «работающих бедных», недостатки пенсионной системы и проблема «неформальной занятости».

Хотя, следует отметить, что сравнение с развитыми странами выглядит слишком однобоко – защищенность наемных работников в той же Европе на порядок выше российской, рабочий день обычно короче, зарплаты и пособия по безработице выше, профсоюзы представляют реальную силу. Про наказуемость дискриминации работников по возрастному и половому признаку я уже и не говорю.

Впрочем, комментарии представителей профсоюзов и некоторых партийных лидеров, в которых инициативы олигарха клеймились в лучших традициях СССР, наводили на мысль – а знакомы ли выступавшие с реальным положением дел?

Как дела обстоят в реальной жизни.

Думаю, большинство читателей на себе давно и тщательно изучили всю степень условности выполнения российского трудового законодательства. Ведь своего апогея его «соблюдение» достигло не так уж и давно, в самый разгар экономического кризиса, в конце 2008 – начале 2009 годов. Сокращения персонала с ущемлением законных прав осуществлялись тогда в массовом порядке.

Даже такой действенный инструмент давления сотрудников на работодателя как забастовка, не мог быть использован – отчасти из-за позиции профсоюзов, отчасти – из-за положений российского законодательства, делающего проведение забастовок практически нереальным.

В тот момент только доведенные до полного отчаяния жители моногородов решились выйти на улицу. Основная же часть сотрудников, зная о бессмысленности отстаивания своих прав перед лицом неспешного российского правосудия, предпочитали в тот момент увольняться по собственному желанию. Хотя всем понятно, что оказаться без работы в такое непростое время по собственной воле могли желать только совершенно отчаянные люди.

Большинство же уволившихся «по собственному желанию» просто были вынуждены это сделать, подвергаясь различным формам давления со стороны работодателя. От самых легких и цивилизованных, в форме бесконечных придирок в духе обиженного жизнью и потихоньку спивающегося с душевной тоски армейского прапорщика, и проведения дополнительных аттестаций, до достаточно неприятных, вплоть до личных оскорблений и угроз. Так многие работодатели и сокращали работников – совсем без затрат!

Почему в тот момент наши защитники «трудового люда» молчали, будто набрав в рот воды – Бог весть. Ведь если на крупных и средних предприятиях остались еще какие-то следы соблюдения трудового законодательства, то что говорить о малом бизнесе с его зачастую «серой» зарплатой и подачей сразу двух заявлений при приеме на работу (одно – о приеме на работу, другое – об увольнении по собственному желанию с «открытой» датой)?

Я подозреваю, что и самим журналистам было тогда не до чужих проблем – именно в тот момент сокращались штаты практически всех российских СМИ, и, возможно, резкие упреки в сторону работодателей могли быть неверно истолкованы редакторами изданий.

Ведь даже в самых именитых из них процедура выбрасывания на улицу «лишних» сотрудников была далека от идеального соблюдения не то что духа – буквы закона, о чем сами уволенные не раз потом и писали – кто на форумах, а кто – в личных блогах.

Что же касается запрошенного олигархом удлинения трудовой недели, то с этим вопросом действительно нужно что-то делать!

Наверняка многие из читателей почти ежедневно задерживаются после работы, и даже выходят подогнать дела в субботу. Однако этих переработок как бы вовсе и нет! Ибо ведут их учет и оплачивают в редчайших случаях!

Выходит, мы и так работаем больше, но «подпольно», ничего не получая взамен?

Кстати, не секрет, что реально защитой трудового законодательства в России практически не пользуются квалифицированные сотрудники,  дорожащие совей репутацией. Ведь на самом деле нетрудно выиграть судебный процесс у решившего Вас «выжить» работодателя. Проблема в том, что нормально работать у него все равно уже не получится.

Да и слава о «гордом орле» будет идти по городу впереди Вас. А с такими служащими работодатели обычно связываться избегают, даже если Вы – очень опытный в своем деле специалист. У меня есть несколько знакомых, которым был буквально выписан «запрет на профессию», несмотря на их высокую квалификацию и большой опыт.

Так что в реальной жизни большинство наемных работников предпочитают не встревать в скандалы и судебные разборки, мирно подписывая заявление на увольнение по собственному желанию.

Пошумели и разошлись?

Кстати, сам Михаил Прохоров, похоже, даже не ожидал, что столь многим его критикам «фиктивность» защиты трудовым законодательством работников неочевидна. Возможно, позицию олигарха, успешнее всех своих коллег пережившего текущий кризис, нужно изучить более вдумчиво?

Кстати, что-то я не видел и не слышал, чтобы существующие нарушения действующего трудового законодательства находили отклик в сердцах выступающих с высоких трибун. А уж про наши профсоюзы, сумевшие переплюнуть по «эффективности» защиты наемных работников даже брежневские времена, лучше и не вспоминать.

Впрочем, позиция чиновников всех мастей понятна – намного легче и дешевле произносить пустые слова о «защите человека труда», чем платить достойные пособия по безработице и решать реальные, накопившиеся за десятилетия, проблемы. Тех же моногородов, к примеру.

А профсоюзам я бы порекомендовал сравнить, например, режим трудового дня банковских сотрудников при замечательном трудовом законодательстве в России и при грабительском капитализме, например, в Италии. Уверен, при этом профсоюзные работники узнают немало нового и интересного для себя. С соответствующими выводами по поводу того, насколько качественно в России защищен «человек труда» при нашем передовом законодательстве, а также эффективности работы самих «защитников».

Кстати, нелишним было бы поднять и вопрос об очистке российского бизнеса не только от «балласта» в виде излишней рабочей силы, но и от груза в виде неэффективных руководителей и даже - олигархов! Ведь не секрет, что кризис мог стать шансом для перехода собственности их предприятий в руки более эффективных и предусмотрительных менеджеров, которые в состоянии предвидеть хотя бы, чем грозит закредитованность их предприятий, а не залезать в российский бюджет, выпрашивая помощь от государства!