101.jpg                     «Кому много дано, с того много и взыщется».

Вняв его совету и уточнив, что в России до 1860-х годов почти все кредитные учреждения были правительственными, решил я начать сразу с 1899 года. Акционерных банков тогда было уже 41, обществ взаимного кредита - 99, акционерных земельных банков - 10, городских общественных банков - 289, сословных коммерческих банков 8. Появился и один иностранный – Российско–китайский банк. А государственный банк имел в то время 9 контор, 104 отделения - постоянных и 10 временных.

В советский период в результате известных «реформ» остались только госбанки, работа которых у всех на слуху, а у многих и в опустевших карманах.

И вот в начале 90-х годов прошлого века наступило замечательное, романтичное время, когда нам обещали построение постиндустриальной экономики, при которой важнейшую роль станут опять играть именно эффективные коммерческие предприятия. Да и бывший монополист банковских услуг – СБ – с каждым годом сдавал позиции под натиском энергичных конкурентов. Еще бы – многие услуги СБ оказывать не желал в принципе, да и само отношение к клиенту оставалось в то время еще старое, «советское» - «Радуйся, мол, что тебя вообще в БАНК впустили, оборванец ты этакий!».

А в комбанках как назло – и операционный день длиннее, и платежи уходят день в день, и перечень услуг шире, и кредит оформить вполне реально. Да и девчат-операционисток набрали симпатичных, встречают клиентов такими приветливыми улыбками, что оторопь после времен советского сервиса берет! Казалось, время госмонстров закончилось навсегда.

Но как-то незаметно СБ возглавил А. Казьмин. Новый начальник оглядел доставшееся ему «советское» наследство, вздохнул, и стал медленно поворачивать доставшуюся ему в управление «избушку» лицом к клиентам. Удалось ли ему осуществить все свои планы – широкой публике неизвестно, но прошло пару лет – и клиенты стали заглядывать в банк, который они же ранее старались обходить стороной. Еще бы – не использовать доставшиеся по наследству конкурентные преимущества в виде той же гигантской филиальной сети, дешевых вкладных ресурсов, госгарантии по вкладам (немного обветшавшей после 1992 года), да либеральные нормативные требования ЦБ РФ - было бы непростительной оплошностью.

В это же время росли и крепли лоббируемые основными акционерами Банк Москвы и Газпромбанк. Внешторгбанк, воспользовавшись моментом и поддержкой ЦБ РФ, получил возможность расширить филиальную сеть за счет поглощения своих калорийных « соплеменников.». А созданный Россельхозбанк получил мощную господдержку, обеспечившую ему массовый приток клиентов.

Дальше – больше. Госмонополии стали закрывать счета в приютивших их когда-то комбанках и переводить все обороты в госбанки. Грустно, когда бюджетные средства государства становятся орудием в конкурентной борьбе. С другой стороны, такой процесс естественно отражает в том числе и усиление роли государства в экономике.

В итоге за последние 10 лет рыночная доля госбанков увеличилась с 31% до 43% и, вполне возможно, в этом году легко перевалит за 50%.

Причем кризис на мировых финансовых рынках стал еще одним конкурентным преимуществом госбанков - их кредитоспособность не вызывает сомнения у потенциальных кредиторов, и они (в отличие от многих частных банков) даже в условиях нестабильности рынков имеют возможность привлечения денежных средств нерезидентов на весьма выгодных условиях.

«Да, собственно, что же здесь плохого?» - спросят меня те из читателей, кто дошел до этого места статьи и при этом благодаря какому-то чуду не погрузился в здоровый сон. Ведь если костяк банковской системы России будут составлять крупные госбанки, то ее устойчивость и управляемость будут выше, да и варяги-инобанки будут себя чувствовать не так вольготно.

Но не все так просто в реальной жизни. Да и платить за льготные и дешевые ресурсы приходится. Например, поддержкой низкорентабильных отраслей экономики, а также выполнением различных социальных функций. И не будь у госбанков источников крайне дешевых ресурсов, такие проекты крайне негативно могли бы сказаться на их прибыльности. Кроме того, госбанки крайне слабо реагируют на рыночные механизмы регулирования ситуации в банковской сфере. Да и излишнюю бюрократию в госструктурах пока никто не отменял.

Но самое неприятное, что владельцы коммерческих банков, особенно не самых крупных, видя, что госбанки имеют столь значительные преимущества в конкурентной борьбе, да и в общих условиях падения доходности рынка банковских услуг, всеми силами стремятся сбыть свой банковский бизнес флегматичным и никуда не спешащим иностранцам, немного приукрасив его напоследок для увеличения продажной стоимости.

Об этом, собственно, и хочу я написать еще одну грустную статью, но, конечно, не в «День смеха» - 1 апреля.