Путаница в должностях банковских работников очень распространена на российской земле. Постарались любители пышных и громких наименований, сторонники называть всех подряд старшими специалистами и не всегда адекватные переводы с английского. В итоге понять, кто скрывается под маской вице-президента в том или ином банке, все сложнее и сложнее.

 1.jpg

В конце лета аналитики центра исследования недвижимости IRN.RU заговорили о признаках стагнации в сегменте торговой недвижимости. Поводом задуматься стали намерения нескольких крупных ритейлеров продать принадлежащие им торговые объекты, чтобы погасить задолженность по облигационным займам.

Однажды начальнику отдела одного из крупных российских банков хэдхантеры предложили должность в еще более крупном, но уже иностранном банке. Должность называлась project manager — очень высокая позиция, предполагавшая, в том числе, управление несколькими отделами. Человек подходил идеально, да и условия были ну очень «сладкими». Каково же было удивление, когда кандидат отказался. «Менеджеры проектов в нашем банке бегают по клиентам, предлагая им сотрудничество», — обосновал он свое решение.

Сегодня каждый коммерческий банк создает собственное штатное расписание с учетом требований Минтруда РФ и имеет достаточно широкие возможности в «титулотворчестве». Специалисты, менеджеры среднего звена, топ-менеджеры могут работать в разных банках в одинаковых должностях, при этом круг решаемых ими задач, полномочия, уровень оплаты и социальных льгот существенно отличаются. Прибавим к этому проблемы неправильной интерпретации названий внутри сообщества и получим широкую картину недопонимания, особенно остро проявляющуюся при смене банкирами места работы.

В основном подобные несоответствия встречаются на позициях среднего уровня: начальник отдела в российском банке — главный специалист в западном. Обязанности на данных позициях одинаковы или иногда у вторых даже более широкий круг задач. Самые распространенные должности — самые запутанные, в том числе и потому, что само их наименование мало что объясняет: под маской «специалиста», «менеджера», «эксперта по работе с клиентами», «экономиста», «координатора» может скрываться кто угодно.

Одно из самых больных мест — упоминавшаяся позиция project manager/ руководитель проекта. «Project manager может руководить специалистами из нескольких департаментов, а может вообще не иметь людей в подчинении, — говорит Ольга Фисенко, ведущий специалист по подбору персонала КЦ «ЮНИТИ-Финанс». — Есть банки, в которых project manager/ руководитель проекта ценится выше, чем начальник отдела, управления или департамента, и обладает более широким кругом полномочий и более высоким уровнем оплаты труда. В других банках человек на такой позиции подчиняется начальнику отдела и, соответственно, вознаграждение за труд невелико».

Отношение кандидата к названию должности очень часто зависит от его предыдущего опыта работы. Например, кандидат может сказать: «Я работал руководителем управления и поэтому руководителем отдела работать не пойду, но если должность назовут « руководитель проекта», то она меня устроит». Или на-оборот: « Руководитель проекта — это несерьезно. Если можно сделать меня начальником отдела, то я приму предложение банка».

Другой, не менее избитый пример — трактовка должности «менеджер», которая применительно к банку получает новое звучание. Надпись на визитке банковского клерка «менеджер по работе с клиентами» может скрывать за собой деятельность и сотрудника операционного зала дополнительного офиса, и сотрудника службы телефонной поддержки, специалиста службы продаж банковских продуктов, и сотрудника отдела кредитования, аналитика и т.д.

«Разберем пример на пальцах, — предлагает Александр Рублев, консультант кадрового агентства Flex. — В российских банках есть «менеджер по работе с клиентами». У менеджеров есть начальник отдела по работе с клиентами, отдел входит в управление, управление входит в дирекцию, и так далее по восходящей — думаю, иерархия понятна всем. В итоге «менеджер» в ней — низшее профессиональное звено. Очевидно, что понятие «менеджер» подчеркивает процесс руководства, организации деятельности. Но в реальной жизни в контексте каждого отдельного случая встает вопрос, предполагает ли эта должность руководство людьми».

Путаница может коснуться не только наименования должностей, но и предполагаемых полномочий. Можем рассмотреть это на примере должности «директор по маркетингу»: в одних случаях в круг полномочий включается руководство PR-службой, в других нет. Список можно продолжать и продолжать: « руководитель направления» или « руководитель блока», в подчинении которых может быть от одного до сотни сотрудников. Бывают случаи, когда название должности не говорит ровным счетом ничего и даже вводит в заблуждение, например, «специалист по ценным бумагам», которым могут назвать юриста, имеющего опыт работы с ценными бумагами. «Специалистом по развитию» на практике называли клиента-инкогнито, в обязанности которого входит обзвон различных служб и проверка работы сотрудников.

2.JPGНа более высоком уровне яркий пример — должность вице-президента. Вице-президент может вести отдельное направление в банке, быть в курсе всех дел, обладать необходимыми знаниями и полномочиями и при необходимости заменять президента. «А бывает, что роль вице-президента может сводиться к роли личного помощника, доверительного лица, решающего личные вопросы президента банка, — приводит пример Ольга Фисенко («ЮНИТИ-Финанс»). — Также бывает, что словосочетание «вице-президент» используется как приставка к должности, дающая дополнительные социальные льготы и более высокую зарплату и бонусы. Например, начальник департамента–вице-президент, а у него в подчинении всего один человек».

Нередко на визитках сотрудников, отвечающих за управление клиентским бизнесом, можно увидеть надпись «Vice-President», например, если он отвечает за регион или страну. Правда, к функционалу «стандартного» заместителя руководителя это не имеет никакого отношения. Эта надпись всего лишь помогает «открывать двери».

Не испортить резюме

От путаницы могут пострадать все участники процесса, задействованные в подборе персонала, — банки, кадровые агентства и сами кандидаты. Кадровые агентства вынуждены тратить лишнее время на разговоры и переписку с потенциальными кандидатами. Так как название должности ничего им не говорит, каждый раз приходится объяснять весь функционал конкретной позиции.

...Одно из решений проблемы — двойное прописание должности в трудовых договорах: «руководитель кредитного отдела/team leader of credit bureau», «руководитель филиала банка/branch manager»...

Работодатель, глядя в резюме, также часто не может составить четкого представления о том, приглашать кандидата на собеседование или нет, пока не проведет телефонное интервью.

Кандидаты порой не отзываются на вакансии, потому что их не устраивает название должности или они не могут найти нужную вакансию, в случае если специалист по подбору персонала недостаточно грамотен и разместил вакансию с названием должности, которую получил от работодателя, но которая при этом абсолютно не отражает ее содержания.

«Чаще всего «разжевывать» название должности кандидатам приходится в двух случаях, — считает Александр Рублев (Flex). — Это работа с молодыми, как правило, сверхамбициозными специалистами и сотрудниками российских банков при рассмотрении вакансий западных банков. В моей практике было довольно много случаев, когда кандидаты отказывались от предложений лишь потому, что предлагаемая должность в иностранном банке «не звучит». При этом уровень компенсации, дополнительные льготы, а самое главное, содержание работы не принимаются сотрудниками во внимание. Это неправильно. Профессионализм — вот что интересует любого работодателя. Получение «звания» все же должно быть результатом упорной работы, подтвержденным конкретными цифрами: сделки, объем продаж, открытые филиалы и т. д. При этом гонка за названием не всегда оправдана, ведь повышать зарплату за красивое название никто не спешит».

С другой стороны, мотивация соискателей в этом случае вполне понятна — они не хотят портить резюме. В практике агентства «Анкор» был случай, когда кандидату, который занимал не в самом большом банке позицию «ведущего специалиста», сделали предложение в довольно крупной организации и пригласили на должность «специалиста» с приблизительно таким же кругом задач. Кандидат после долгих раздумий отказался.

Ищем виновного

Нельзя отрицать — одна из основных причин путаницы кроется в различиях структур российских и западных банков и не всегда адекватном переводе должностей. Современный российский банковский словарь достаточно молод. В связи с развитием новых направлений банковской деятельности, нехарактерных для банковской системы бывшего СССР, большая часть терминологии была заимствована. Поэтому разница в названии должностей по признаку российский—иностранный банк, скорее всего, социолингвистическая.

Многие кандидаты дословно переводят с английского предлагаемые должности, ассоциируя их с сотрудниками, именуемыми так в своих банках. Александр Рублев (Flex) вспоминает слова кандидата, претендующего на вакансию в иностранный банк, парировавшего на прописанное в Job offer название «Relationship Manager»: «У нас девочки на ресепшн все менеджеры по работе с клиентами. У них так и написано в трудовых». Некоторые соискатели подменяют наличие в названии должности слов «начальник», «руководитель», «head» и принадлежность к должностям «top management».  

РАЗНИЦЫ НЕТ
В российских и западных банках приблизительно одинаково звучат должности:
  • начальник отдела рисков — head of risk management, risk director
  • управляющий директор — managing director
  • трейдер — trader
  • главный бухгалтер — chief accountant
  • управляющий отделением — branch manager
  • кассир — cashier
  • главный операционный директор — COO (chief operational officer)
Источник: по данным КА «Apriori»

Если разбираться в проблеме глубже, путаница объясняется особенностями организационной структуры иностранных банков и разными подходами руководителей к формированию штатного расписания. Соответственно, не делается исключения для страны пребывания «дочки». И если уж сотрудник в определенном департаменте, с определенными обязанностями и зоной ответственности называется «specialist», то это должен быть «specialist» на всех континентах.

«В западных банках структура более простая, — отмечает Лидия Кулешова, консультант департамента «Банки и инвестиции» хедхантинговой компании Cornerstone. — В российских банках структура, как правило, достаточно громоздкая: ей не хватает четкости, упорядоченности. Иногда в российском бизнесе действуют устные договоренности о том, как будет названа позиция конкретного кандидата, что зачастую вызывает недовольство соискателей. В российских банках специалист может быть начальником отдела, а в западном банке — начальником управления, но при этом функционал на этих позициях будет одинаковым. В связи с этим многим кандидатам кажется, что они теряют статус при переходе».

3.JPG«Основные отличия также касаются круга задач, который кроется за названием позиции, — продолжает тему Анастасия Нащекина, заместитель руководителя отдела экспресс-рекрутмента и массовых проектов компании «Анкор» «Банки и финансовые услуги». — Кроме того, разница может затрагивать и наличие управленческого статуса в названии, уровень ответственности. Например, региональный координатор в рамках крупного западного банка может фактически оказаться руководителем регионального бизнеса. Еще одно наблюдение относительно того, каким образом формируются названия позиций в российских и западных банках. В западных банках чаще всего можно встретить такие названия, как «менеджер», «эксперт», «координатор». В то время, как в российских компаниях и банках больше распространены такие названия, как «специалист», «начальник», «руководитель».

Тем не менее эксперты отмечают: зарубежные банки в основном в названиях должностей придерживаются более строгих стандартов, а путаница свойственна российским банкам. Бывает, что российский банк пытается подражать в названиях должностей зарубежному банку, но это касается лишь некоторых названий должностей, что вносит еще большую путаницу. Перевод названия иностранной должности и поиск русского аналога, который по названию соответствовал бы глобальной классификации должностей компании и при этом по возможности отражал реалии рынка страны, очень сложен и неоднозначен.

«В JP Morgan International позиция deputy legal entity controller может звучать в российском варианте как «старший специалист по МСФО отчетности», поскольку достаточно тяжело подобрать название этой позиции на русском языке, хотя содержание работы при этом не меняется, — приводит пример Елена Попова, руководитель департамента «Банки и инвестиции» кадрового агентства Apriori. — Путаница может возникнуть, поскольку в западных банках есть должности сотрудников, утвержденные главным офисом, который, к примеру, находится в Лондоне. При этом в российских банках может просто не существовать аналогичных должностей».

Но искать причину всех проблем российского банковского сообщества в иностранных банках в любом случае неправильно. Сами хороши. Банковский сектор до сих пор находится в развитии и по-этому в одном банке начальник департамента может иметь в подчинении 200 человек, в другом банке начальник управления — 1000 человек. Путаница происходит из-за разницы масштабов бизнеса, а вариантов наименования должности в соответствии с нормативными положениями трудового законодательства не так много.

Бывает, что работодатель нарочно виляет и запутывает, предлагая кандидату ту или иную должность, когда просто не знает, как назвать специалиста или руководителя среднего звена. Или использует название для привлечения кандидатов более высоким статусом. Ментальность российских граждан тоже в стороне не остается — чем больше «вензелей», тем лучше. Хотя в некоторых случаях это вполне оправдано: для «клиентщиков» важно производить впечатление. Поэтому «страховой агент» или «агент прямых продаж» звучит менее привлекательно, нежели «менеджер по страхованию».

Заглянем в словарь

Мудрым решением в преодолении «трудностей перевода», по мнению специалистов Flex, является двойное прописание должности в трудовых договорах: например, «руководитель кредитного отдела/team leader of credit bureau», «руководитель филиала банка/branch manager».

Выправить ситуацию на внутреннем рынке мог бы попытаться ЦБ РФ, предложив российским банкам в качестве рекомендаций придерживаться определенной структуры и следовать при введении должностей определенным правилам, введя зависимость от конкретных должностных обязанностей, уровня полномочий, количества подчиненных. Так считают в кадровом центре «Юнити». Другие эксперты, наоборот, полагают возможным взять за образец более простую и структурированную систему наименований западных банков, но уж в этом случае следовать ей «от и до».

Еще один совет от профессионалов кадрового рынка всем без исключения рядовым сотрудникам, руководителям всех уровней и особенно сотрудникам HR-департаментов: подробно ознакомиться с Квалификационным справочником должностей руководителей, специалистов и других служащих Министерства труда РФ.

«Для того чтобы не было путаницы с названиями вакансий, кадровым агентствам необходимо обсуждать их в самом начале со своими клиентами, в данном случае банками, — считает Елена Попова (Apriori). — Агентство на первом этапе консультирует клиента, как лучше обозначить требования к должности, как назвать должность, какую зарплату предложить. Как правило, банк доверяет своему агентству и прислушивается к его мнению. Важно знать, откуда банку хотелось бы видеть кандидата, с каким опытом работы, из каких банков, с каким уровнем английского языка, количеством подчиненных. Если же кандидат идет в банк напрямую, минуя агентство, то он должен сразу же оговорить, о какой именно должности идет речь, еще раз уточнить должностные обязанности, зарплату, соцпакет».

...Поправить ситуацию на внутреннем рынке мог бы ЦБ РФ, предложив банкам придерживаться определенной структуры и следовать при наименовании должностей определенным правилам...

Бывали моменты, когда на открытую позицию представляли более сильного кандидата, чем изначально требовалось, и ему предлагали более высокую, созданную и названную специально под него позицию. Пример: в «топовый» инвестиционный банк требовался IFRS specialist (специалист по МСФО отчетности), но найденному кадровым агентством кандидату предложили вакансию deputy chief accountant (заместитель главного бухгалтера), которой он больше соответствовал.

Есть и еще один момент, помогающий преодолеть путаницу с названием вакансий. Некоторые агентства предлагают кандидатам такую услугу, как CLS (Candidate Lead Search) — они представляют сильного «звездного» кандидата без обозначения позиций. В этом случае банки делают предложение о работе такому кандидату и открывают вакансию под него. Был пример, когда сильному кандидату из Канады с российским гражданством предложили «топовую» позицию в известном западном банке. На эту вакансию безуспешно велись поиски около года, и именно этот кандидат удачно получил предложение о работе — просто произошло совпадение спроса и предложения.

Но что ни делай, всегда сохраняется довольно большой участок работы с возражениями кандидатов и работодателей, которые, правда, довольно легко решаются путем переговоров. Как показывает практика, работодатели не принципиальны в прописании должностей, если это не противоречит внутрикорпоративной иерархии банка.

Стоит помнить, что для консультантов, а порой и для самих работодателей, торг кандидатов за должность ассоциируется с некоторой закостенелостью их мышления. Но в конечном счете ситуация может выправиться сама, без принятия каких-либо экстренных мер, и российский рынок сам придет к единой терминологии. «Можно попытаться посмотреть на ситуацию проще и не воспринимать ее с позиции борьбы, — спокойно завершает разговор Анастасия Нащекина («Анкор»). — В конце концов этот вопрос так или иначе касается мотивации и выбора кандидатов: переходить ли в крупную финансовую структуру на должность, возможно, и не с громким названием, но интересным кругом задач, либо в качестве приоритета выбрать наименование должности вне зависимости от статуса банка».  

 Мнение эксперта 

Алексей Зотов генеральный директор компании «Консультант – Z», партнер «Юридического бюро 92 и партнеры»:

4.JPGВ условиях рыночной экономики слияние и поглощение предприятий обычное в бизнес-практике явление. Крупные игроки на рынке лизинговых услуг России уже присматриваются к компаниям для поглощения их с целью занятия более крупной ниши на рынке.

К сожалению, неудивительно, что кадровые проблемы становятся постоянной темой для публикаций в банковских журналах. Ведь для их решения из накопленного за время экономического развития человечества опыта мы используем, выражаясь образно, даже не «брызги шампанского», а звук лопающихся пузырьков.

Развитие любого бизнеса, а особенно банковского, невозможно в условиях кадровой нестабильности. Решение кадровой проблемы за счет любого вида «хантинга» означает постоянное воспроизводство сложившейся ситуации. Причем попытки исправить ситуацию на уровне отдельного банка свойственны периоду первоначального накопления, который, хотелось бы надеяться, мы переросли.

Безусловно, решение существует. Но для этого необходима единая воля всего банковского сообщества. Рецепты известны давно: это квалификационный справочник и, в данном случае, отраслевая тарифная сетка. То, что названия приведены на русском языке, не означает их социалистического происхождения. Благодаря квалификационному справочнику мы будем знать, что если у работника в трудовой книжке написано, что он «специалист фронт-офиса по работе с клиентами», то он выполняет такие-то функции, имеет определенное количество лет опыта работы, знает то и это. А если он «старший специалист» или «специалист 1-й категории», то… И так далее.

С помощью тарифной сетки мы будем знать, какой оклад следует установить этому специалисту. А дальше можно прикладывать к этому окладу «социальные пакеты», устанавливать различные бонусы и преференции в зависимости от стажа работы и результатов труда, формировать резерв на выдвижение, использовать систему пожизненного найма и так далее. То есть, извините за старорежимный оборот речи, внедрять методы материального и морального стимулирования работника.

Пока же решение, по нашему мнению, на уровне банковского сообщества не будет принято, в банковских журналах можно вводить рубрику «записки «охотника за головами», по аналогии с «коллекторскими историями».