Поле весьма широкое, с толстым плодоносным слоем, готовое к масштабному вспахиванию. Толщина слоя — примерно 50 млрд рублей. В год. С перспективой дальнейшего утолщения. Ближайшее время — это время, необходимое правительству для внимательного прочтения и принятия поправок в Постановление №63 от 01.02.07 г. «Об утверждении Правил размещения средств пенсионных резервов негосударственных пенсионных фондов и контроля за их размещением». Внесены они были в конце июля.

Что же произойдет после принятия поправок? Если коротко — негосударственным пенсионным фондам (НПФ), совокупные резервы которых оцениваются сегодня примерно в 500 млрд рублей, разрешат самостоятельно вкладывать до 80% своих резервов в банковские депозиты. То есть в идеале речь идет о 400 млрд рублей (исходя из нынешнего объема резервов НПФов) — это теоретический максимум после принятия поправок. Сегодня же по факту на банковских депозитах размещено лишь около 14% пенсионных резервов, или около 70 млрд рублей. Почему так мало?

Антикризисная формула: 63 – 16 = 80!

Во-первых, нынешняя редакция 63-го Постановления разрешает НПФам размещать в банках 50% резервов, что в сумме по всем фондам составляет 250 млрд. Но и эта квота сегодня фондами не выбирается. И главной причиной тому является пока еще действующий пункт 16 Постановления, который гласит: «Доля… банковских депозитов (депозитных сертификатов), в которые фондом самостоятельно размещены средства пенсионных резервов, может составлять… не более 20% указанных активов, составляющих пенсионные резервы фонда». Как это понимать? Приведу пример. Резервы фонда составляют 10 млрд рублей. Из них лишь 5 млрд могут быть размещены на банковских депозитах. При этом все 5 млрд можно там разместить при условии, что 4 млрд уже вложила в депозиты управляющая компания, обслуживающая фонд. Только тогда НПФ самостоятельно может внести еще 1 млрд (20% от общей суммы на депозитах).

Еще в прошлом году, когда разразился финансовый кризис, НПФы пытались обезопасить максимально возможную долю своих резервов, перенаправив их в банковские депозиты. Однако у обслуживающих их управляющих компаний были иные цели: в борьбе за крупного клиента они стремились инвестировать вверенные им резервы в более рисковые (и оттого — потенциально более доходные) инструменты — акции и корпоративные облигации. И это естественно: на то они и профессиональные управляющие, а не прокладка между банком и НПФ. Поэтому у НПФов были связаны руки. А те из них, кто все-таки позволил себе руки развязать, по этим рукам тут же и получили — ФСФР оперативно направила предписания фондам-нарушителям 16-го пункта вернуть «лишние» деньги из банков обратно в резервы.

Естественно, что на фоне кризиса все это неестественно. И поэтому Национальная ассоциация негосударственных пенсионных фондов (НАПФ) инициировала те самые поправки в 63-е Постановление правительства, резко увеличивающие разрешенную долю депозитов в резервах НПФ и развязывающие им руки исключением злосчастного 16-го пункта. Более того, если сегодня в одном банке НПФ может разместить только 10% своих «депозитных активов», то после и в случае принятия предложенных правительству поправок эта доля увеличится до 25%.

50 горячих миллиардов

За что в этом случае можно будет бороться банку? К примеру, фонд имеет резервы в размере 1 млрд рублей (таких и более крупных НПФов на рынке не один десяток). Из них при желании он сможет разместить на депозитах всего 800 млн рублей. Из этих 800 млн каждый отдельно взятый банк может теоретически рассчитывать на 200 млн рублей (25% от «депозитных активов»). А если в фонде не один миллиард, а много? А если фонд не один, а несколько?..

Конечно, вышеприведенные цифры потенциала, которым заряжены поправки в 63-е Постановление, — это лишь нормативно-теоретический апсайд. В реальности же, по мнению ведущего эксперта пенсионного рынка, вице-президента НАПФ Олега Колобаева, в первый год после и в случае принятия поправок НПФы будут готовы разместить в банках дополнительно около 50 млрд рублей. Примерно такая сумма «свежих» взносов поступает ежегодно в фонды от вкладчиков. Естественно, что серьезно обжегшись на молоке ценных бумаг, они еще долго будут дуть на воду, выбирая для вложений надежные консервативные инструменты с фиксированной доходностью. Поэтому с большой долей вероятности в ближайшие месяцы (или даже годы) многие НПФы будут размещать в банках значительную долю новых взносов и реструктурировать в пользу банков свои имеющиеся активы.

Но 50 дополнительных для банков миллиардов в год — это еще далеко не весь потенциал для развития пенсионного банкинга. Скорее всего, эта планка год от года будет подниматься все выше и выше. Причем в самом недалеком будущем — скачкообразно.

Потолок, который станет трамплином

В начале будущего года вступает в силу Федеральный закон от 24 июля 2009 года N 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования». Этим документом государство ограничивает свои пенсионные обязательства перед гражданами, устанавливая «потолок» базы для исчисления страховых взносов на уровне 415 тыс. рублей. Это максимальная сумма годовых доходов, с которых будут взиматься страховые взносы, в том числе в Пенсионный фонд РФ. Если гражданин зарабатывает не больше 34 583 рублей в месяц, то взносы в Пенфонд берутся со всей его зарплаты и в дальнейшем соответствующим образом учитываются при начислении ему пенсии. Весь «сверхлимитный» заработок от обложения взносами освобождается. То есть, зарабатывая 100 тыс. в месяц, вы сможете рассчитывать на ту же государственную пенсию (при прочих равных условиях), что ваш сосед, чья зарплата составляет 34,5 тыс.

Вряд ли гражданин со 100-тысячной зарплатой будет очень доволен тем, что его 35-тысячный сосед получит от государства ту же самую пенсию. Этот факт, как ожидается, будет хорошо стимулировать интерес людей с доходами выше среднего к услугам негосударственных пенсионных фондов. Ведь над приведением своего пенсионного уровня в соответствие с уровнем своей зарплаты им уже со следующего года придется работать самостоятельно. Следствием же этого стимулирования станет повышение взносов в НПФы, ускорение темпов роста пенсионных резервов и дальнейшее утолщение того самого плодородного слоя для банков.

Депозиты плюс…

Привлечение средств НПФов на депозиты — не единственно возможный формат пенсионного банкинга. Фонды, понесшие потери на рынках рисковых активов, сегодня интересуются любыми инструментами с фиксированной доходностью. К таковым можно отнести также и банковские долговые инструменты. НПФы имеют длинные ресурсы, и им интересно вкладывать их на длительные сроки в обмен на регулярное получение стабильного процентного дохода. Причем именно банковские долги фондам сегодня могут быть даже интереснее, чем обязательства нефинансового сектора. Ведь среди участников наблюдаемого уже много месяцев «парада дефолтов» кредитные организации едва заметны. По данным Cbonds.ru, по состоянию на 7 августа из 121 корпоративного эмитента, не исполнившего своих долговых обязательств с начала кризиса, лишь шесть банков — Союзобщемашбанк, «Кредиттраст», Содбизнесбанк, Московский залоговый банк, Промэксимбанк и «Электроника». Между тем доходность банковских облигаций гораздо интереснее ставок по госбумагам.

Интересными для НПФ могут быть и небанковские облигации, но с гарантией крупной кредитной организации, и иные форматы финансовых отношений. Главное, чтобы в основе этих отношений были фиксированные средне- и долгосрочные обязательства надежных партнеров. Ведь именно в этом банки и пенсионные фонды имеют природное сходство.

Зов природы

Наличие фиксированных обязательств перед своими клиентами — это то, чем похожи банки и НПФы, и то, что отличает их от многих других участников финансовых рынков. Схожи они и еще по одному признаку: проблемы с ликвидностью. И если банки страдают от ее недостатка, завлекая население в депозиты все более и более высокими ставками и крупными рекламными акциями, то НПФы — от избытка. Пенсионные фонды и рады были бы вкладывать стабильно поступающие взносы в хорошие и надежные инструменты, но либо таковых не находят, либо находят, но пока полноценного доступа к ним не имеют.

Это природное сходство притягивает и будет притягивать банки и фонды друг к другу. Катализатором этого притяжения уже выступил финансовый кризис. А турбоускорителем в ближайшее время станут поправки в 63-е Постановление правительства и новый закон о страховых взносах.

Физическое сближение банков и НПФов на уровне представителей руководящих органов этих организаций начнется в октябре в Ханты-Мансийске в рамках III Всероссийской конференции «Актуальные вопросы негосударственного пенсионного обеспечения и обязательного пенсионного страхования», организаторами которой выступают НАПФ и администрация Ханты-Мансийского автономного округа. В рамках этого мероприятия будет организован круглый стол, на котором и будут обсуждаться ближайшие направления развития пенсионного банкинга в России.