Победители рейтинга
То, что банкиры поставили на первое место по степени важности кредитные риски, — очень важный сигнал. Это означает, что банковская система в России не просто существует, а работает. Ведь главная задача банков — заниматься кредитованием. Только в том случае, если это происходит, можно говорить о нормальном развитии финансовой сферы страны. Если существует опасность кредитных рисков, значит, банки реально занялись кредитованием.

И второй важный вывод, который можно сделать из проведенного опроса. Инфляционный риск, сыгравший в 1998 году злую шутку не только с банковской, но и со всей финансово-экономической системой страны, в конце 2004 года эксперты практически не заметили. Он в настоящее время меньше всего вызывает опасения.

Причины, по которым именно кредитные риски являются наиболее проблемными, назывались разные. Во-первых, в кредитовании сосредоточен наибольший объем услуг, предоставляемых российскими банками. Поэтому объем рисков по этому направлению гораздо выше, чем по другим видам деятельности банков. Во-вторых, в последний год объем кредитования предприятий, организаций, частных лиц существенно вырос и стал реальным фактором конкуренции на рынке банковских услуг. Не исключено, что в этих условиях в борьбе за клиентов отдельные банки принимают на себя повышенные кредитные риски. Правда, высокий уровень риска компенсируется эффективными процентными ставками для населения, которые достигают в некоторых банках по отдельным видам кредитов 40—50% годовых, тогда как уровень ставок по менее рискованным кредитам, предоставляемым корпоративным клиентам, существенно ниже. Однако в условиях конкуренции на этом рынке новые игроки будут вынуждены работать с более низкими ставками и брать часть риска не себя. Опыт других стран (Польши, Юго-Восточной Азии) показывает, что недооценка кредитных (в том числе розничных) рисков весьма опасна для банковской системы. Александр Плешаков, заместитель председателя правления Газэнергопромбанка, отмечает, что кредитные риски всегда играли ключевую роль. Сегодня же для тех банков, которые предпринимают активные действия по завоеванию новых рыночных ниш в сфере кредитования, указанные риски действительно повышаются. Более того, если говорить о розничных рисках, то, как показали летние события, банки, да и сам регулятор, не в полной мере осознавали структуру всех рисковых факторов, исходящих от физических лиц.

Ярослав Алексеев, вице-президент Пробизнесбанка, считает, что поскольку основная деятельность банков — это коммерческое кредитование, следовательно главные риски, принимаемые банком, — кредитные. Он подчеркивает, что кредитный риск на заемщика и розничные риски хотя и имеют общую природу, все-таки различаются. Опасность определяется размером объемов бизнеса банка в данном направлении. «Для нас, — говорит Я. Алексеев, — принятие кредитных рисков — основной источник дохода. Активное развитие розницы также подвергает нас рискам, но управление ими происходит по портфельному принципу, с учетом большого количества мелких однородных ссуд».

Эксперты признают, что непродуманная кредитная политика банка, принятие неоправданных кредитных рисков является основой и толчком для возникновения большинства других рисков. Так Сергей Рыбин, заместитель председателя правления банка «Стройкредит», выстроил следующую цепочку: реализация кредитного риска — риск потери ликвидности — возникновение риска платежеспособности — риск репутации, а соответственно рефинансирования на открытом рынке и т.д.

Сегодня действительно о кредитных рисках говорят очень много. По мнению Марии Красниковой, аналитика отдела оценки кредитных рисков банка «Союз», это происходит из-за сложности оценки данного вида рисков. Несмотря на то что большинство российских банков имеет собственные методики оценки кредитного риска, определить вероятность дефолта в количественном выражении очень сложно. Причем это касается как физических, так и юридических лиц. Нет качественной статистической базы данных по заемщикам, до сих пор в России не действуют кредитные бюро. Поэтому часто банк берет на себя всю величину риска. В лучшем случае, и это самая распространенная российская практика, банк кредитует юридических лиц под залог их имущества. Любопытна точка зрения Елены Розановой, начальника управления анализа и оценки рисков Абсолют банка, которая считает, что мнение многих экспертов о наличии высокого уровня кредитных рисков, связанных с данной деятельностью, безусловно, справедливо. Однако эти риски пока имеют ограниченное влияние на деятельность банковской системы в целом, т.к. проблемы средних банков, имеющих большие портфели кредитов частным лицам, не окажут существенного влияния на межбанковский рынок. Крупнейшие же банки будут либо поддержаны государством, либо компенсируют свой ущерб за счет доходов от других видов деятельности. Появление существенных убытков у банков, которые только планируют выход на этот рынок, возможно лишь в отдаленной перспективе.

Потеря ликвидности равносильна коме
Риск снижения платежеспособности и ликвидности тесно связаны друг с другом, поэтому есть смысл объединить их (хотя понятие платежеспособности шире ликвидности). Именно эти риски многие банкиры определили как наиболее опасные.

Риски ликвидности органически присущи банковской деятельности и особенно актуальны для российских банков. Причины этого кроются в более длинных сроках размещения средств относительно сроков привлечения, резком сжатии всех финансовых рынков в случае появления проблем в банковском секторе, отсутствии практики рефинансирования несистемообразующих банков со стороны ЦБ РФ.

Руслан Багамаев, председатель правления Витасбанка, считает, что потеря ликвидности для банка равносильна коме, из которой уже крайне сложно выбраться. «За потерей ликвидности сразу же следует целый ряд негативных моментов: это и потеря репутации, и паника, и отток клиентов. Никто не станет разбираться, почему ликвидность нарушилась. А еще с нынешней быстротой реакции СМИ и информационным голодом… Сами понимаете, что произойдет».

С ним соглашается Ян Лютер, зампредправления РосЕвроБанка, который отмечает, что высокая опасность, связанная с риском ликвидности, подтверждается недавними событиями лета 2004 года: «Не будем говорить о том, что явилось первопричиной кризиса, однако обострение ситуации на межбанковском рынке привело к взаимному закрытию лимитов банками друг на друга. Затем публикации СМИ оказали влияние на репутацию достаточно платежеспособных банков. Следствием явилась паника клиентов. Недостаточный запас ликвидности плюс эти факторы в совокупности привели к неплатежеспособности. Именно поэтому риск ликвидности мы считаем одним из самых опасных».

Наступление риска платежеспособности может привести к катастрофическим последствиям для всего бизнеса банка и запустить цепную реакцию по другим рискам (кредитному, репутации).

Специфика и общие подходы
Некоторые аналитики полагают, что не следует выделять риски по степени их опасности. Виталий Бабенко, начальник финансово-экономического управления банка «Московский капитал», говорит: «Из представленных рисков выделить какой-то один невозможно. Это сродни вопросу «Кого из детей вы больше любите?». Если правильно построить систему риск-менеджмента, все риски будут идентифицированы, адекватно оценены и финансовое учреждение будет готово к их возникновению».

Подход к оценке рисков все-таки должен быть индивидуальным для каждой кредитной организации. Здесь, во-первых, следует анализировать специфику деятельности банка, во-вторых, характеристики внешней среды, в которой действует банк, в-третьих, наличие и уровень развития его системы управления рисками. Елена Розанова (Абсолют банк) также отмечает тесную связь между различными видами риска, проявляющуюся в частности в том, что реализация одного вида риска может послужить причиной для появления потерь от другого вида риска. Так, усиление риска деловой репутации летом 2004 года привело к росту риска ликвидности для многих банков.

Специализация банка на определенных видах услуг оказывает существенное влияние на его профиль рисков. Например, банк, активно работающий на рынке кредитования предприятий нефинансового сектора, на межбанковском рынке, на рынке потребительского кредитования, будет подвержен в большей степени кредитным рискам, а банк, вкладывающий значительные ресурсы в фондовый рынок, — рыночному риску.

Операционный риск в той или иной степени несут все банки, т.к. каждый из них может столкнуться с ошибками и сбоями в работе информационных систем и персонала. По мнению Е. Розановой, в последнее время появились некоторые тенденции роста операционных рисков, связанных с дефицитом квалифицированных кадров. Лето 2004 года особенно ярко показало, насколько важна лояльность персонала по отношению к банку в условиях нестабильности.

Внешняя среда и риски деловой репутации
Внешняя среда оказывает сильное воздействие на устойчивость банка. Доказательством тому является относительно низкий уровень потерь, понесенный банками летом минувшего года по сравнению с 1998 годом, когда кризис банковской системы явился производным по отношению к одновременно наступившим кризису госдолга и валютного кризиса.

Вместе с тем, в прошедшем году именно внешняя среда, а точнее — резкие изменения условий деятельности банков явились источником основных проблем.

Многие аналитики последние пару лет говорили о том, что следующий банковский кризис будет кризисом плохих долгов, однако опыт показал, что даже отсутствие макроэкономических предпосылок для кризиса не является гарантией стабильности банковской системы. Большое значение приобрели риски несоответствия пруденциальным требованиям и риски деловой репутации. Значение первого риска возросло по причине ужесточения требований органов надзора к банкам, в частности, введения новых форм отчетности, изменений валютного регулирования, повышения требований к качеству капитала и раскрытию информации о собственниках банка, создания системы гарантирования вкладов, борьбе с отмыванием и легализацией денежных средств и пр.

Риск ухудшения деловой репутации, уже реализовавшийся летом 2004 года, и в настоящий момент остается очень серьезной опасностью для кредитных организаций. Ведь причины, вызвавшие его, действуют и сейчас, правда, с меньшей силой, а «режим управляемого стресса», обещанный Банком России, сохранится как минимум до момента принятия основной массы существующих банков в систему гарантирования вкладов.

Гагик Закарян, президент Юниаструмбанка, также подчеркивает, что в условиях, когда банк может пасть от негативных публикаций, очень важно иметь репутацию надежного банка, способного выдержать сильнейшие давления внешних факторов: «Грамотно построенная PR-акция способна уничтожить конкурента за считанные дни. Конечно, этот фактор временный, но в условиях нашей банковской системы, как показала практика, он наиболее существенен».

Следует отметить, что не только российские банки несут повышенные риски деловой репутации, в частности, возникали аналогичные ситуации, связанные с появлением негативной информации о деятельности отдельных банков стран СНГ. Однако на фоне макроэкономической стабильности и при наличии большей лояльности населения к национальной банковской системе негативных последствий в виде значительного количества банкротств мелких и средних банков до настоящего времени не наблюдалось.

Минимизировать риски с учетом воздействия внешней среды и специфики деятельности банка должна система управления рисками, наличие которой является обязательным условием успешной деятельности кредитной организации. Наличие такой системы часто позволяет избегать значительных потерь. Например, своевременное закрытие лимитов на ряд проблемных банков позволило избежать «эффекта домино» на межбанковском рынке. Елена Розанова (Абсолют банк) советует банкам не просто ранжировать риски по значимости и уделять внимание только тем из них, которые на первый взгляд связаны с максимально возможными потерями, но и эффективно управлять всем спектром рисков, присущих банковской деятельности.

Консолидация банковской системы и риски
На одной из конференций, посвященной финансовому менеджменту и управлению рисками, Елена Игнатьева, исполнительный директор, руководитель отдела обслуживания институциональных клиентов управления инвестиционно-банковских услуг Parexbank, заявила, что продвигать консолидацию банковской системы будут не розничные, а операционные риски. Мнения экспертов разошлись по этому поводу. Так, Александр Плешаков (Газэнергопромбанк) в значительной степени соглашается с такой точкой зрения. Ведь банкам по мере дальнейшего повышения уровня конкуренции в банковском секторе все труднее будет соответствовать пруденциальным требованиям. Ключевую роль в этом наверняка сыграет и переход банков на МСФО.

Фактор операционных рисков может способствовать консолидации банковской системы вследствие того, что небольшим банкам сложно нести на себе затраты, связанные с внедрением сложных технологий и покупкой дорогостоящих систем. «Обеспечить лидирующие позиции в банковском бизнесе можно, только постоянно совершенствуя внутренние технологии деятельности банка, что становится сложнее по мере развития законодательства и перехода к международным стандартам учета и ведения бизнеса», — отмечает Александр Зубарев, начальник отдела управления финансовыми рисками Межпромбанка.

Другие эксперты не разделяют этой точки зрения, полагая, что розничные риски в более значительной степени могут повлиять на консолидацию банковской системы. Третьи высказывают точку зрения, согласно которой на начальном этапе консолидацию банковской системы будут двигать кредитные риски, а потом, возможно, дело дойдет и до операционных.

Руслан Багамаев (Витасбанк) считает, что в России процесс консолидации идет очень сложно: «Я уверен, что и дальше он будет происходить так же, а может быть, даже сложнее. К сожалению, нас в России исторически заставляют консолидироваться только беды, а в нормальной обстановке у каждого своя вотчина, где он бог и царь. И говорить о видении синергии от объединения усилий в банковской сфере пока не приходится».