Оценки глубины возможного падения связаны с определением базового года. Представляется, что в качестве такой базы может быть использован 2005 год. Напомним, что именно 2005 год выступил последним годом фазы роста, характеризовавшимся сбалансированным развитием (2001-2005 годы). В тот период цены на нефть возрастали, находясь в коридоре 25-50 долларов за баррель. Отмечался чистый приток капитала в Россию, однако весьма умеренный: всего в 2001-2005 годах чистый приток капитала в банковскую систему составил 23,5 млрд долларов, что равнялось притоку капитала за один только 2006 год. Важно отметить, что банковские сбережения нефинансового сектора превышали объем кредитов предприятиям и населению.

Сбалансированное развитие сменилось в 2006 году форсированным ростом в силу как резкого увеличения цен на нефть и экспортной выручки, так и масштабных заимствований на глобальном финансовом рынке. Именно форсированный рост обусловил формирование финансовых диспропорций, последствия которых сказываются как в банковском, так и в реальном секторе. Поэтому 2005 год выступает в определенном смысле «дошоковым ориентиром» как период умеренных цен на нефть и незначительного притока внешнего капитала.

На протяжении января-октября 2008 года (то есть вплоть до ноября 2008 года, когда промышленность впервые продемонстрировала сокращение выпуска в годовом выражении) объем промышленного производства стабильно превышал объемы соответствующих месяцев 2005 года на 18,6%. При этом прирост выпуска добычи полезных ископаемых за три года составлял порядка 5%, выпуска обрабатывающих производств - более 27%.

Это означает, что на протяжении трех лет (вплоть до момента начала резкого торможения и впоследствии спада производства) российская промышленность росла темпами порядка 6% в год при ежегодном приросте выпуска обрабатывающих производств на 8,3%.

Последовавшая вслед за этим резкая и болезненная «посадка» оказалась более чем убедительным подтверждением неоднократно звучавших предупреждений о нестабильности роста, базирующегося на внешних положительных шоках - высоких мировых ценах на энергоносители и притоке иностранного капитала. Снижение цен на нефть и прекращение притока капитала привели к моментальному выходу промышленного производства на уровень 2005 года - момент окончания периода сбалансированного роста.

Таким образом, если расценивать уровень промышленного производства, достигнутого в последние месяцы, как «дно», то приходится констатировать, что это дно находится на уровне объемов выпуска 2005 года. Более точно, выпуск промышленности в начале 2009 года превышает соответствующие месячные объемы производства 2005 года менее чем на 1%.

Далее, если рассматривать объемы выпуска 2005 года как вынужденный ориентир промышленного производства на ближайшие месяцы, то расчеты подтверждают озвученный властями тезис о том, что максимум спада пройден. Действительно, если ориентироваться на обозначенный уровень, то можно ожидать, что в дальнейшем сокращение выпуска (к соответствующим месяцам 2008 года) будет меньше, чем в январе-феврале.

Гипотеза об уровне, на котором находится «дно» снижения промышленного выпуска, позволяет оценить масштабы сокращения производства в 2009 году в случае, если тенденцию не удастся переломить. Это сокращение действительно может рассматриваться как нулевой уровень - то есть тот, улучшение которого может быть отнесено на счет успешности реализации антикризисных мер, мер по стимулированию российской экономики.

Оценка глубины возможного падения связана с определением базового года. В качестве базы лучше всего подходит 2005-й - он завершал предыдущую фазу сбалансированного роста.


По нашим оценкам, в случае сохранения существовавших в начале года тенденций, сокращение выпуска по итогам 2009 года может составить порядка 12,4% г/г. (пока по январю-февралю снижение составило 14,6% в годовом выражении). Инерционное сокращение выпуска российской промышленности может выразиться по итогам года в снижении добычи полезных ископаемых на 2,7% к объемам 2008 года (4,5% в январе-феврале), производства и распределения электроэнергии, газа и воды - на 5,4% (6,4% в январе-феврале).

Спад в обрабатывающих производствах может превысить 17%, в максимальной степени затронув динамику производств инвестиционного спроса (на четверть). Сокращение выпуска производств промежуточного спроса может составить почти 16%, в производствах потребительского спроса - порядка 6% г/г.

Резюмируя, с высокой вероятностью, пик спада выпуска промышленности действительно пройден; в дальнейшем сокращение производства будет менее значительным. Достигнутый в последние месяцы уровень выпуска можно рассматривать как «дно», от которого промышленность будет отталкиваться при дальнейшем росте. Это «дно» находится практически на уровне промышленного выпуска 2005 года. Консервация выпуска на уровне достигнутого «дна» вплоть до конца 2009 года может обернуться падением промышленного выпуска на 12,4% к 2008 году, в том числе выпуска обрабатывающих производств на 17,2% г/г.

В сложившейся финансово-экономической ситуации (снижение доходов населения, сокращение потребительского кредитования, приостановка инвестиционных проектов и т.д.) антикризисные меры властей по стимулированию спроса остаются главным и практически единственным способом вывести отечественную промышленность на новую траекторию роста. Увеличение госзакупок, поддержка инвестиционных программ госкорпораций, стимулирование потребительского спроса дотированием покупок определенных видов продукции, выделение банковской системе кредитных ресурсов для целевого финансирования предприятий реального сектора, предоставление государственных гарантий, безусловно, будут способствовать меньшему сокращению производства. Действенность антикризисных мер властей будет выражаться в более мягком, чем в приведенных выше оценках, снижении промышленного выпуска; их эффективность - в цене, которая за это будет заплачена.
Расчеты подтверждают тезис властей о том, что максимум спада пройден. Можно ожидать, что в дальнейшем сокращение выпуска к соответствующим месяцам 2008 года будет меньше, чем в январе - феврале.


В настоящее время можно лишь констатировать, что к началу 2009 года промышленный выпуск упал до уровня, предшествующего выходу на траекторию роста на разогретом спросе. В ближайшем будущем рост промышленности будет происходить в гораздо более жестких условиях. Речь не только о глобальном характере экономического кризиса, в условиях которого будет восстанавливаться рост российской промышленности, низком уровне спроса на мировых рынках и пессимистичных прогнозах притока капитала. Проблемой являются фактически более жесткие внутренние условия - опережающий рост издержек, низкая производительность труда, конкуренция с импортом и зависимость от него.

За четыре года цены на продукцию обрабатывающих производств потребительского и инвестиционного спроса выросли почти на 50% (февраль 2009 года к февралю 2005 года). Более чем на 53% увеличились потребительские цены. При этом курс доллара к рублю вырос примерно на четверть (на 27,4% - февраль 2009 года к февралю 2005 года, или на 25,6% - март 2009 года к марту 2005 года). Это означает относительно менее комфортные ценовые условия для российской готовой продукции в конкуренции с импортом.

Кроме того, произошло существенное увеличение затрат на производство. В частности, за четыре года среднемесячная начисленная заработная плата в экономике увеличилась более чем в 2,3 раза, цены производителей в производстве и распределении электроэнергии, газа и горячей воды (теплоэнергия) выросли на 63%. Опережающий рост затрат означает не только относительно более низкие уровни рентабельности предприятий. Помимо этого удорожание коммунальных расходов и рабочей силы формирует изначально худшие условия для организации нового бизнеса и определяет относительно меньшую привлекательность России для иностранных инвесторов.

Напротив, результатом инвестиционной активности в предшествующие годы и несомненным преимуществом сегодняшней российской промышленности является ряд современных производств, организованных на базе уже существовавших мощностей или с нуля. Однако период модернизации для таких производств в лучшем случае закончился незадолго до начала мирового кризиса, в худшем - приостановлен в связи с отсутствием ресурсов. Сужение спроса, с одной стороны, и задолженность по займам, привлеченным для модернизации, - с другой, делают эти перспективно важнейшие для экономики России предприятия исключительно уязвимыми. Устойчивость таких предприятий снижается также в связи с ослаблением рубля, поскольку современные технологии предполагают использование материалов и комплектующих, в настоящее время не производящихся на территории России. Высокая зависимость от импорта реально наиболее конкурентоспособных российских предприятий обостряет коллизию управляемой девальвации национальной валюты - удешевление рубля поддерживает традиционных российских производителей в конкуренции с импортом на российском рынке, российских экспортеров и бюджет, но резко осложняет текущее положение и перспективы модернизированных производств.

Ослабление национальной валюты, вообще говоря, может рассматриваться как дополнительный ресурс возобновления роста промышленности - благодаря повышению рентабельности экспорта и эффекту импортозамещения. Однако рост экспорта в ближайшей перспективе будет ограничен снижением спроса на мировых товарных рынках. С другой стороны, тема импортозамещения была почти полностью отыграна российской промышленностью после почти четырехкратной девальвации 1998 года. Отечественная продукция действительно потеснила импортную на российском рынке - однако это касается главным образом продукции, производство которой не предполагает использование высоких технологий. Произошедшая недавно девальвация была гораздо менее масштабной - примерно на четверть к соответствующему периоду 2005 года или на треть к июлю 2008 года (к доллару США). В условиях сужающегося спроса, низкой конкуренции на российском товарном рынке и отсутствия ресурсов для модернизации производственной базы (для выпуска продукции, замещающей подорожавший импорт) большая часть новой девальвационной форы будет переведена производителями в рост цен и в минимальной степени - в рост выпуска и расширение доли рынка.
Тема импорто­замещения была почти полностью отыграна российской промыш­ленностью после почти четырехкратной девальвации 1998 года.


В рамках сложившегося технологического уровня российской промышленности практически невозможно реализовать главную часть девальвационного ресурса - в части высокоточного, энергетического оборудования, фармацевтической продукции и т.д. Организация соответствующих производств предполагает не только значительные объемы ресурсов, но и продолжительный период реализации проектов. Таким образом, мгновенный эффект импортозамещения (в связи с девальвацией 2008-2009 года) можно оценить как достаточно слабый, а среднесрочный (связанный с инновационными процессами) - как неочевидный.

Резюмируя, необходимо отметить, что новый период роста российской промышленности объективно начнется в худших условиях, чем предыдущий. Предыдущий период роста стимулировался притоком иностранного капитала и высокими ценами на нефть. Новый (предполагаемый и ожидаемый) рост будет опираться, главным образом на ресурсы, накопленные государством в предыдущие годы. При всех своих минусах предыдущий период роста предоставлял экономическим субъектам гораздо более реальные рыночные сигналы о востребованности и конкурентоспособности производимой продукции, чем это можно ожидать сегодня и в ближайшем будущем.

Вывод промышленности со «дна» мерами и методами, имеющими крайне слабую рыночную ориентацию, оставляет открытым ряд важных вопросов. Насколько устойчивым, продолжительным и интенсивным будет этот рост и какова его цена? В течение какого времени финансовые вливания и другие методы государственного стимулирования экономики будут определяющими? На какой период хватит аккумулированных государством ресурсов и когда можно рассчитывать на отклик российских и иностранных инвесторов? Наконец, насколько стратегически рациональным окажется выбранный вектор антикризисных мер и как выглядит целевая конфигурация российской промышленности и экономики в целом?
  Прирост к предыдущему году (тому же периоду прошлого года), %, факт Оценки 2009 года, прирост, %
2006 г. 2007 г. 2008 г. январь-февраль 2009 г. к 2008 г. к 2005 г.
Промышленное производство в целом 6,3 6,3 2,1 -14,6 -12,4 1,0
Добыча полезных ископаемых 2,5 1,9 0,2 -4,5 -2,7 1,8
Обрабатывающие производства 8,3 9,5 3,2 -21,0 -17,2 1,3
Производства потребительского спроса 8,3 5,9 1,4 -10,0 -6,2 9,2
Производства инвестиционного спроса 10,2 14,3 2,4 -33,9 -25,1 -3,4
Производства промежуточного спроса 8,8 4,2 0,6 -22,5 -15,9 -4,1
Производство и распределение электроэнергии, газа и воды 4,9 -0,2 1,4 -6,4 -5,4 0,5
Источник: Росстат, Центр стратегических исследований Банка Москвы