Его банковская империя сегодня в два с половиной раза больше всей российской банковской системы. Его цель — создать европейский Citibank и вступить в схватку за крупнейшие в мире китайский и индийский рынки. Глава UniCredit Group Алессандро Профумо имеет неплохие шансы добиться своего.

Амбициозный, динамичный харизматик, Алессандро Профумо родился в Генуе, большую часть детства провел на Сицилии. В 19−летнем возрасте приехал в Милан и поступил на экономический факультет престижного Университета Боккони. Заняться только учебой Алессандро не мог себе позволить — нужны были деньги, чтобы кормить семью и ребенка. И он устроился клерком в одно из отделений Banco Lariano. За десять лет работы в своем первом банке дослужился до должности управляющего филиалом, а затем и директора.

Алессандро Профумо. Фото: Евгений Уткин

В 1987–1989 годах Профумо работал консультантом в McKinsey, затем еще два года в итальянской консалтинговой фирме Bain, Cuneo and Associates, выросшей из McKinsey не без его участия. «Работа в консалтинге для меня была эквивалентом MBA, — вспоминал он в одном из интервью. — Я научился быть гибким и концентрироваться на главных вопросах вместо того, чтобы тратить время на второстепенные». McKinsey, к слову, вообще оказалась неплохой кузницей кадров для нынешнего итальянского бизнеса. Оттуда вышли многие видные финансисты и менеджеры, такие как генеральный управляющий группы INTESA-SANPAOLOКоррадо Пассера, экс-глава страховой компании RAS Марио Греко, генеральный управляющий нефтегазовой компании Eni Паоло Скарони, глава миланской биржи Массимо Капуано.

В 1994 году Профумо перешел в банк Credito Italiano на пост заместителя гендиректора. Банк был создан в 1870 году и прослыл кредитором госинститутов и крупных промышленных групп. За год до прихода Профумо Credito Italiano был приватизирован итальянским правительством. В 1997 году Профумо возглавил его, а в 1998 году провел слияние с банком Unicredit. Объединенное учреждение получило название Unicredito Italiano и в прошлом году после ребрендинга стало называться UniCredit.

Профумо преобразил свой банк, превратив его из пропахшей нафталином, неэффективной конторы в одну из самых мощных и динамичных банковских групп континентальной Европы. Сегодня это четвертая по капитализации банковская группа в зоне евро.

Профумо сменил две трети топ-менеджеров, сделав ставку на молодых, ввел четкие цели функционирования всех подразделений, а также стимулы, привязанные к росту производительности. Работа в банке быстро пропиталась командным духом. Умение руководителя строить и вдохновлять сплоченные команды — одно из важнейших качеств Профумо как бизнес-лидера. При этом коллеги свидетельствуют: он умеет слушать людей. Одна из его поговорок: «Раз Бог дал нам только один рот, но два уха, значит, у него были на то причины». Была произведена полная реорганизация филиальной сети. Наконец, с чистого листа были созданы инвестиционные подразделения (asset management и investment banking), которые уже в 2000 году приносили 15% прибыли. За три года, с 1997−го по 2000−й, активы банка удвоились, а чистый доход увеличился вчетверо. По итогам 2000 года банк Профумо признан самым рентабельным в еврозоне: доналоговая прибыль достигла 3,7 млрд евро, отдача на капитал (ROE) — 20,8%.

Профумо расширил спектр клиентов банка, сделав акцент на удовлетворении запросов среднего и малого бизнеса. Ранее главными клиентами Credito Italiano, как и других общенациональных банков, были крупные компании. Профумо гордится, что изобрел новый финансовый инструмент — так называемые окружные облигации (district bonds) для привлечения заемного капитала на нужды небольших предприятий в промышленных округах. Несколько лет назад он выступил с инициативой финансировать малые компании без предоставления залога при условии проведения ими рекапитализации, например через выпуск акций на бирже. Кроме того, UniCredit создал инвестиционной фонд с капиталом в несколько миллиардов евро, предназначенный для финансирования малого и среднего бизнеса.

Вызов системе

Напористый, агрессивный стиль ведения дел Алессандро Профумо стал холодным душем для привыкших к закулисным переговорам, компромиссам и консенсусу итальянских банкиров. Весьма показательна история рыночной стычки Профумо с патриархом банковской сцены Италии — миланским Mediobanca.

В послевоенный период Mediobanca занимал доминирующие позиции в итальянском банковском секторе. Вокруг него сформировался пул крупнейших компаний и банков, представляющих промышленно развитый север страны. Эти фирмы, банки и страховые компании, получившие прозвище «благородная гостиная», были связаны перекрестным владением акциями и практикой совместного принятия решений. Подобные договоры позволяли владельцам — ведущим семействам финансовой олигархии Италии — сохранять контроль над собственностью и ограждать свои компании от угроз вторжения внешних инвесторов.

В 1998 году Unicredito Italiano попытался поглотить Banca Commerciale Italiana, крупнейшего акционера Mediobanca. Бросить вызов 91−летнему хозяину Mediobanca Энрико Куччиа, обладавшему непререкаемым авторитетом в банковских кругах, было неслыханной дерзостью. Куччиа, задействовав свои связи во властных структурах, успешно заблокировал сделку, но молодой лев Профумо показал свои зубы.

После смерти Энрико Куччии в 2002 году его преемник Винченцо Маранги вскоре был вынужден уйти в отставку. Постарались здесь президент группы Capitalia Чезаре Джеронци и Алессандро Профумо, подбивший против Маранги акционеров Banca Commerciale. Сегодня Mediobanca лишился прежней власти в финансовой системе, да и во всей «благородной гостиной» уже нет прежней иерархии и дисциплины.

Бросок на Восток

В 2000 году Профумо развернул зарубежную экспансию. Он потратил 2 млрд долларов на покупку четырех банков в Восточной Европе. Несмотря на дружную критику, купил американский взаимный фонд Pioneer за 1,2 млрд долларов, и не прогадал — сегодня бизнес Pioneer удвоился по сравнению с уровнем на момент покупки. Кроме того, поглотил ирландский Europlus, превратив его в свой супермаркет по управлению активами в Дублине, столице, славящейся низкими налогами.

Летом 2005 года Профумо осуществил крупнейшее трансграничное поглощение в Европе — купил за 15,4 млрд евро второй по размеру немецкий банк HypoVereinsbank (HVB). В результате сделки UniСredit стал банком номер один в Италии и восьмым по активам в зоне евро. Посредством HVB UniСredit приобрел Bank Austria Creditanstalt (BA-CA), один из ведущих игроков на развивающихся банковских рынках Центральной и Восточной Европы.

В Польше, достигнув непростого компромисса с банковскими властями страны, UniСredit провел слияние своего дочернего Bank Pekao и Bank BPH, принадлежавшего поглощенному HVB (лишь под напором Еврокомиссии поляки вынуждены были одобрить слияние, добившись от UniСredit обязательства продать 200 из 480 филиалов BPH вместе с самим брендом на международном аукционе и гарантии сохранения всех рабочих мест в обоих банках в течение двух лет). В результате слияния второго и третьего по размеру активов банков страны доля UniСredit на местном рынке услуг инвестиционного бэнкинга достигла 40%.

Экспансия на быстрорастущие и относительно высокомаржевые рынки Восточной Европы, включая Россию, Украину, а также Турцию, позволяет группе UniСredit поддерживать высокие доходность бизнеса и динамику активов, несмотря на вялые показатели роста на итальянском и немецком рынках. Профумо намерен совершить новые покупки в Германии, оседлав неожиданное ускорение экономики ФРГ (HVB уже в первом квартале 2006 года показал чистую прибыль — после убытков в 2,3 млрд долларов в 2004 году; сказалась и жесточайшая программа сокращения издержек на общую сумму 1,2 млрд долларов, включая сокращения персонала на 9 тысяч человек). Некоторые аналитики рассматривают в качестве очередной жертвы Профумо немецкий Commerzbank. А вот во Франции и Испании банки купить не удастся — слишком силен протекционистский запал властей этих стран.

Цель Профумо — построить европейский Citigroup, финансовую империю, которой будет по силам на равных тягаться с американскими банковскими тяжеловесами и вступить в конкурентную схватку за перспективные рынки Китая и Индии (на прошлой неделе подконтрольный UniCredit фонд Pioneer Global Asset Management и индийский Bank of Baroda подписали в Мумбае предварительное соглашение о создании совместного предприятия по управлению активами). Создать в Европе такого гиганта путем органического роста, без слияний и поглощений невозможно.

Ультралиберал

Профумо — ярый сторонник трансграничных слияний в Европе и вне банковской сферы. Волна протекционизма и экономического национализма на континенте приводит его в бешенство.

В 2005 году французские власти заблокировали поглощение французской сервисной компании Suez со стороны итальянского энергогиганта Enel (Suez был усилиями правительства в срочном порядке слит с Gaz de France). В начале 2006 года немецкий энергетический концерн E.ON сделал попытку купить испанский сервисный гигант Endesa за беспрецедентную для континентальной Европы сумму в 28 млрд евро. Однако испанские власти помешали сделке, так как она спутывала их карты по слиянию Endesa с испанской энергетической группой Gas Natural (пару недель назад немцы повысили ставку — теперь E.ON готов выложить за Endesa уже 41 млрд евро, и, похоже, на этот раз шансы на успех выше).

Все эти вопиющие проявления протекционизма вызывали резкую публичную отповедь главы UniCredit. «Мы должны создать единый рынок, иначе мы будем неконкурентоспособными», — говорит Профумо. Не изменил он своей позиции и когда обрушился (вместе с Еврокомиссией) с критикой на экс-главу Банка Италии Антонио Фацио, пытавшегося заблокировать поглощение одного из итальянских банков Banca Antonveneta голландским ABN AMRO. Альтернативную заявку на покупку выставил заштатный Banca Popolare di Lodi, втрое меньший по активам Antonveneta и к тому же обремененный долгами. После полутора лет жесткого корпоративного противостояния голландцы все же взяли верх, правда, им пришлось серьезно раскошелиться (первоначальная заявка ABN AMRO составляла 8,1 млрд долларов, в результате банк ушел за 9,9 млрд.). Антонио Фацио был вынужден в конце 2005 года подать в отставку и оказался под следствием после того, как в прессе были опубликованы распечатки его разговоров с главой Banca Popolare, где он обещал оказать поддержку итальянскому банку в борьбе с иностранным конкурентом.

На посту главы Банка Италии Фацио сменил бывший вице-президент Goldman Sachs Марио Драги, в 90−е годы возглавлявший итальянский минфин. Драги считается архитектором итальянской приватизации и идеологом либерализации банковской деятельности. Он сразу дал понять, что не будет защищать итальянские банки от поглощения иностранными конкурентами, а вместо этого советует банкирам поскорее найти общий язык и объединяться, чтобы зарубежные акулы не могли их проглотить.

В тылу неспокойно

Профумо не единственный кандидат на звание самого влиятельного банкира Италии. В последнее время первенству UniСredit на итальянском финансовом рынке бросила вызов банковская группа Intesa, в конце прошлого года объявившая об объединении с туринским банком Sanpaolo IMI, считающимся близким к промышленной группе FIAT. В результате слияния второго и третьего по размерам активов банков Италии был образован единый кредитный институт с суммарными активами в размере 650 млрд долларов. На итальянском рынке он обошел UniСredit. Правда, с учетом зарубежных активов последний все равно больше. Чуть больше он и по рыночной капитализации. Но Intesa — конкурент все равно очень сильный. Во главе вновь образовавшейся группы INTESA-SANPAOLO встал экс-президент Banca Intesa Джованни Бадзоли, который, как поговаривают, вынашивает далеко идущие планы гегемонии в итальянском финансовом сообществе. Его поддерживает влиятельный французский финансист Антуан Беренхейм, контролирующий крупнейшую итальянскую страховую компанию Assicurazioni Generali.

Глава банковской группы Intesa San Paolo Джованни Бадзоли – самый серьезный конкурент Профумо в Италии

Алессандро Профумо известен своей близостью к итальянским левым, в частности поддерживает дружеские отношения с премьер-министромРомано Проди. А полтора года назад Проди даже пытался уговорить Профумо уйти в политику и выставить свою кандидатуру на пост мэра Милана, но безуспешно. Однако шеф UniCredit совершенно лоялен к политическим убеждениям своих менеджеров, выбирая их прежде всего по деловым качествам: «Мне не важно, как голосуют мои подчиненные, пусть даже за крайне правых, — главное, чтобы они хорошо работали». Впрочем, Джованни Бадзоли тоже дружит с Проди и пользуется его поддержкой. И слияние двух банков, как пишет пресса, прошло под негласным наблюдением и к большому удовлетворению премьер-министра.

Уже несколько месяцев, несмотря на публичные опровержения Профумо, в итальянской прессе кочуют слухи о возможном поглощении UniCredit группы Capitalia. Говорят, эту сделку неявно поддерживает и глава Банка Италии Марио Драги. Прямых свидетельств интереса UniCredit к Capitalia нет, но на последнем большом форуме финансистов в Турине 3 февраля Профумо и глава Capitalia Маттео Арпе сидели рядом и оживленно беседовали, а потом покинули вместе зал заседаний. Пока же 2% Capitalia купил испанский Banco Santander — об этом 1 февраля заявил его президент Эмилио Ботин.

Капитализация Capitalia около 18 млрд евро, в четыре с лишним раза меньше UniCredit, но купить группу непросто. Ее президент Чезаре Джеронци вместе со своими главными акционерами (кстати, Сильвио Берлускони со своей финансовой группой Fininvest владеет 1,12% акций Capitalia), чтобы избежать атак извне, создал синдикат с перекрестным владением акций по типу Mediobanca.

«Цену покупки “Атона” определял лично я»

Без малого год мы добивались интервью с Профумо. Не жалующий журналистов, обычно отделывающийся короткими комментариями для прессы, Алессандро Профумо наконец удостоил нас часовой аудиенции в Милане.

В просторной переговорной на пятом этаже штаб-квартиры UniCredit нас встретил необычно подвижный для своего внушительного, за 190, роста и несубтильной комплекции, улыбчивый, с внимательным, цепким взглядом, абсолютно седой мужчина.

Изысканный, но без лоска. Длинные, аристократические пальцы рук, хорошие часы средневековой марки. Доброжелательный, но без вальяжности. Очень деловой, структурированный тип мышления. Школа Маккинзи говорит сама за себя.

— Какова стратегия развития UniCredit Group на разных рынках — в Италии, Германии, Австрии, Центральной и Восточной Европе?

— Наша задача — превратить UniСredit в сильный европейский банк, который бы полностью реализовал преимущества своего присутствия в различных европейских странах. Эти преимущества особенно ценны для клиентов, ведущих бизнес сразу в нескольких государствах.

В Германии, Австрии, Польше, Болгарии и Хорватии у нас очень большие рыночные доли, поэтому там мы не ставим задачу увеличить наше присутствие. Мы будем его оптимизировать. В Италии и некоторых странах Центральной и Восточной Европы, если появится возможность приобретений, будем, конечно, рассматривать любые предложения, хотя пока я не вижу на горизонте подходящих объектов для новых поглощений.

— В России группе UniСredit достался актив поглощенного HVB — Международный Московский банк. В декабре вы купили инвестиционный банк «Атон». Есть ли специфика у российского банковского рынка и модели экспансии группы UniСredit в России? Как и в какие сроки она будет продолжена? Какие цели, возможно в рыночных долях, вы ставите перед собой в России?

— Российский рынок один из самых быстрорастущих в мире, поэтому он нам чрезвычайно интересен. Недавно мы увеличили свою долю в ММБ. Наша цель в России — увеличить число филиалов ММБ с сорока пяти сейчас до ста и более к концу 2008 года. Что касается «Атона», то это инвестиционный банк с замечательными показателями. Мы уже имеем сеть инвестиционных банков в Центральной и Восточной Европе, управляемую австрийским банком Bank Austria Creditanstalt. Включение «Атона» в нашу сеть — важный шаг для нас и наших клиентов, которые хотят инвестировать в России, и для россиян, желающих инвестировать за границей.

— В январе 2007 года HypoVereinsbank переуступил свою долю в ММБ австрийскому Bank Austria Creditanstalt. Почему вы перенесли все управление российскими активами в Вену?

— Потому что хотели иметь единый центр управления. У стран Центральной и Восточной Европы очень много общих черт, и поэтому мы имеем большую экономию средств, централизовав управление банками региона (при этом банковские активы UniCredit в Польше и на Украине выделены в отдельный дивизион и управляются из Милана. — «Эксперт»).

— Это значит, что все решения, например, по российскому рынку принимаются в Вене?

— Если ММБ решит открыть десять или двадцать новых банковских филиалов, то этот вопрос не требует согласований ни в Вене, ни в Милане. Но вопросы о слияниях и поглощениях мы решаем здесь, в Милане. Например, цену покупки «Атона» определял лично я.

В схватке с Бадзоли Алессандро Профумо нашел союзника в лице главы группы Capitalia Маттео Арпе (справа)

— Некоторые российские наблюдатели указывали, что вы купили «Атон» по слишком высокой цене. Вы так не думаете?

— Когда кто-то не может купить определенную вещь, всегда говорит, что другие заплатили слишком много. Старая притча о лисе и винограде. На самом деле сделке с «Атоном» предшествовали долгие переговоры, и мы очень тщательно выверяли цену.

— Какие ваши планы по развитию бизнеса в Италии?

— Будем открывать новые банковские отделения в Ломбардии (северная область Италии со столицей Миланом, где находится штаб-квартира UniСredit. — «Эксперт»), здесь их у нас не так много.

— Какую сверхзадачу перед банком вы ставите на ближайшие десять лет?

— В первую очередь увеличить свое присутствие или выйти на рынок европейских стран, где мы еще не работаем. Кроме того, увеличить значение отдельных бизнес-линий. Наш банк имеет матричную структуру, мы работаем в системе координат «страны — бизнес-линии»: ритейл, корпоративный бэнкинг, прайвит бэнкинг, управление активами. Сейчас доминирует страновая составляющая, а восприятие отдельных линий бизнеса достаточно слабое. Я надеюсь, что через десять лет ситуация изменится: страновые различия будут размываться и сильнее выделятся бизнес-линии.

Ну и, конечно, в ближайшие десять лет будем тщательно следить за двумя крупнейшими перспективными рынками — Индией и Китаем. И, вероятно, попытаемся добиться там присутствия.

— Кто ваши основные конкуренты в Италии, в континентальной Европе, на развивающихся рынках, в мире?

— В качестве конкурентов мы рассматриваем транснациональные банки сопоставимого с нами размера: испанские Santander и BBVA, английские Royal Bank of Scotland и Barclays, французский Societe Generale. Замечательный швейцарский банк UBS, у которого можно многому поучиться. Кроме того, на каждом локальном рынке у нас имеются сильные местные конкуренты. В России это, безусловно, Сбербанк. Который, кстати говоря, в последние годы сделал огромный шаг вперед по модернизации своих филиалов.

— Будете ли вы пытаться войти в десятку крупнейших банков мира?

— Хотелось бы. Но для нас главное не размер, а качество услуг для наших клиентов. Мы не хотим быть самым большим банком, но самым лучшим быть стремимся.

Просто повезло

— UniСredit полтора года назад перестал взимать плату за закрытие банковского счета. Это была без преувеличения революция в банковской системе Италии. Из-за достаточно высоких расходов по закрытию счета в стране ходила поговорка, что проще развестись (что в католической Италии совсем непросто!), чем поменять свой банк. Какие еще новации можно ожидать от UniСredit?

— Наша инициатива была закреплена в законе, который вышел летом 2006 года и стал обязательным для всех банков страны. Кроме того, мы ввели контроль за качеством обслуживания клиентов, причем специально выбрали независимую от нас компанию. По результатам оценки этой компании наши менеджеры либо поощряются различными премиями, либо у них сокращается зарплата. Эта менеджерская новация приносит свои плоды. Она учит уважать и любить клиента.

— За три года, с 1997−го по 2000−й, активы возглавляемого вами Unicredito Italiano удвоились, а чистый доход увеличился вчетверо, это стал самый рентабельный банк еврозоны. В чем секрет такой взрывной динамики?

— Фортуна! Просто повезло! (Мгновенная реакция, обезоруживающий смех, никакой рисовки, только хитрые искорки в глазах.) В жизни всегда есть место везению. И потом сыграла свою роль сплоченная команда, которую мне удалось создать.

— Говорят, вы поменяли две трети менеджеров тех банков, которые покупали…

— Да, это правда. Но сейчас команда менеджеров очень стабильна. Мне дали свободу выбирать людей, с которыми мне предстоит работать, и мы выбрали лучших. Они верят в общие принципы и ценности нашей деятельности, очень энергичны, у них сильные предпринимательские качества. Я горжусь ими.

— Какого возраста топ-менеджмент банка?

— Достаточно молодые. Только двое в команде менеджеров старше меня (17 февраля Профумо исполнилось 50 лет. — «Эксперт»).

Локальные банки останутся

— Есть ли будущее у национальных банковских систем или все крупные рынки поделят десять-двадцать транснациональных финансовых групп? Есть ли шансы сохранить дееспособную национальную банковскую систему у России? У Китая? Стоит ли вообще ставить перед собой такую задачу?

Нынешний глава Банка Италии Марио Драги не намерен оберегать национальные банки от трансграничных поглощений

— Банковская деятельность включает в себя совершенно разные направления. Инвестиционная деятельность весьма отличается от корпоративного бэнкинга и от работы с частными клиентами. Безусловно, сохранятся локальные банки по работе с населением, которые будут совсем неплохо себя чувствовать. Останутся локальные банки по работе с небольшими предприятиями. В этих сегментах банковских услуг критически важно наличие сети локальных отделений, которые имеют прочные традиции и связи в местной среде. В инвестиционной деятельности будет все меньше локальных банков, как и в управлении активами. Эти сегменты интенсивно глобализируются.

— С какими особенностями банковской традиции и корпоративной культуры Германии вам пришлось столкнуться в процессе поглощения HVB?

— На розничном рынке в Германии очень тяжело работать с прибылью. Сберкассы составляют сильную конкуренцию, часто неоправданно занижая цены на свои услуги. Ведь по уставу и своему статусу они не обязаны приносить прибыль своим акционерам. Кроме того, итальянцы и немцы сильно отличаются по стилю поведения.

— Сейчас наблюдается оживление на банковском рынке Италии. Поясните почему. Что-то изменилось в политике Банка Италии за последний год, когда во главе встал Марио Драги?

— В Италии появилась возможность покупать банки, потому что прошел процесс приватизации. Были приватизированы все сберегательные банки (Casse di Risparmio), а народные банки (Popolari) котируются на бирже. Credito Italiano был приватизирован в 1993 году.

Марио Драги открыл иностранным инвесторам путь на итальянский банковский рынок. Тем самым резко усилились стимулы объединения итальянских банков между собой. Например, недавнее слияние Banco Intesa и Sanpaolo IMI произошло из-за страха, что Credit Agricole или Santander купят Intesa или Sanpaolo (на момент слияния французский Credit Agricole владел 17,8% акций Banca Intesa, а испанский Santander — 8,43% акций Sanpаolo IMI. — «Эксперт»).

— На переговорах по вступлению в ВТО Россия добилась сохранения запрета на допуск прямых филиалов иностранных банков на наш рынок. Оправдано ли это ограничение?

— России предстоит определиться, как широко она может открыть свой банковский рынок для иностранных игроков. Скажем, если Сбербанк будет приватизирован и тридцать процентов его капитала будет размещено на бирже, то никакой катастрофы не произойдет. Более того, еще больше возрастет давление извне, чтобы банк эффективно управлялся. Сбербанк России сейчас двигается в правильном направлении и превращается в настолько большой банк, что получить над ним контроль будет практически невозможно.

Предложите хорошую цену

— Вы считаетесь ярым сторонником трансграничных слияний и поглощений в Европе, причем не только в банковском секторе. А вы сами не боитесь стать жертвой поглощения?

— Если завтра утром кто-нибудь предложит мне рыночную цену за UniСredit, я не соглашусь. Не соглашусь и с десятью процентами премии.

— А как вы отнесетесь к двадцатипроцентной премии?

— Если мне предложат девять евро за акцию (в день интервью акции UniСredit на Миланской бирже торговались по цене менее семи евро. — «Эксперт»), то я сяду за стол переговоров. Я ничего не имею против продажи UniСredit, важно, чтобы покупатель заплатил достойную цену для наших акционеров. Более того, если кто-то попытается нас купить, это будет хорошей встряской для нас и заставит работать еще эффективнее.

— Вы славитесь довольно жестким стилем управления и ведения дел в бизнесе. Это привычка, убеждение? Были ли случаи, когда вы сожалели о сорвавшихся сделках по причине вашего недостаточно гибкого стиля?

— Мы заключили много хороших сделок. Были случаи, когда сделки срывались из-за разногласий в цене, из-за неправильной оценки активов. До сих пор я с сожалением вспоминаю, как мы не купили хороший чешский Comercni Banka, потому что предложили за него слишком мало (Comercni Banka в итоге достался французскому Societe Generale. — «Эксперт»). Зато мы удачно вступили в паритетный альянс с Koc Group в Турции, дочерний банк которой в прошлом году поглотил четвертого по размерам активов рыночного игрока банк Yapi Kredi. Обычно совместные предприятия с формулой контроля пятьдесят на пятьдесят работают достаточно плохо. Yapi Kredi работает замечательно, и я думаю, это лучшее вложение средств и для нас, и для семьи Коч, контролирующей Koc Group. Если бы я был таким жестким и недипломатичным, как вы говорите, вряд ли бы мы добились такого успеха в Турции.

По книжке в день

— Есть ли у вас какой-нибудь лозунг, любимое выражение?

— Нет. Я их меняю. Часто говорю, что «одна голова — хорошо, а две — лучше». Вообще, стараюсь слушать собеседника.

— Ваши увлечения вне работы? Как проводите свободное время? Семья, путешествия, книги?

— Мне очень нравится читать, причем романы, а не познавательную литературу. Во время отпуска провожу за книгой целый день.

— И что, например, вы прочитали в последний отпуск?

— Прочитал роман Ирены Немировской «Suite Franсaise», три книги Алваро Мутиса, Марио Ригони Стерн, Джона Гришема, «Остров сокровищ» Стивенсона.

— У нас Стивенсона читают в двенадцать лет!

— Я не успел прочитать раньше.

— Занимаетесь спортом?

— Пытаюсь двигаться немного. Бегаю, езжу на велосипеде, катаюсь на лыжах. Увлекаюсь дайвингом.

— Но в Милане же невозможно бегать. Если только вы не живете за городом…

— Нет, я живу в центре. Когда я в Милане, бегаю на беговой дорожке дома.

— Какой момент вы бы хотели вычеркнуть из вашей жизни и ваша главная удача.

— Черный период связан с неудавшейся попыткой поглотить Banca Commerciale Italiana. Это одна из немногих сделок, которая нам не удалась. Нам просто запретили совершить покупку (ярым противником сделки был тогдашний глава Банка Италии Антонио Фацио. — «Эксперт»).

Момент наибольшего триумфа я испытал, когда мы купили HVB. Наши акции сильно выросли в день объявления сделки, и это было сигналом, что финансовый рынок понял и оценил наши действия.

Милан—Москва

В подготовке материала принимал участие Алан Бадов

----------------------------------------------------------------------------------------

UniСredit — одна из крупнейших европейских банковских групп. Входит в первую мировую банковскую двадцатку по размеру активов (822,8 млрд евро на 30 сентября 2006 г.), собственного капитала (37,8 млрд евро) и рыночной капитализации (74,8 млрд евро на 31 января 2007 г.). Кредитный портфель (без межбанковских кредитов) на конец третьего квартала прошлого года — 429,6 млрд евро. Это вдвое больше суммы кредитов конечным заемщикам, предоставленных всеми российскими банками (207,5 млрд евро на ту же дату).

Чистая прибыль UniСredit за 9 месяцев 2006 г. — 4,48 млрд евро (рост на 44,7% к соответствующему периоду 2005 г.). Рентабельность капитала (ROE) — 16,7%. Количество занятых 142,4 тысячи человек.

Группа обслуживает свыше 35 млн клиентов в более чем 7,2 тыс. отделений в 20 странах Европы. Владеет крупнейшими банками в Австрии, Польше, Болгарии, Боснии и Хорватии. Второй по рыночной доле игрок в Италии и Германии, входит в пятерку крупнейших банков в Сербии, Словении, Румынии, Словакии, Чехии и Турции. В России UniCredit Group через дочерний Bank Austria Creditanstalt владеет 90% акций Международного Московского банка (восьмое место по активам в стране и второе среди дочерних иностранных банков).

UniСredit лидирует среди транснациональных банковских групп на рынках Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ). В 17 странах региона группа контролирует банковские активы на сумму 104 млрд евро (ближайший конкурент, австрийский Erste Bank, — на сумму около 50 млрд.). Хотя на страны ЦВЕ приходится лишь около 13% суммарных активов UniСredit Group, они приносят 20% доходов. Здесь же сконцентрировано 42% всех отделений группы и 47% занятых — сказывается преимущественно розничный, более трудоемкий фокус банковского бизнеса в этих странах, а также меньшая в сравнении со зрелыми банковскими рынками Италии, Германии и Австрии производительность персонала.

UniСredit Group обладает деконцентрированной структурой собственности. Блокирующим пакетом (27,8% акций) владеют ключевые акционеры, в том числе итальянские банковские фонды Fondazione CRT (4,74%), Fondazione Cariverona (4,74%), Carimonte Holding (4,3%), а также немецкие страховые гиганты Munich Re (4,82%) и Allianz Group (3,03%). Остальные акции распылены среди частных инвесторов и инвестиционных фондов. 56% акций Unicredit Group находятся в портфелях иностранцев.