В ходе оформления и передачи информации о произведенных операциях велика возможность различных ошибок.

При этом нормальный ход исполнения поручений искажается, и возникают отношения, требующие специального рассмотрения.

Правовая сущность операции по безналичному перечислению средств на счет получателя состоит в том, что плательщик уступает свое право требования к банку на определенную денежную сумму (право на деньги) получателю в счет погашения своей задолженности перед последним. Плательщик не возлагает на банк обязанность платить наличные деньги получателю, он лишь обязывает банк принять на себя такие обязательства, вытекающие из договора банковского счета, в том числе и по выплате наличных, перед получателем. Обязанность банка принять на себя такое обязательство перед лицом, указанным клиентом, вытекает из договора банковского счета. Обязательство банка перед клиентом, давшим поручение, погашается при принятии банком аналогичного обязательства перед должником клиента, то есть вследствие исполнения банком поручения плательщика. Если средства будут зачислены на счет в сумме меньшей, чем было указано в поручении плательщика, долг банка перед последним погашается только в сумме исполненного поручения. Если же банк ошибочно записал на счет получателя большую сумму, чем было указано в поручении, долг перед плательщиком будет погашен. Характер отношений банка с клиентом, которому средства были зачислены ошибочно, подлежит отдельному рассмотрению*.

Ошибки плательщика при передаче поручения

После передачи платежного поручения банку плательщик может установить, что поручение было выдано ошибочно (например, указан не тот получатель, поручение дано повторно). В этих случаях плательщик может отозвать поручение до момента, когда в силу требований банковских правил и банковских обычаев оно стало безотзывным.

Если перевод стал окончательным, плательщик не вправе требовать от банка отзыва поручения и восстановления средств на своем счете. Банки выбывают из отношений между плательщиком и получателем средств. Плательщик вправе воспользоваться теми средствами защиты, которые предоставляются при неосновательном платеже в отношении получателя средств.

Иным должно быть решение в случаях, когда банк продолжал выполнять поручение, хотя плательщик до момента, когда отзыв стал невозможен, предупредил банк об ошибке и потребовал отзыва поручения. Действия банка в этом случае квалифицируются как нарушение договорных обязательств и влекут его ответственность.

Ошибки, допускаемые при исполнении поручения банком плательщика или банками-посредниками

Наиболее вероятными ошибками банка плательщика при передаче поручения банку-корреспонденту являются:

а) списание средств для перевода со счета плательщика в сумме большей, чем было указано в поручении, либо списание средств без поручения;

б) передача платежного поручения банку-посреднику или банку получателя в сумме, превышающей сумму поручения клиента, либо повторно;

в) указание банком неверного наименования и реквизитов получателя1;

г) списание со счета суммы меньшей, чем было указано в поручении.

Списание средств со счета без поручения либо в сумме, превышающей сумму поручения, рассматривается как необоснованное списание. В этом случае на банк возлагается обязанность уплатить на неосновательно (необоснованно) списанную сумму проценты в порядке и размере, которые предусмотрены статьями 395 и 856 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем наличие такой ответственности не свидетельствует о наличии обязанности банка восстановить либо иным образом возместить ошибочно списанную сумму на счете. Указанная ответственность не свидетельствует также и о моменте, когда возникает обязанность возместить ошибочно списанную сумму - по истечении дня, следующего за днем необоснованного списания, при получении от клиента информации об ошибочном списании средств или в какой-либо иной момент. В практике арбитражных судов и судов общей юрисдикции отсутствует единообразие в подходах к определению содержания и объема обязанностей, возлагаемых на банк, допустивший ошибочное списание средств со счета при исполнении платежного поручения. В частности, нет единой точки зрения на решение вопроса о том, должен ли банк в любом случае восстановить ошибочно списанную сумму на счете либо в его обязанность входит лишь принятие мер к отзыву суммы перевода, а восстановление на счете должно производиться лишь после возврата ошибочно перечисленных средств от банков-посредников. Различно определяются обязанности банка и в ситуации, когда перевод к моменту обнаружения ошибки стал окончательным и средства зачислены получателю.

При выборе возможных вариантов решения следует учитывать:

1) необоснованное списание является нарушением договорных обязательств со стороны банка, и его обязанность восстановить сумму на счете, то есть исправить свою ошибку, должна возникать незамедлительно после того, как ошибка была допущена, причем без какого-либо заявления клиента. С этого же момента начисляется и неустойка за допущенное нарушение согласно статье 856 ГК РФ;

2) обязанность банка восстановить денежные средства на счете не должна быть связана с тем, существует ли у него возможность отозвать поручение полностью или частично. Эта обязанность, на наш взгляд, сохраняется у банка и в том случае, когда ошибочно перечисленные денежные средства уже зачислены на счет получателя.

Если перевод стал окончательным в отношении конечного получателя, то банк, возместивший ошибочно списанные суммы клиенту, приобретает право потребовать денежные средства от получателя по правилам о неосновательном обогащении в соответствии с положениями главы 60 части второй ГК РФ. Напомним, что согласно статье 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

При этом правила о неосновательном обогащении, предусмотренные главой 60 ГК РФ, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли (п. 2 ст. 1102 ГК РФ).

На практике нередко арбитражные суды при представлении банками, допустившими ошибочное перечисление денежных средств, доказательств того, что сумма уже зачислена получателю, освобождают банки от обязанности возместить плательщику сумму перевода. Основной посылкой является наличие у плательщика права истребовать сумму перевода от получателя как неосновательно полученную.

Вместе с тем неосновательное обогащение на стороне лица, которому (на счет которого) ошибочно зачислены денежные средства, не вызывает сомнений. Проблема заключается в другом: кто в данном случае является кредитором в обязательстве из неосновательного обогащения?

В специальной юридической литературе отмечалось, что «во всех случаях неосновательного обогащения увеличение или сбережение имущества обогатившегося обусловлено уменьшением имущества потерпевшего. <...> Увеличение или сбережение имущества происходит за счет другого лица, если в связи с приобретением права обогатившимся прекратилось соответствующее право потерпевшего, если оно не возникло для потерпевшего, хотя при нормальном положении дела должно было возникнуть, если потерпевший произвел расходы, которые при нормальных условиях должен был бы произвести обогатившийся, если наконец потерпевший принял на себя обязанность в интересах обогатившегося»2.

Если у клиента-плательщика, со счета которого в результате ошибки банка были необоснованно списаны денежные средства, сохраняется основанное на договоре долговое требование в отношении банка, то это исключает возможность рассмотрения этого клиента в качестве кредитора в обязательстве из неосновательного обогащения. Кредитором в отношении получателя денежных средств будет банк, допустивший нарушение, поскольку он принял на себя обязательства перед получателем, не освободившись при этом от обязательства перед плательщиком.

В тех случаях, когда право клиента-плательщика в отношении банка не может быть реализовано (например, при ликвидации последнего), следует признать за плательщиком право на иск из неосновательного обогащения к получателю денежных средств.

Думается, вряд ли правильным будет изначально признать за плательщиком право на выбор возможного способа защиты - предъявление иска к банку о возмещении суммы либо к фактическому получателю, поскольку с рассмотренных выше позиций наличие права из договора к банку исключает наличие права требования к получателю из неосновательного обогащения и наоборот.

Изложенный выше подход судебной практики к определению характера обязательств сторон помимо теоретических изъянов имеет и серьезный практический недостаток: его применение приводит к тому, что банк при- знается погасившим свой долг перед плательщиком в тех случаях, когда банк допустил нарушение договорных обязательств.

Если банк в поручении, передаваемом следующему банку, указывает сумму, превышающую сумму поручения клиента, либо дает поручение, не основанное на поручении клиента, он не вправе требовать от владельца счета выплаты (возмещения) ему средств в размере ошибочно произведенного платежа, в частности списывать денежные средства со счета клиента. В целях исправления ошибки банк может до момента, когда перевод в отношениях между банками не стал окончательным, отозвать ошибочно переданное поручение.

В этой связи хотелось бы отметить положения банковских правил, в том числе де-юре недействующих. Так, в частности, ранее действовавшее Положение о межбанковских расчетах (п. 3.7 и 3.8) устанавливало, что при необходимости изменения сумм или аннулирования уже отосланных авизо по телеграфу посылаются соответствующие дополнительные авизо либо требования возвратить авизо без проводки. Для исправления выявленных в течение дня ошибок учреждения банков посылают исправительные телеграммы самостоятельно. Для исправления ошибок в отправленных авизо за предыдущие дни по заявкам учреждений банков исправительные телеграммы посылаются РКЦ (филиалом А) в адрес РКЦ (филиала Б), ведущих корреспондентские счета соответствующих банков. Устанавливается контроль за возвратом авизо. В случае необходимости исключения или исправления отдельных сумм, включенных в перечень к сводному авизо, по телеграфу посылаются дополнительные дебетовые или кредитовые авизо.

Выверка корреспондентских счетов производится учреждениями банков ежемесячно на основании ведомостей проверки состояния расчетов по корреспондентскому счету в РКЦ. Ведомости составляются и направляются в РКЦ до 5-го числа за предыдущий месяц по определенной форме.

По всем неправильно проведенным РКЦ суммам учреждения банков предъявляют требования о восстановлении или списании этих сумм в письменной форме. Копии писем хранятся при полученных от РКЦ выписках и ведомостях расхождений за соответствующий период.

Банковские правила не предусматривают, когда перевод в отношениях между банками становится окончательным и не может быть отозван в приведенном выше порядке. На практике, как правило, перевод признается окончательным с момента истечения срока для заявления возражений по представленной банку-корреспонденту выписке о проведенных операциях по его счету.

До этого момента за банком признается право отозвать поручение и потребовать возврата ошибочно перечисленных сумм от своих корреспондентов.

Если ошибочный перевод на счет получателя был произведен не за счет дебетованных со счета плательщика денежных средств, а вследствие ошибки при передаче поручения, то в этих случаях кредитором в обязательстве из неосновательного обогащения в отношении конечного получателя является банк плательщика. В отношении последующих банков у него есть право отзыва и возмещения суммы, в случае если перевод в отношении этих банков не закончен. Если же банки уже выполнили его поручение, то он обязан возместить им сумму платежа и не вправе истребовать уже перечисленные суммы от этих банков.

Ошибка банка плательщика может состоять в списании со счета суммы меньшей, чем указывалось в поручении. В этом случае банк вправе дать второе поручение на оставшуюся сумму. За задержку списания средств банк несет ответственность перед плательщиком по статье 856 ГК РФ.

Аналогичные подходы к определению прав банка в отношении бенефициара, которому средства были перечислены ошибочно, содержатся в положениях Единообразного торгового кодекса США (ЕТК), регулирующих перевод денежных средств. В статье 4А-205 ЕТК США, определяющей права и обязанности сторон при ошибочном переводе средств, признается отсутствие у владельца счета обязанности оплачивать (в частности, посредством дебетования счета) исполнение поручения банку, совершившему ошибку, статья исходит из наличия у этого банка права истребовать сумму у бенефициара. Если принятое к исполнению платежное поручение ошибочно адресовало платеж бенефициару, которого не имел в виду отправитель, ошибочно указало на сумму платежа в большем размере, чем указано отправителем, или являлось дубликатом уже исполненного платежного поручения отправителя, то применяются следующие правила:

1. Если отправитель представит доказательства того, что отправителем или лицом, действующим от имени отправителя, выполнены все правила системы безопасности и что ошибка могла бы быть обнаружена, если бы банк также придерживался этих правил, отправитель не обязан оплатить платежное поручение в той степени, в которой это предусмотрено в пунктах 2 и 3 данного пара- графа ЕТК.

2. Если банковский перевод совершен на основе ошибочно выданного платежного поручения, отправитель не обязан оплатить платежное поручение и банк-получатель вправе получить от бенефициара возврат суммы, уплаченной бенефициару, в той степени, в которой это допускается правом, регулирующим ошибочное совершение действий и реституцию.

3. Если банковский перевод совершен на основе платежного поручения, которое ошибочно указывало на сумму платежа в большем размере, чем указано отправителем, отправитель не обязан оплатить платежное поручение в той степени, в которой сумма, полученная бенефициаром, превышает сумму, указанную отправителем. В этом случае банк-получатель имеет право получить от бенефициара возврат суммы, уплаченной сверх суммы, указанной отправителем, в той степени, в которой это допускается правом, регулирующим ошибочное совершение действий и реституцию.

Варианты урегулирования отношений, связанных с ошибочным переводом средств банком плательщика, приемлемы и для урегулирования отношений, когда инициатором ошибочного перевода является банк- посредник.

Исполнение банками-посредниками ошибочного платежного поручения не дает банку, в результате действий которого возникла ошибка, права отказаться от возме- щения своим корреспондентам суммы исполненного ими платежного поручения. Такой отказ дает право банку, не получившему возмещение, право требовать возмещение от своего корреспондента на основании договора, что, как правило, исключает требование из неосновательного обогащения исполнившего ошибочное поручение банка к получателю.

В ряде случаев судебно-арбитражная практика отходит от этих позиций, признавая такое право за исполнившим поручение банком, если с учетом конкретных обстоятельств дела у последнего отсутствует возможность получения возмещения от банка, инициировавшего ошибочное поручение, например вследствие его неплатежеспособности. Обстоятельства, по которым невозможно получение покрытия от допустившего ошибку банка, должны быть предметом оценки суда. Отсутствие оценки этих обстоятельств нередко приводит к принятию недостаточно обоснованных решений.

Так, при рассмотрении спора по иску Банка внешней торговли Российской Федерации к АОЗТ «Фирма «Стройтехинвест» было установлено, что ответчик должен был получить от совместного предприятия «Домос» во исполнение заключенного между ними договора поручения 265 тыс. немецких марок.

В связи с отсутствием корреспондентских валютных счетов между банками плательщика и получателя денежных средств расчеты были произведены через сеть банков-посредников, включая два иностранных: Банковский трест (Франкфурт-на-Майне) и Баварский объединенный банк (Мюнхен).

Банк плательщика, оформляя в Международную финансовую компанию заявление на перевод средств ответчику, не включил в него требование клиента об осуществлении расчетов через Внешторгбанк России. Международная финансовая компания при направлении Банковскому тресту поручения указала в качестве следующего банка-посредника Внешторгбанк России буквами по наименованию и Международный Московский Банк цифрами по номеру счета в Баварском объединенном банке.

В результате денежное покрытие по переводу денежных средств совместного предприятия «Домос» было получено от Банковского треста Международным Московским Банком, а поручение с указанием заплатить ответчику и сообщением, что счет кредитован, направлено Внешторгбанку России. Истец поручение выполнил, и сумма в 265 тыс. марок была зачислена в УАКБ «Уникомбанк» ответчику.

В последующем Банковский трест аннулировал платежное поручение Внешторгбанку ввиду ошибочности первоначальных инструкций. В выписках Банковского треста по корреспондентскому счету Внешторгбанка России сумма в 265 тыс. немецких марок ни по дебету, ни по кредиту не отражена.

Международный Московский Банк, получив от Банковского треста инструкции по платежу АОЗТ «Фирма «Стройтехинвест» в немецких марках, кредитовал счет УАКБ «Уникомбанк» в сумме $153 179,19, представляющей собой эквивалент 265 тыс. немецких марок на дату совершения банковской операции. Указанные средства зачислены ответчику.

Таким образом, материалы дела свидетельствовали о том, что платеж на сумму в 265 тыс. немецких марок от СП «Домос» перечислен иностранным банкам-корреспондентам один раз и проведен ими через Международный Московский Банк. Внешторгбанк России покрытия для исполнения поручения не получил и перечислил для ответчика собственные денежные средства.

Решением первой инстанции иск был удовлетворен. Постановлением апелляционной инстанции решение было отменено и в иске отказано, поскольку перевод должен был осуществляться через Внешторгбанк России, который вправе предъявить иностранному банку-корреспонденту требования по денежному обеспечению его платежного поручения. Кассационная инстанция постановление апелляционной инстанции отменила и решение арбитражного суда по первой инстанции оставила в силе.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, пересмотрев решение в порядке надзора, постановление кассационной инстанции оставил без изменения. При этом Внешторгбанк России был признан кредитором в обязательстве из неосновательного обогащения, поскольку повторное зачисление денежных средств ответчику было произведено из его активов3.

Очевидно, что отсутствие в решении арбитражного суда доводов, подтверждающих невозможность получения покрытия от банка, ошибочно выдавшего двойное поручение, ставит под сомнение его правильность.

Продолжение следует.