В дискуссии участвуют:

  
 
 
 
 
 
 
 
 
ВАЛЕРИЙ КАЛАЧЕВ, председатель правления АКБ «ИСТ БРИДЖ БАНК»
 
  
 
 
 
 
 
 
 
 
ЛАРИСА МАКАРЕНКО, аналитик рейтингового агентства «Рус-Рейтинг»
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 ДМИТРИЙ ХИЛЬКО, директор Департамента депозитных продуктов КБ «Юниаструм»
 
  
 
 
 
 
 
 
 
 
АНДРЕЙ МЕЛЬНИКОВ, зам. гендиректора Агентства по страхованию вкладов

НБЖ: Насколько, по вашему мнению, устойчива нынешняя система страхования вкладов ( ССВ), особенно с учетом того, что некоторые банки сейчас неоправданно завышают проценты по депозитам, стремясь привлечь больше вкладчиков?

В. КАЛАЧЕВ: Я считаю, что система страхования вкладов достаточно устойчива. Проблема завышения процентов по депозитам не может влиять на ее устойчивость. Как показывает практика, лицензии у банков - участников ССВ в подавляющем большинстве случаев отзываются за нарушение Федерального закона №115-ФЗ от 7 августа 2001 года «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступных путем, и финансированию терроризма», но не по экономическим причинам.

Л. МАКАРЕНКО: Смотря что понимать под устойчивостью. Если оценивать конечный результат, т. е. исполнение государством (или страховым фондом) обязательств разорившихся банков перед вкладчиками, то опыт реализации данного механизма настолько невелик, что говорить об устойчивости системы не совсем верно. Несмотря на то, что ситуация в банковском секторе в последнее время улучшилась, в том числе и за счет появления системы гарантирования вкладов, определенная степень недоверия к ней все же существует. И пока мы не столкнемся с действенностью данной системы в экстремальных условиях, опасения относительно ее устойчивости будут оставаться.

Что касается завышенных процентных ставок, то на сегодняшний день в соответствии Законом о страховании вкладов государство гарантирует возврат 100% суммы депозита каждому вкладчику, но не выше 100 тыс. руб. + 90% до 190 тыс. руб. При этом никаких условий, ограничивающих количество депозитов у банка и их общий объем, не существует. Поэтому процентная политика банка в данном случае не может изменить условия по взятым государством обязательствам. Вместе с тем она напрямую связана с рисками банка и, как следствие, рисками государства. В этой связи необходим соответствующий контроль деятельности банков со стороны надзорных органов.

Д. ХИЛЬКО: Изначально были опасения, что ССВ будет потакать вкладчикам, которым станет все равно, в какой банк класть деньги. То есть у вкладчика исчезает мотив искать самый надежный банк, зато появляется мотив искать банк с высокими процентами. Поэтому в борьбе за клиента банки и повышают проценты по вкладам, и это нельзя однозначно называть необоснованным действием.

А. МЕЛЬНИКОВ: Боюсь вас разочаровать, но такое явление, как неоправданное завышение процентных ставок по депозитам, не наблюдается. Ситуацию довольно внимательно мониторят и Банк России, и наше агентство.

Если посмотреть на различия ставок по различным группам банков по уровню риска, то в рамках каждой такой группы отклонения не превышают порядка 1,5-2 процентных пунктов. Более высокая ставка, устанавливаемая банками, как правило, объясняется условиями привлечения вкладов. В частности, длительным сроком, суммой, оформлением сберкнижки на предъявителя. Как нам рассказывали наши украинские коллеги, некую гонку процентных ставок в свое время можно было наблюдать у них, когда там начала работать система страхования вкладов. А вот на российском рынке, видимо, в большей степени действуют рыночные ограничения.

Следует отметить, население тоже довольно осмотрительно относится к выбору банка и в условиях действия системы защиты вкладов. Этому, в частности, служит условие 90-процентной компенсации при выплате страховки на сумму свыше 100 тыс. руб. Наши исследования со ВЦИОМ показывают, что более 60% населения понимает, что размещение средств в банке все-таки связано с определенным риском.

В надежности системы гарантирования вкладов у меня нет никаких сомнений. За все время ее существования было лишь 10 страховых случаев, когда у банка отзывалась лицензия. При этом в качестве компенсации вкладчикам выплачено 32 млн. руб. Это менее 0,08% всего страхового фонда. Так, что запас прочности у ССВ очень большой. Не уменьшится он и при повышении страховки ни до 300, ни до 400 тыс. руб.

акцент

Ни одна страна в мире не отказывалась от системы защиты депозитов

НБЖ: Согласны ли вы с тем, что в ССВ в свое время вошли не только надежные банки, но и проблемные? Были ли случаи, когда в ССВ иногда по каким-то причинам не включались вполне надежные кредитные организации?

В. КАЛАЧЕВ: Да, я согласен с тем, что в ССВ вошли многие проблемные банки. В настоящий момент отозваны лицензии у 10 банков - участников ССВ, около 50 банков - участников ССВ имеют серьезные проблемы в части исполнения Федерального закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов:» и находятся в своеобразной зоне риска. Вместе с тем в ССВ не были приняты и вполне надежные кредитные организации, к числу которых относится АКБ «ИСТ БРИДЖ БАНК» (ЗАО) и многие другие.

Л. МАКАРЕНКО: Я думаю, что если проблемные банки по тем или иным причинам были включены в систему страхования вкладов, то это скорее исключение, чем правило. В целом же в систему приняты достаточно надежные и устойчивые кредитные организации. И то, что в списке кредитных организаций, у которых была отозвана лицензия, встречаются лишь небольшое число участников системы страхования вкладов, является подтверждением этого.

Д. ХИЛЬКО: При создании системы страхования вкладов одной из главных проблем является минимизация рисков, возникающих в связи со включением в нее широкого круга банков. Здесь возможны два подхода: автоматическое включение в систему страхования всех банков, которые работают со средствами населения, или установление процедуры отбора банков для участия в системе.

Включение всех банков в систему страхования может негативно повлиять на процесс становления системы, так как при таком подходе в систему попадают банки, участие которых подвергает ее финансовым рискам. А это может негативно повлиять и на финансовую устойчивость системы, и на доверие населения к идее страхования. Россия пошла по пути законодательного установления процедуры отбора банков в систему страхования вкладов на основе обоснованных и понятных критериев такого отбора. Это позволяет сразу же контролировать уровень рисков, который на себя принимает система страхования.

А. МЕЛЬНИКОВ: Когда при оценке около 1 тыс. субъектов есть погрешность в пределах 1-2%, то я, как бывший математик, делаю вывод, что Банк России при приеме банков в систему страхования вкладов поработал очень неплохо. Одним из аргументов в пользу этого утверждения является тот факт, что из около 900 банков, вошедших в ССВ, лицензия ЦБ РФ была отозвана лишь у 10, в то время как из 250 банков, не попавших в ССВ, лицензию потеряли 60. Хотя, конечно, главной причиной отзыва лицензии сейчас является «обналичка». Втягивание банков в этот процесс определяется другими причинами - прежде всего востребованностью этой услуги в нашей экономике.

  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
АНДРЕЙ МЕЛЬНИКОВ: ПОГРЕШНОСТЬ В 1-2 % ГОВОРИТ О ХОРОШЕЙ РАБОТЕ ЦБ
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ВАЛЕРИЙ КАЛАЧЕВ: В СИСТЕМУ СТРАХОВАНИЯ НЕ ПРИНЯЛИ РЯД НАДЕЖНЫХ БАНКОВ

НБЖ: Роль субъективных и объективных критериев при включении в ССВ. Плюсы и минусы так называемого «мотивированного» суждения. Стоит ли опираться на него, вынося решение по конкретному банку? Можно ли мотивированное суждение заменить четкими финансовыми критериями?

В. КАЛАЧЕВ: Минусы так называемого мотивированного суждения значительно превышают его плюсы, т. к. создают коррупционную среду и заранее разделяют банки на «плохих» и «хороших», что изначально ставит банки в условия неравной конкуренции. Опираться на мотивированное суждение при вынесении решения по конкретному банку недопустимо. Решение должно основываться на конкретных фактах и доказанных случаях нарушений. Мотивированное суждение можно и нужно заменить четкими критериями, исключающими двойную трактовку при оценке деятельности банка.

Л. МАКАРЕНКО: Безусловно, при включении в ССВ играют роль так называемые субъективные факторы. Но в данном случае субъективное мнение должно быть мотивированным, т. е. аргументированным и логично обоснованным исходя из конкретных фактов. Поэтому, говоря о том, можно ли на него опираться, вынося суждение по банку, то - да, если оно является профессиональным. Тем более что не всегда мотивированное суждение можно заменить четкими критериями.

Д. ХИЛЬКО: Прохождение проверки на предмет готовности ко вступлению в систему страхования вкладов стал для многих руководителей и специалистов коммерческих банков первым опытом оценки деятельности на основе мотивированного суждения. Конечно, это коснулось, в первую очередь, тех банков, которые не проходили аудиторскую проверку отчетности МСФО со стороны ведущих международных аудиторских фирм. Но и для сотрудников ЦБ РФ это был первый практический опыт по использованию принципа мотивированного суждения в надзорной деятельности. Огромный статистический и аналитический материал, который накоплен ЦБ в ходе проверок, может стать основой развития практики применения принципа мотивированного суждения. Хотя многие специалисты утверждают, что дальнейшая реализация надзорным органом принципа мотивированного суждения не будет гладкой. По разным оценкам, потребуется 5-7 лет совместной работы надзорного органа и банковского сообщества.

А. МЕЛЬНИКОВ: Я считаю, что без мотивированного суждения и, прежде всего, при оценке качества банковских активов не обойтись. Ведь все нюансы, связанные с деятельностью банка, не формализуешь. К примеру, как оценить актив банка, которым является кредит фирме под залог мясной продукции, которая на самом деле протухла в связи с отключением холодильника. Или векселя фирмы, которая на самом деле является «технической однодневкой»? И таких ситуаций может быть много.

Да, можно разработать методические рекомендации, содержащие основные требования к тому, как должны выноситься мотивированные суждения. Тем не менее от субъективного фактора в данном случае невозможно избавиться. Хорошим лекарством от необоснованных придирок являются метод перепроверок и коллегиальность принятия решений, что в ЦБ, как известно, и применяется; а также использование процедуры судебного обжалования.

НБЖ: Следует ли доработать прием в ССВ с учетом критики, прозвучавший в последнее время в ее адрес? Если да, то каким образом?

В. КАЛАЧЕВ: Процесс приема в ССВ обязательно должен быть доработан: необходимо полностью отменить процедуру предварительного отбора банков в ССВ и принять без каких-либо дополнительных условий все банки, имевшие лицензии на работу с физлицами до начала процедуры формирования ССВ.

Банк России должен открыто признать ошибочность и нежизнеспособность своих действий по предварительному отбору банков в ССВ, а также использование принципа так называемого «мотивированного» суждения.

А. МЕЛЬНИКОВ: Я не вижу серьезных причин что-то менять в процедуре приема в ССВ, поскольку прием подавляющего числа банков давно завершен. Сейчас это уже неактуально. А если на рынке появляется новый банк, то он входит в систему страхования вкладов, так сказать, автоматом, после того как получает лицензию на обслуживание физлиц.

НБЖ: Стоит ли отменять ССВ, как этого требуют некоторые ее критики?

В. КАЛАЧЕВ: Польза от внедрения ССВ в российскую банковскую систему более чем очевидна, и ее отмены не требуется. Изменения должны коснуться только процедуры приема в ССВ, а именно: необходима отмена предварительного отбора банков в ССВ и использования принципа мотивированного суждения.

  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ЛАРИСА МАКАРЕНКО: НЕДОВЕРИЕ К РАБОТЕ СИСТЕМЫ СТРАХОВАНИЯ ВКЛАДОВ ВСЕ ЖЕ СУЩЕСТВУЕТ
 
  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ДМИТРИЙ ХИЛЬКО: У ВКЛАДЧИКА ИСЧЕЗАЕТ МОТИВ ИСКАТЬ НАДЕЖНЫЙ БАНК

Л. МАКАРЕНКО: С введением системы страхования вкладов преследовались определенные цели, основными из которых являются повышение доверия к банковскому сектору и привлечение сбережений населения в банки. Нельзя считать, что рост вкладов физических лиц, наблюдаемый в банках последнее время, обусловлен только введением этой системы. Но определенную ее положительную роль признать необходимо. Поэтому отказываться от нее было бы неправильным. А как показывает мировая практика, система страхования вкладов признана в большинстве развитых стран мира, что подтверждает ее принципиальную действенность и жизнеспособность.

Д. ХИЛЬКО: Система страхования запущена в действие, и отменять ее нельзя. Полученный от нее эффект положителен растет доверие населения к банковской системе России. И с этим нельзя поспорить. Но эффект может быть еще больше. В качестве варианта можно назвать увеличение страховой суммы и приближение ее к среднемировому уровню. Многие считают несправедливой систему внесения дополнительных взносов. Причина этому то, что средняя сумма вклада в большинстве банков - участников системы значительно превосходит размер гарантированной суммы. В результате они вынуждены делать существенные отчисления в Фонд страхования вкладов и с той суммы, которая не застрахована системой.

А. МЕЛЬНИКОВ: Что-то я пару лет не слышал таких критиков. Ни одна страна в мире даже в случае возникновения трудностей на банковском рынке не отказывалась от системы защиты депозитов. Кпримеру, когда в Турции возникли проблемы в банковской системе, там отказались от полной гарантии всех вкладов, перейдя к 90% выплатам, с тем чтобы вкладчики более взвешенно относились к выбору своего банка. В США в 1990-х практически обанкротилась отдельно существовавшая система страхования ссудо-сберегательных ассоциаций. Но так, по сути, была запрограммирована их экономическая политика того времени. Для того чтобы ее спасти, американское правительство в течение ряда лет потратило около $100 млрд., а затем присоединило эту систему к общебанковской. Но задача защиты массового вкладчика все равно остается - она крайне важна и для стабильности банковского сектора, и для социальной стабильности.