В условиях кризиса налоговая служба не должна переходить в агрессивное состояние, создавать еще больше конфликтов, а стремиться к точному пониманию тех процессов, которые реально происходят в компаниях. Но не надо забывать, что обязательства на ФНС возложены именно как на фискальную службу. На текущий год бюджет принят дефицитный, его надо исполнять. Сложная ситуация складывается и с региональными бюджетами, которые утверждены в большинстве субъектов. В итоге на начало апреля в 53 субъектах доходные обязательства оказались завышены, причем порой в несколько раз. А ведь по ним уже сверстаны расходные обязательства. И все это будет создавать определенное напряжение для бизнеса.

Держать в тонусе. В 2008 году в результате действий налоговиков, главным образом, по результатам выездного контроля, бюджет получил 327 млрд рублей. Напомню, что на поддержку бизнеса в 2009 году планируется направить 250 млрд рублей. Однако в последние годы ФНС последовательно шла по пути снижения количества выездных проверок. Если в 2005 году мы провели 202 тыс. выездных проверок, то в 2008-м – всего лишь 88 тыс. Напомню, что сегодня в госреестре зарегистрировано 4 млн юридических лиц. По параметру напряжения, которое создают налоговые службы выездными проверками, российский показатель ниже, чем у налоговых администраций других стран. За рубежом считается, что если 3% налогоплательщиков охвачено выездным контролем, то этого достаточно, чтобы держать бизнес в тонусе. Так что в будущем ФНС уже не намерено снижать количество выездных проверок. Кто является основными объектами проверок? 67% дохода федерального бюджета обеспечивают 6 тыс. налогоплательщиков страны - крупнейшие предприятия. Соответственно, основное внимание мы уделяем именно крупным и средним компаниям. Кошмарить мелкий бизнес, особенно тот, который находится на упрощенной системе налогообложения, уж не говоря о системе вмененного налога, - бессмысленное занятие. Мы не ставим каких-то специальных задач, чтобы осуществлять контроль мелких предприятий.

Возмещение по закону. По теме возврата НДС идет очередная дискуссия. Это оборотные средства, которые временно изъяты у компании. Но это «временно» растягивается на достаточно длительный срок. В IV квартале активно проводилось ускоренное возмещение НДС. Мы решали главную задачу того периода – надо было поддержать ликвидность в банковской системе. Компании также получили деньги - было возмещено в 2 раза больше средств, чем обычно за тот же срок. Но в письме к премьер-министру я поставил вопрос: необходимо практику ускоренного возмещения оформить законодательно, чтобы были понятны правила процедуры. ФНС не нравится ситуация, когда ускоренное возмещение осуществляется по каким-то спискам, создаются неравные конкурентные условия и т.д.

Другой момент, связанный с законодательством. Ускоренное возмещение НДС в конце прошлого года не основывалось на существующих нормах закона. Прежде чем отдать платежное поручение в казначейство на перечисление денег для возмещения, мы фактически оформляли акт о завершении проверки. Это значит, что мы могли вернуться к проверке только средствами выездного контроля. Поэтому ФНС предложила ввести поправки в налоговое законодательство, которые позволят принимать решение о возмещении НДС, особенно в отношении крупных компаний. Таким образом, вернув средства, мы сможем продолжить контрольные мероприятия. В части контроля НДС мы продолжаем настаивать на введении специальной регистрации НДС-плательщика. Позиция записана в мерах налоговой политики, утвержденной правительством и поддержанной Минфином и МЭР. А сейчас возникает новая дискуссия, как будто этих документов не существует.

Дайте доступ. Министр финансов Алексей Кудрин говорит, что как руководитель ведомства он всегда проводил линию на снижение налогового бремени. И это действительно так. Но, в то же время, процесс сопровождался ограничением возможностей ФНС. Фактически перестал существовать камеральный контроль. Появились ограничения по истребованию документов. Можно перечислять дальше. Но я хочу сказать вот о чем: ФНС сегодня не настаивает на каких-то специальных исключительных правах или новых инструментах контроля. Вполне достаточно того, что есть. Но нам нужны отдельные элементы. Чтобы движение по снижению налогового бремени одновременно не сопровождалось движением в область безконтрольности. Поэтому мы поставили в повестку дня вопрос о доступе ФНС к информации банков и к данным Росфинмониторинга.

Новые источники. Что касается нашумевшего предложения по введению налога в 0,5% на финансовые операции. Идея по поводу поиска новых налоговых источников возникла не в недрах ФНС. Служба - не субъект налоговой политики, а исполнитель. Она не уполномочена заниматься такими вопросами без специальной директивы. Было прямое поручение премьер-министра, в котором звучал один вопрос: каковы дополнительные источники дохода бюджета? Мы обратились к зарубежному опыту, увидели, что подобный налог есть в странах Латинской Америки. Опыт показался интересным.

По смыслу этот дополнительный источник дохода должен быть привязан к немедленному возврату денег в российскую экономику. Как это могло бы происходить? Мы предполагали, что с помощью этого источника будет покрываться дефицит Пенсионного фонда. И то повышение пенсий, которое сейчас проходит, будет финансироваться за счет этих средств. Ясно, что у нас пенсионеры не склонны к накоплению и живут в текущем режиме потребления, покупают в основном российские продукты, и поэтому деньги возвращались бы в российскую экономику для поддержания российских производителей.

* - выступление в рамках Недели российского бизнеса, организованной РСПП