Они отыграли обвал 27 ноября, и котировки вернулись на прежний уровень. Финансовая буря в Персидском заливе улеглась так же быстро, как и возникла. Но проблемы, вызвавшие эту бурю, остались. А значит, в любой момент ситуация может повториться.

Колосс на песчаных ногах

Чудо арабского экономического развития, пример эффективного использования доходов от нефти, новый образ финансово-технологического развития Ближнего Востока... Как только ни называли в последние годы Дубай, один из семи эмиратов, входящих в ОАЕ. Видимые проявления этого чуда для многих казались весьма убедительными. Действительно, за последние семь лет это маленькое королевство продемонстрировало очень неплохие результаты.

Темпы роста экономики с 2002 года составляли в среднем 13% в год. Только за 2006-2007 годы доходы граждан выросли на 26%, хотя даже по официальной статистике ниже уровня бедности находится 20% населения. Многие дубайские компании были крупнейшими не только на Ближнем Востоке, но и в мире. Достаточно вспомнить Emirates Airline, Air Arabia PJSC, Emirates Telecom Corp, Dubai Property World. Многие транснациональные корпорации размещали там свои региональные офисы. Среди них EMC Corporation, Oracle Corporation, Microsoft, IBM. Символами процветания Дубая стали искусственный остров в виде пальмовых листьев, горнолыжные склоны в закрытых помещениях и поворачивающиеся вокруг своей оси небоскребы.

Дубай — это 2,2 млн человек населения, живущих в пустыне площадью немногим более 4 тыс. кв. км. Успехи королевства достигнуты не за счет доходов от нефти — нефтяные запасы Дубая уже практически исчерпаны, они дают всего 6% ВВП страны. Основную же часть доходов казна эмира получает за счет туризма и продажи недвижимости. Рынок недвижимости неуклонно рос благодаря кредитам, которые предоставлялись международными финансовыми рынками почти в неограниченных размерах. Например, в 2005 году эмират получил $15 млрд кредитов. Всего же только внешние долги на конец 2009 года составили более $80 млрд, это 173% ВВП страны. За последние пять лет долговая нагрузка эмирата выросла более чем в два раза. Причем не все займы были обеспечены недвижимостью, многие из них выдавались под будущие проекты и юридически никак не оформленные обещания главы государства шейха Мохаммеда.

Практически все заемные средства вкладывались в развитие рынка недвижимости и инфраструктуры. Фактически это единственная отрасль эмирата, которая в последние годы успешно развивалась (туризм давал бюджету менее 5% общих доходов). Амбициозные планы по превращению эмирата в международный финансовый центр и в перевалочный пункт международной торговли так и остались неосуществленными.

Международные финансовые центры (МФЦ) образовывались благодаря энергичному экономическому развитию того или иного региона, обслуживая поначалу его потребности, а затем обеспечивая его связи с другими экономическими центрами. Это относится как к старым МФЦ вроде Лондона, Франкфурта и Нью-Йорка, так и молодым, таким как Сингапур, Шанхай, Мумбай и др. При всей своей значимости наличие нефти в соседнем эмирате Абу-Даби не могло обеспечить всестороннего экономического развития ОАЕ, на основе которого Дубай мог превратиться в финансовый центр. Соседние арабские страны, в том числе и имеющие крупные запасы энергоресурсов, стремились сами обрабатывать финансовые потоки и вовсе не желали увеличивать зависимость от Дубая. Важно отметить: хотя нефть и приносит сверхприбыли, для управления нефтяными финансовыми потоками не требуется высокоразвитых финансовых рынков. Продажа нефти, как и других сырьевых товаров, выстраивается по довольно простой схеме. А чего-то другого в ОАЕ просто нет, отсутствуют даже собственные трудовые ресурсы. Практически все работники нефтяной отрасли ОАЭ — это гастарбайтеры из азиатских стран, а менеджеры — главным образом выходцы из Европы и США.

Явно завышенной была и уверенность в том, что Дубай сможет превратиться в центр международной и региональной торговли. Хотя сегодня он располагает одним из крупнейших аэропортов и морских портов в регионе, значение их падает. И происходит это по той причине, что основные транспортные потоки, за исключением нефти, все больше обходят стороной взрывоопасный Персидский залив.

Абсолютистская мистификация

Экономика Дубая имеет все признаки классической пирамиды: полная закрытость, о реальном состоянии дел знает только шейх Мохаммед, абсолютный монарх, и его ближайшее окружение; мнимые гарантии; изменение условий инвестирования после заключения соглашений; интенсивная рекламная кампания; развитие за счет постоянно увеличивающего притока финансовых средств извне. Дубайская пирамида — одна из самых крупных в новейшей истории: долги одного только Dubai World составляют почти $60 млрд, 125% ВВП страны.

Условия привлечения средств Дубаем давно вызывали нарекания. Уже после заключения инвестиционных проектов они зачастую изменялись по инициативе дубайских коммерческих организаций. Не редкостью было, например, выставление дополнительных финансовых требований, которые могли увеличивать стоимость недвижимости на 10-15%.

На протяжении всех лет строительства "экономического чуда" Дубай осуществлял интенсивную рекламную кампанию. Она включала в себя не только пропаганду льготных финансовых условий для иностранных компаний, которые действительно одни из самых выгодных в мире, но прежде всего эффективности и надежности инвестиций в Дубай. Активную роль в поддержании привлекательности эмирата играет сам шейх Мохаммед. Еще в октябре текущего года он официально заявлял о стабильности экономики и, в частности, рынка недвижимости в стране, а мнения экспертов, которые высказывали опасения в отношении ситуации на этом рынке, он просто игнорировал. А во время кризиса шейх обвинил прессу в нагнетании обстановки. "Медиа все утрируют, но это не нарушит нашу твердость",— заявил он 2 декабря текущего года.

Экономика эмирата могла успешно развиваться только на основе постоянно увеличивающегося потока иностранных инвестиций (DFI). Если в 2002 году они составляли $12 млрд, то в 2008-м выросли до $29 млрд. Резкое сокращение инвестиций в период финансового кризиса не могло не привести к коллапсу всей модели "ненефтяного развития" Дубая.

25 ноября фонд Dubai World объявил о том, что обращается к кредиторам с просьбой о приостановке выплат в размере $59 млрд на полгода, и только тогда стало известно, что фонд, которым почти на 100% владеет государство, не имеет государственных гарантий, а государство отказывается от своих обязательств как основной акционер. Лишь активный международный нажим, в том числе со стороны Лондона и Эр-Рияда, заставил главу Дубая смягчить позицию, уменьшить в два раза размеры предлагаемых к отсрочке выплат и принять условия финансовой помощи соседнего Абу-Даби.

Лошади для эмира

С начала кризиса недвижимость Дубая потеряла более 50% своей стоимости. Это одно из самых больших падений в мире. И если практически во всех странах рынки недвижимости в последнее время стали показывать признаки оживления, в эмирате этому рынку предрекают дальнейшее падение.

Дубайский рынок сегодня является одним из самых перегретых в мире. Сейчас в эмирате пустует треть площадей только коммерческого назначения, и количество их в ближайшее время наверняка увеличится за счет новых строений, вводящихся в эксплуатацию.

Центральный банк ОАЕ, который контролируется шейхами Абу-Даби, спас Дубай от дефолта. В обмен на помощь правители нефтяного эмирата получают наиболее лакомые куски имущества соседа: контрольные пакеты акций самой известной арабской авиакомпании и ее дисконтного конкурента, ведущей телекоммуникационной компании и международного девелоперского фонда, а также наиболее эффектные строительные проекты — прежде всего знаменитые вращающиеся башни, которые планируется сдать в срок.

Однако правители Абу-Даби, обладающие резервами почти в триллион долларов, не намерены постоянно приобретать недвижимость у соседа ради того, чтобы поддержать ее стоимость. А это может означать только то, что рынок недвижимости Дубая, а вместе с ним и вся его экономика обречены на угасание. Впрочем, это мало беспокоит эмира и его окружение. Через два дня после объявления о намерении приостановить выплаты Dubai World шейх Мохаммед купил в Англии лошадей на $2 млн.