Не надо мусорить!

 

Начать, пожалуй, следует с самых общих соображений. Рано или поздно любой бизнес достигает того момента в своем развитии, когда основным препятствием в достижении дальнейших целей становится не внешняя среда, а ошибки, допущенные во время создания этого бизнеса. Запад этот этап в целом уже прошел. Там критерием успешности давно служит не только достижение поставленной цели, но и то, что достигнута она правильным способом. Это означает, что бизнес создал фундамент, от которого может оттолкнуться в своем движении вперед, не боясь, что в него кто-то не доложил песка или цемента. В нашей же стране все еще по образному выражению одного моего знакомого академика, «гадят на лыжню, по которой едут». Ведь что такое «серые» способы ведения дел, или «сращивание» бизнеса с конкретными чиновниками для получения внерыночных преференций, или просто спекуляция на популярных товарах или услугах? Это мина под будущим  бизнеса. Ужесточится контроль за чистотой операций, пойдет под суд чиновник, придут на рынок честные игроки – что тогда останется от таких «предпринимателей»? Кому будет нужна финансовая структура, созданная для «обналички» денег, если их будет некому обналичивать? Кому нужен банк, получающий доступ к дешевым кредитным деньгам мановением чиновничьей руки, когда на эту руку наденут наручники? Кто возьмет второй раз кредит в магазине под 70% годовых, если обещали под 10 %, а в нормальном банке кредит можно взять, например, под  20%, но  это будет окончательная цифра!

 

И вчера, и сегодня, и завтра будут возникать ситуации, когда можно быстро заработать некую сумму, расплатившись за это репутацией. Но только вот стоит ли «гадить на лыжню»? Ведь репутацию потом не выкупить заново, а другие участники рынка, потерявшие доверие клиентов из-за таких «бизнесменов», второй раз их на рынок уже не пустят. Потому что расплачиваются любители быстрой наживы не только своим именем, но и репутацией всего рынка, всего бизнес-сообщества в целом. Поэтому максимально актуален сегодня именно честный бизнес, который конкурирует законными способами, который не обманывает клиентов и не заигрывает с коррумпированным чиновничеством. Таких предприятий становится все больше и больше, и в любом случае, как бы ни шло развитие рынка и частной экономики в России, их количество и влияние будет расти. И это главная тенденция, которую надо отметить – и на 2005 год, и на годы, которые за ним последуют.

 

 

 

Бизнес – не собес

 

Если же говорить об отношениях государства и бизнеса, то очень важным, определяющим для экономики будет то, как государство решит вопрос о социальной функции бизнеса, о его месте в системе «социальной справедливости». Неправильный подход, который сейчас существует - попытка сделать бизнес частью этой системы. Вот у нас есть некие слои населения и сферы экономики, которые необходимо поддерживать. Так давайте дадим им преимущества перед остальными участниками рынка! – вот что говорит сегодня государство, и проигрывает. Потому что все эти бесчисленные налоговые льготы ветеранам различных войн, инвалидам или предприятиям отсталых отраслей, типа сельского хозяйства, приводят только к коррупции невообразимых масштабов, создают целые очаги «серой», а иногда и откровенно «черной» экономики.

 

Бизнес, чтобы быть эффективным, должен руководствоваться только экономической целесообразностью, и для всех его участников условия должны быть равными. Именно тогда бизнес сможет зарабатывать максимальное количество денег и платить максимальное количество налогов. Но это произойдет лишь в том случае, если государство перестанет раздавать преференции в виде льгот. Пусть экономика зарабатывает деньги, и для себя, и для государства, а оно, государство, уже само распределяет налоги, исходя, в том числе и из соображений социальной справедливости. Процесс монетизации льгот, который начался в прошлом году, дает основания полагать, что в высших слоях управления государством есть понимание того, какой именно путь является правильным. Это один из индикаторов, по которому можно будет оценивать вектор развития нашей экономики в 2005 году. Другое дело, что реальная реализация программы монетизации льгот как всегда реализована предельно топорно (деньги дают не вовремя, не в нужном количестве, не из того бюджета).

 

Старший брат

 

Другой стороной процесса взаимодействия бизнеса и государства, определяющей место и значение бизнеса в обществе, являются те миллионы людей, которые заняты сегодня в частной экономике. Ведь это не просто наемные работники в разных, больших и маленьких, компаниях. Это люди, зарабатывающие деньги, на которые, собственно, и живет государство. От  них зависит не только благосостояние владельцев бизнеса, но и будущее всей страны. Поэтому те, кто сегодня владеет и управляет бизнесом, должны чувствовать ответственность за своих сотрудников – и перед своим будущим, и перед государством. А государство, в свою очередь, должно максимально поддерживать ту социальную сферу, которую создает бизнес для вовлеченных в него людей.

 

В этом смысле настораживают некоторые тенденции, которые наметились в последнее время. Так, например, опять идет разговор о введении прогрессивной шкалы подоходного налога. Большего удара для становящегося на ноги среднего класса, который состоит в основном из наемных менеджеров и высококвалифицированных специалистов, просто трудно представить. В конце концов, наиболее обеспеченные люди и их юристы давно уже создали сотни способов ухода от прогрессивного налога: доходы  могут принимать самую различную форму, а командировки в Австралию и представительские расходы на обеды с деловыми партнерами в ресторанах никто отменить не сможет. В конечном счете, введение прогрессивного подоходного налога приведет к тому, что его будет собираться значительно меньше, чем сегодня, возникнут нелегальные и полукриминальные схемы извлечения доходов, а основная масса вовлеченных в бизнес людей потеряет часть своих денег. Более того, как подсказывает опыт  нашего государства, организация фискальной системы и контроль за реальными доходами обеспеченных граждан – настолько дорогостоящее занятие, что никакие возможные доходы от прогрессивной шкалы не перевесят эти расходы. Для того чтобы получить 100 рублей налога, надо будет потратить 1 000, не меньше. Криминализация экономики увеличится, расходы государства возрастут, а не уменьшатся, при этом благосостояние огромного числа людей снизится – вот к чему может привести возвращение прогрессивной шкалы. Ее принятие или непринятие можно считать еще одним индикатором развития или деградации экономики России в наступающем году.

 

 

НДС и его тень

 

Ну и, наконец, одним из основных индикаторов подхода государства к состоянию дел в экономике является увеличение или уменьшение налога на добавленную собственность. Собственно, это и не индикатор даже, а очень мощный рычаг управления экономикой. Когда в начале 90-х годов мы разрабатывали Налоговый кодекс, я встречался в Англии с Эндрю Динлотом -  руководителем Института изучения налогов, созданного для анализа влияния налоговой политики на экономические процессы. В Великобритании в тот момент как раз на 2,5% повышалась ставка НДС, и я у него спросил: «Зачем вы это делаете?» Он ответил, что в их стране наступил момент, когда экономика задыхается от перепроизводства и нехватки рынков сбыта, и увеличение НДС не только остановит этот процесс, но и обратит его вспять. С этими дополнительными 2,5% НДС в Великобритании составил как раз 18%, и негативные тенденции в экономике были остановлены.

 

Является ли для России негативным рост производства?  Конечно, нет! Более того, перед правительством стоит задача удвоения ВВП России. Тогда почему у нас НДС до сих пор 18%, хотя были планы снизить его до 13%? Очевидно, что есть какие-то околоэкономические и околоправительственные силы, которым безразличен рост экономики, но выгодна высокая ставка НДС. Их, силы эти, не надо, в общем-то, особенно и искать: то, что НДС очевидно высок, признается самим правительством – в частности тем, что для ряда экономических операций и сфер бизнеса либо существует пониженная ставка НДС, либо этот налог полностью возмещается государством (при экспорте сырья и оружия, в частности). Таким образом, в очередной раз создается не только огромная коррупционная дыра в экономике – государство  состоит из конкретных чиновников, от решения которых зависят сроки, формы и объемы возмещения НДС – но и простор для криминальных  операций. Например, под видом ценных пород дерева вывозятся ничего не стоящие щепки, платеж за них отправляется в «карманную» западную фирму, и «возмещение» налога на якобы «добавленную» стоимость из бюджета государства многократно превосходит расходы на покупку и транспортировку этого мусора, а так же на взятки всем участникам процесса со стороны государства. Так деньги переправляются в западные банки, а бюджет терпит гигантские убытки.

 

Что особенно примечательно, в результате всех этих законных и незаконных возмещений и льгот общая собираемость НДС в России намного ниже 18%, и составляет примерно 11%  (расчет можно посмотреть на сайте банка). Так не проще ли снизить НДС до 11% (как мы и предлагали в своем варианте Налогового кодекса, и это, пожалуй, единственная не выполненная до сих пор наша рекомендация), но отменить все льготы и возмещения по этому налогу? Таким образом, общий объем сборов по НДС точно не снизится – его и сейчас столько собирается – но, поскольку экономика получит колоссальный импульс к развитию и резко снизится ее криминальная и коррупционная составляющая, поступления от этого налога в бюджет существенно увеличатся.

 

Вот какие индикаторы развития экономики в ближайшем будущем и инструменты, способные привести нашу страну и существующий в ней бизнес к процветанию, можно выделить в первом приближении. Резюмируя же, можно сказать, что путь к процветанию – это честный бизнес, существующий в равных для всех рыночных условиях в стране, где государство не вмешивается в экономический процесс ненужными и вредящими экономике преференциями и налогами, где частная экономика заботится о вовлеченных в нее людях, а государство управляет социальной сферой исключительно монетарным путем. Большую часть этого пути мы уже прошли – осталось сделать буквально последние шаги. Но очень нужные.