Совсем недавно название испанского городка Сантандер на берегу Бискайского залива было знакомо только любителям футбола. Ведь здесь находится клуб «Расинг». Сегодня город приобрел широкую известность еще и в финансовых кругах. Расположенный в нем Banco Santander, ставший в последние годы крупнейшим в континентальной Европе финансовым учреждением, во время кризиса активно скупает находящихся на грани разорения конкурентов.

В 1857 году королева Изабелла II подписала указ о создании в Сантандере банка. К своему 150-летнему юбилею Banco Santander подошел с отличными показателями, став крупнейшим кредитным учреждением еврозоны по рыночной капитализации. В мире Banco Santander занимает 12-е место по капитализации и 7-е - по доходам. Нынешний финансовый кризис банку оказался на руку. Когда британское правительство в самом конце сентября национализировало Bradford & Bingley, Banco Santander буквально через два дня согласился заплатить $1,09 млрд за его филиалы по работе с населением и, что особенно важно, за контроль над средствами частных вкладчиков (на сумму $37,4 млрд). Кстати, покупка Bradford & Bingley последовала через считанные дни после приобретения испанцами за $2,24 млрд другого британского кредитного учреждения Alliance & Leicester. Если вспомнить еще и покупку в 2004 году Abbey National за $16,4 млрд, получается, что сейчас банк из провинциального городка на севере Испании владеет приблизительно 13% британского розничного банковского рынка и по суммам вкладов занимает третье место в мире, после Lloyds TSB и Royal Bank of Scotland (RBS).

Banco Santander проник не только на туманный Альбион, но и в Северную Америку, заключив 13 октября соглашение с филадельфийской холдинговой компанией Sovereign Bancorp Inc. о покупке принадлежавшего ей Sovereign Bank (18-го по капитализации банка США). С 2006 года испанцы владеют 24,35% акций этого кредитного учреждения, теперь договорились о приобретении оставшихся 75,65%. Сделка стоимостью $1,9 млрд очень выгодна покупателю. Акции американского банка достанутся ему примерно в 5 раз (!) дешевле, чем было заплачено за ценные бумаги два года назад. По мнению аналитиков, набеги испанских конкистадоров не закончились. Banco Santander уже сделал предварительное предложение о покупке Deutsche Postbank. «Победитель получает все!» - говорит Хосе Антонио Альварес, финансовый директор Banco Santander. «Santander всегда покупал активы, которые усиливают его существующий бизнес. Руководство очень внимательно следит за тем, чтобы не превысить баланс банка», - объясняет Антонио Рамирес, аналитик брокерской компании Keefe, Bruyette & Woods.

Испанское чудо

До середины 80-х годов Banco Santander был всего лишь 6-м по размерам кредитным учреждением Испании, стране с одной из наименее развитых экономик Старого Света. Большей частью своего сегодняшнего успеха банк обязан Эмилио Ботину. Ботин родился в Сантандере в 1934 году, его прадед, дед, отец были банкирами и в разное время возглавляли Banco Santander. Ботин-младший изучал экономику и финансы в университете Дуэсто (Бильбао). В 1958 году он пришел в Banco Santander и уже через два года вошел в правление.

В 1986 году Ботин-младший принял банк из рук ушедшего в отставку отца, своего полного тезки, и вскоре начал делать приобретения. В конце 80-х Banco Santander укрепил свое присутствие в Европе, купив у Bank of America немецкий CC-Bank и крупный пакет акций португальского Banco de Comercio e Industria. Также был заключен стратегический союз с Royal Bank of Scotland. В 1995 году Banco Santander купил Banco Espanol de Credito (Banesto), сделавшись третьим по размерам на полуострове. В 1999 году состоялось объединение Banco Santander и Banco Central Hispano, первое, кстати, крупное банковское слияние в Европе. В результате появился крупнейший банк в Испании. В том же году Ботин купил португальские Totta y Acores и Credito Predial Portugues.

Об уме и проницательности Эмилио Ботина говорит хотя бы тот факт, что в прошлом году Banco Santander продал почти всю свою недвижимость, около 1200 объектов. Тогда аналитики и конкуренты удивлялись столь странному решению, потому что испанский рынок недвижимости достиг своей высшей точки. Нынешним летом на церемонии вручения наград Euromoney Ботин в своем выступлении объяснил, как следует избегать проблем, с которыми сегодня столкнулось подавляющее большинство банков. «Если вы не очень понимаете акции, не покупайте их. Если вы не покупаете какой-то специфический продукт сами, то и не пытайтесь всучить его другим. И если вы не очень хорошо знаете своих клиентов, не занимайте им деньги. Если станете выполнять эти три условия, то станете лучшим банкиром, чем я», - сказал он.

Вместо спекулятивных операций с кредитами Banco Santander все время занимался традиционным банковским бизнесом - обслуживанием населения. Конечно, испанский гигант осуществляет инвестиции и другие операции, но розничная деятельность приносит 85% всех поступлений. В свое время Banco Santander, в отличие от подавляющего большинства зарубежных кредитных учреждений, устоял перед соблазном и не увлекся «ядовитыми» американскими ценными бумагами по недвижимости, которые потянули на дно многих любителей быстрого обогащения. «В нынешние времена многие наши конкуренты возвращаются к традиционной деятельности. Мы же имеем значительное преимущество, потому что никогда ее не бросали», - говорит Альфредо Саенц, исполнительный директор Banco Santander.

Стоит отметить, что взлету Banco Santander в немалой степени способствовали еще и строгие ограничения Центрального банка Испании. В конце 80-х - начале 90-х испанское правительство, предвидя грядущую консолидацию кредитных учреждений, решило защитить свои банки от зарубежных гигантов. Регуляторы, особенно поначалу, предпринимали очень непопулярные среди местных банкиров меры. К примеру, заставляли финансовые учреждения делать более высокие, чем обычно, резервы на черный день. Банкам не разрешалось иметь пухлые портфели забалансовых деривативов. Центробанк Испании требовал, чтобы банки, покупая подобные ценные бумаги, обязательно ставили их сразу на свои балансы, чтобы инвесторы могли видеть свои риски. Правильность столь строгого подхода стала видна лишь теперь: немногие испанские финансовые учреждения решили заняться рискованными операциями на американском рынке недвижимости. Поэтому на Пиренейском полуострове нет громадных списаний убытков, как у соседей по Старому Свету и коллег из-за океана.

Южноамериканское Эльдорадо

Отделения Banco Santander работают по всей Европе, в обеих Америках, Азии и Африке. Широкая географическая экспансия в немалой степени помогает противостоять кризису. За последние несколько десятилетий испанский гигант открыл 11 685 отделений, по числу представительств он занимает первое место в мире среди кредитных учреждений. Наибольшее внимание в Santander уделяют быстро растущему рынку Латинской Америки. Первый зарубежный филиал на южноамериканском континенте открылся в 1947 году в Гаване, а через 10 лет банк создал департамент Южной Америки. В 1995 году с покупкой Banesto Ботин начал вторую волну экспансии, в результате чего были созданы и реформированы филиалы в Аргентине, Бразилии, Колумбии, Перу, Чили, Уругвае и Венесуэле, а также в Мексике и Пуэрто-Рико. В 2000 году Banco Santander присоединил бразильский Banespa, мексиканский Grupo Serfin и чилийский Banco Santiago, таким образом став крупнейшим в Латинской Америке.
Сегодня у Banco Santander 2037 отделений в Бразилии, 1042 - в Мексике, 475 - в Чили, в которых работают около 47 000 человек. По оценкам Credit Suisse, в 2008 году эти филиалы принесут Banco Santander треть всей ожидаемой прибыли, которая прогнозируется на уровне $14,6 млрд. «Мы находимся в более выгодном по сравнению с нашими конкурентами положении. Если акционерный капитал европейских банков в этом году в целом упал на 38%, то наш - только на 29%», - сказал Эмилио Ботин.

Осторожная стратегия сеньора Ботина позволила Banco Santander остаться в выигрыше после приобретения и раздела голландского финансового гиганта ABN Amro, который оценивается в $110 млрд. Испанцы объединились в прошлом году с Royal Bank of Scotland (RBS) и Fortis для покупки ABN Amro. Сегодня партнеры испанцев по консорциуму борются за выживание, отягощенные своим высоким леведжированием. 29 сентября правительства Голландии, Бельгии и Люксембурга объединили усилия для спасения Fortis. У RBS трудностей не меньше. Достаточно сказать, что его акции с начала 2008 года подешевели на 59%. Зато Banco Santander чувствует себя уверенно.

Эмилио Ботин с самого начала сделки с ABN повел себя не так, как его коллеги. В ноябре 2007 года он продал итальянский филиал голландского банка его итальянскому конкуренту Banca Monte dei Paschi di Siena за $12,6 млрд. Сделка позволила Banco Santander заплатить за бразильский Banco Real (филиал ABN) $17,2 млрд, не делая слишком больших долгов и не прося слишком крупных сумм у акционеров. Banco Real в Сантандере считают самым важным приобретением. Именно эта сделка помогла испанским банкирам удвоить свое присутствие на быстрорастущем бразильском рынке. Как полагают аналитики, в 2008 году Banco Real принесет испанскому гиганту 20% всей прибыли, которую он получает в Южной и Центральной Америке. Сантьяго Лопес Диас, специалист из Credit Suisse, считает, что в следующие два года Бразилия сможет дать Banco Santander половину роста прибыли.

Маленькие сложности

Безусловно, Banco Santander не может выйти из финансового кризиса совсем уж без синяков и шишек. Наибольшую опасность представляет кризис на испанском и британском рынках недвижимости, потому что три четверти кредитного портфеля банка приходятся на них. В первой половине 2008 года дефолты испанских и британских строителей почти удвоились по сравнению с первой половиной 2007 года и теперь составляют 1,3% от общего числа займов. «Santander еще помучается, пытаясь переварить потери, вызванные падением рынков недвижимости», - предрекает Рамирес. Но даже в этом случае последствия скажутся на Banco Santander намного слабее, чем на европейских и американских коллегах. Благодаря развивающимся рынкам испанцы продолжат собирать урожай в виде обанкротившихся банков, пока другие финансовые институты будут бороться за выживание. Как заявил Петер Грейфф, главный пресс-атташе банка, главным в его финансовом здоровье является не присутствие на испанском или британском рынках недвижимости, а мощная диверсификация, позволяющая не очень сильно зависеть от состояния внутреннего кредитного рынка. К тому же Banco Santander по-прежнему придерживается традиционной консервативной политики в области кредитных операций. Что же касается кредитов на рынке недвижимости, то они составляют слишком маленькую долю в обороте банка, чтобы представлять серьезную угрозу.

Анализируя итоги III квартала, опубликованные в последних числах октября, Альфредо Саенц заявил, что цель, поставленная в начале года - получить чистый доход в размере 10 млрд евро (на 10% больше по сравнению с предыдущим годом), несмотря на финансовый кризис, вполне достижима. Чистый доход Banco Santander в третьем квартале вырос на 4,4% по сравнению с тем же периодом 2007 года и составил 2,21 млрд евро. За первые 9 месяцев 2008 года чистый доход Banco Santander, исключая случайные поступления, увеличился на 5,5% и достиг 6,93 млрд евро.

Финансируемая правительствами многих стран рекапитализация главных соперников заставляет сантандерских банкиров принимать ответные меры. Banco Santander придется изменить основную часть собственных средств, которая на конец сентября составила 6,31%. В следующем году она будет увеличена до минимум 7%. Увеличить свободный капитал совет директоров Banco Santander рассчитывает при помощи продажи ряда непрофильных активов. Например, 31% акций Cepsa, испанской энергетической группы, которые оцениваются более чем в 18 млрд евро, банкиры из Сантандера надеются продать International Petroleum Investment Company (IPIC) of Abu Dhabi, которая уже владеет 10% Cepsa. В планах продажа за $2 млрд Porterbrook, владеющей 6064 железнодорожными вагонами и входящей в Abbey, которая сейчас принадлежит Banco Santander.

По словам Альфредо Саенца, совет директоров решил отказаться от планов продажи страхового бизнеса и бизнеса по управлению активами из-за трудностей на финансовом рынке. Активность Banco Santander вызывает удивление еще и потому, что происходит на фоне кризиса в Испании. Экономическая ситуация в стране сложилась тяжелая. Наиболее сильно кризис пока затронул строительство и недвижимость, которые давали более 10% ВВП Испании. В июле обанкротилась крупная строительная компания Martinsa-Fadesa. Безработица растет быстрее, чем в большинстве европейских стран, в июле она достигла 11% (это один из самых высоких показателей в еврозоне). Некоторые аналитики предсказывают, что упадок экономики обязательно скажется на испанских банках. Однако пока можно констатировать: правила, действующие в испанской банковской системе, и правительственная поддержка творят чудеса.

После того как Morgan Stanley и Goldman Sachs последними из крупных инвестиционных банков отказались от ставшей сейчас рискованной модели ведения дел, пример для подражания остался единственный - Banco Santander. «Немного консервативная модель ведения бизнеса Banco Santander, скорее всего, окажется заразительной для других банков», - считает один из лондонских финансовых аналитиков. Некоторые экономисты призывают правительства своих стран тщательно изучать опыт Мадрида по защите испанских банков, а остряки шутят, что неплохо было бы клонировать хотя бы еще одного Эмилио Ботина.