В начале мая сего года Россия подписала Конвенцию ООН об использовании электронных сообщений в международных договорах, став, тем самым, десятой страной, признающей документы в электронной форме наравне с традиционной бумажной формой.

Данный факт, пожалуй, отражает действительное положение дел в мировой экономике. Не секрет, что в российском, как впрочем и в любом другом законодательстве, доказательством проведения той или иной операции признается наличие соответствующих документов.

И если раньше речь шла исключительно о документах в бумажном виде, то в настоящее время развитие информационных технологий привело к тому, что электронные документы в своих правах уравнялись с бумажными собратьями.

В этой связи примечателен факт принятия в декабре прошлого года в США новой редакции правил для гражданского судопроизводства. Изменения глобальны: они равносильны уравниванию электронных и бумажных документов, ведь теперь доказательством может служить вся «сохраненная электронным образом информация». Для российских компаний это тоже немаловажно. И не только как юридический прецедент, способный повлиять соответствующим образом и на законодательство других стран. Данный факт – это уже неотвратимая реальность для компаний, в планы которых входит выход на американский фондовый рынок. Приходится констатировать тот факт, что для американского правосудия будет иметь значение любая информация, оказавшаяся каким-либо образом на информационных носителях сторон спора.

Этот шаг в сторону уравнивания по юридической силе электронных и бумажных документов является, по сути, необратимым следствием всего процесса электронизации информации.

Ранее во всех развитых странах мира получила признание электронная цифровая подпись (ЭЦП).

Поэтому подписание РФ Конвенции ООН об использовании электронных сообщений в международных договорах является планомерным действием на пути юридического признания электронного документооборота.

Сама Конвенция были принята Генеральной ассамблеей ООН еще 23 ноября 2005 г. Согласно условиям Конвенции она открыта для подписания всеми государствами с 16 января 2006 г. по 16 января 2008 г.

Если государство ратифицирует, принимает или утверждает настоящую Конвенцию или присоединяется к ней, то Конвенция вступает в силу для этого государства в первый день месяца по истечении шести месяцев после даты сдачи на хранение его ратификационной грамоты или документа о принятии, утверждении или присоединении Генеральному секретарю ООН. Поэтому, если предположить, что документы, подтверждающие факт принятия Конвенции в РФ, были переданы в ООН в мае месяце, то получится, что Конвенция вступит в силу для нашей страны не раньше декабря сего года.

Каковы же основные моменты, на которые стоит обратить внимание при принятии решения об использовании электронных сообщений в договорных правоотношениях?

Прежде всего стоит отметить, что Конвенция имеет ограниченную сферу применения. Она применяется лишь к международным договорам, то есть к договорам, стороны – коммерческие предприятия которого находятся в разных государствах. Причем последнее должно быть подтверждено соответствующей оговоркой в самом договоре либо в предшествующей его заключению переписке сторон.

Только указание в самом договоре на местонахождение сторон может служить свидетельством такого местонахождения. В случае возникновения спора обязанность доказывания обратного лежит на другой стороне. Таким образом, коммерческим предприятием стороны считается место, указанное этой стороной, если только другая сторона не докажет, что сторона, сделавшая такое указание, не имеет коммерческого предприятия в этом месте.

Интересно также трактовка понятия «коммерческое предприятие» в Конвенции.

Коммерческое предприятие в целях применения Конвенции означает место, в котором сторона сохраняет не носящее временного характера предприятие для осуществления иной экономической деятельности, чем временное предоставление товаров или услуг из конкретного места.

Это определение еще раз указывает на то, какое значение при использовании электронных сообщений в международных договорах отводится местонахождению сторон. Поэтому основными условиями применения Конвенции к конкретным договорным отношениям являются:

- нахождение сторон в разных государствах, и

- постоянный характер деятельности указанного в договоре предприятия.

Немаловажным обстоятельством, на которое следует обратить внимание сторонам электронного договора, является то, что простое использование какой-либо из сторон доменного имени или адреса электронной почты, связанных с конкретной страной, не свидетельствует о том, что коммерческое предприятие находится именно в этой стране. Это положение практически ставит под сомнение необходимость регистрации доменного имени за пределами страны, в которой зарегистрировано предприятие.

Также не является доказательством местонахождения коммерческого предприятия и тот факт, что в этом месте находятся оборудование и технические средства, поддерживающие информационную систему, используемую стороной в связи с заключением договора.

Единственным свидетельством местонахождения сторон является прямое указание об этом в договоре. Думается, что таким образом разработчики Конвенции попытались избежать обязательного применения Конвенции ко всем международным договорам. Стороны сами вправе решать, будут ли они в процессе заключения и исполнения договора руководствоваться положениями данной Конвенции. Принятие Конвенции не означает обязательное ее использование. Конвенция не требует от какой-либо стороны использовать или принимать электронные сообщения. Однако стороны согласие на это может быть выведено не только из условий договора, но и из поведения этой стороны.

Другими словами, фактическое принятие стороной электронных сообщений и ответ на них уже может свидетельствовать о ее согласии на применение Конвенции к договору, в рамках которого и осуществлялась эта электронная переписка. Поэтому, дабы избежать применения Конвенции в отношении своего договора, сторонам следует либо включить соответствующий пункт в договор, либо избегать обмена существенной информацией по электронной почте.

Вообще надо отметить, что Конвенция носит диспозитивный характер в целом, а не только в части некоторых положений. В ст. 3 говорится о том, что стороны вправе отступать от любого положения Конвенции и даже исключить ее применение.

Кроме этого, в Конвенции предусмотрены случаи, когда Конвенция не применяется независимо от воли сторон. Это относится к следующим документам и действиям:

- договоры, заключенные в личных, семейных или домашних целях;

- сделки на фондовом рынке;

- сделки с иностранной валютой;

- межбанковские платежные системы и соглашения, расчетно-клиринговые системы для ценных бумаг или других финансовых инструментов;

- передача, продажа, ссуда, владение обеспечительными правами в ценных бумагах или других финансовых инструментах, хранящихся у посредника, а также соглашение об их обратной покупке;

- переводные и простые векселя;

- транспортные накладные, коносаменты, складские расписки и любые другие оборотные документы, которые дают предъявителю или бенефициару право требовать поставки товаров или платежа денежной суммы.

Как видно, достаточно широкий круг правоотношений выведен из сферы применения Конвенции. Что двигало разработчиками Конвенции при определении этого круга, сказать сложно. Возможно, они решили ограничить применение Конвенции к правоотношениям так или иначе связанным с личностью стороны в договоре. Возможно, у них были и другие причины.

Конвенция фактически признает юридическую силу электронных сообщений, указав на возможность их использования в суде, поскольку сообщение или договор не могут быть лишены действительности или исковой силы лишь на том основании, что они составлены в форме электронного сообщения.

Но как быть с документами, в отношении которых, например, российским законодательством предусмотрена обязательная письменная форма, либо в отношении которых установлены сроки хранения подлинников до 30 лет?

Согласно Конституции РФ нормы международного права имеют превалирующее значение в отношении норм внутреннего российского законодательства. Поэтому, думается, что суды при рассмотрении спорных ситуаций будут, все-таки, руководствоваться положениями Конвенции, в которой, кстати говоря, предусмотрены способы решения данных вопросов.

Так, в случаях, когда в соответствии с законодательством документ должен быть составлен в письменной форме, при несоблюдении которой документ признается недействительным, считается, что требование законодательства выполнено путем представления электронного сообщения, если содержащаяся в нем информация является доступной для ее последующего использования.

В случаях же, когда договор должен быть подписан стороной и только в этом случае согласно законодательству приобретает юридическую силу, требование законодательства считается выполненным в отношении электронного сообщения, если для идентификации стороны и указания намерения этой стороны в отношении информации использован способ, который является надежным. Критерий надежности в данном случае определяется целью подготовки и передачи электронного сообщения. Иными словами, чем выше значение пересылаемой информации, тем выше должен быть и уровень надежности способа идентификации пересылающей стороны.

О каких способах идет речь? К сожалению, в самой Конвенции не содержится хотя бы примерного перечня. Однако, исходя из практики, можно предположить, что речь, скорее всего, идет об электронной цифровой подписи (ЭЦП). Именно этот способ идентификации не только гарантирует неизменность передаваемого документа, но и позволяет с точностью определить лицо, подписавшее пересылаемый документ.

Простое сканирование документа не может дать стопроцентную гарантию сохранности содержания документа при его хранении, а уж тем более при его пересылке. Поэтому применение этого способа идентификации оправданно лишь в отношении малозначительных документов. С другой стороны, могут ли быть документы, относящиеся к договору, малозначительными? Думается, что нет. Ведь все, что содержится в этих документах, так или иначе связано с исполнением договорных условий.

Поэтому приходится признать, что на настоящий момент единственным способом идентификации подписавшего документ человека является использование ЭЦП.

Не исключена и ситуация, когда в соответствии с законодательством документ подлежит хранению определенный период времени, причем в подлинной форме. В таком случае требование законодательства считается выполненным в отношении электронного сообщения, если оно отвечает одновременно двум условиям:

- имеются надежные доказательства целостности информации с момента создания электронного сообщения в окончательной редакции, и

- существует возможность предоставления информации в случае соответствующего запроса от уполномоченного на то лица.

При этом степень надежности также определяется целью, для которой информация была подготовлена, а критерием оценки целостности является сохранение информации в полном и неизменном виде, без учета любых изменений, которые обычно вносятся в документ в процессе его передачи, хранения и демонстрации.

Временем отправления электронного сообщения согласно Конвенции признается момент, когда оно покидает информационную систему, находящуюся под контролем составителя или стороны, которая отправила его от имени составителя. Однако, возможна такая ситуация, когда электронное сообщение не покидает информационную систему, которая находится под контролем составителя или стороны, которая отправила его от имени составителя. В этом случае временем отправления сообщения будет момент получения электронного сообщения.

В свою очередь, временем получения электронного сообщения признается момент, когда создается возможность для его извлечения адресатом по указанному им электронному адресу. Если же сообщение было отправлено на другой электронный адрес, то моментом получения в данном случае будет являться момент, когда есть возможность для извлечения сообщения адресатом по этому адресу. Главное – чтобы адресату стало известно, что электронное сообщение было направлено по другому адресу.

По общему правилу, возможность извлечения электронного сообщения адресатом создается в момент, когда она поступает на электронный адрес адресата.

Таковы основные положения Конвенции ООН об использовании электронных сообщений в международных договорах.

Также хотелось бы отметить, что на сегодняшний день кроме России свои подписи под Конвенцией поставили еще девять государств - Ливан, Китай, Мадагаскар, Парагвай, Сенегал, Сингапур, Сьерра-Леоне, Центральноафриканская Республика и Шри-Ланка.

Само собой разумеется, что Конвенции ООН носят, как правило, рекомендательный характер и редко используются на практике. Однако именно они и закрепленные в них положения являются стимулом для внесения соответствующих поправок в национальное законодательство и в международное право в целом.