Владимир Николаевич, что толкает банкиров и экспертов к обсуждению этой проблемы в СМИ?

Мы все волнуемся за банковскую систему в целом. Не так давно эта система пережила кризис доверия. Поэтому сейчас банки должны быть честнее Папы Римского, чтобы население не имело повода усомниться в нашей порядочности. Да, наверное, с точки зрения этики не совсем корректно критиковать своих конкурентов. Но если эти конкуренты вводят наших клиентов в заблуждение, или, попросту говоря, обманывают, мы не имеем права молчать. Мы обязаны вмешаться и раскрыть людям глаза. Ведь обычному нормальному человеку очень сложно разобраться с технологией расчета реальных процентов по кредиту.

В чем же сложность? В соответствии с законодательством банки обязаны предоставлять клиенту всю информацию о предлагаемых услугах.

Они это и делают, но весьма изощренно. Расскажу лишь о некоторых приемах. Например, человек занял в банке 12 тысяч рублей на год. Возникает вопрос, с какой суммы платить проценты? В банковской практике плата за кредит, как правило, берется с той суммы, которую клиент реально должен в определенный период времени - если я выплатил 1 тыс. рублей за первый месяц, то проценты должны начисляться уже не на 12, а на 11 тысяч рублей. У нас же некоторые банки требуют с клиентов проценты именно с начальной суммы, то есть с 12 тысяч рублей в течение всего периода кредитования.

Или другой пример. Часто клиенту называют ставку кредита на тот срок, который он берет деньги, например, 15% за три месяца. Естественно, что человек радуется столь дешевым деньгам. Но при этом клерк банка сознательно умалчивает, что это выплаты за три месяца, соответственно годовая ставка 60%. Очень много у банков завуалированных платежей - за снятие наличных, открытие ссудного счета, ведение ссудного счета, перевод денег, выплату комиссионных, фиксированных платежей и так далее. В итоге получается, что клиенты некоторых банков при декларируемой стоимости кредита в 10% реально платят 50-70%. При этом в рекламе, которая привела клиента в банк, фигурирует цифра мифическая, а не фактическая.

Почему на Ваш взгляд, население попадается на это "удочку"?

А почему в свое время люди несли деньги не в банки, а в МММ? Миллионы граждан отдавали последнее, чтобы получить фантастические проценты. Сейчас миллионы граждан верят, что покупают товар за якобы микроскопические проценты. Это не что иное, как вера в чудо.

Именно поэтому в России и получила такое широкое распространение система экспресс-кредитования, то есть быстрого, в течение часа оформления кредита в банке или прямо в магазине. Причем на небольшую сумму. Сегодня даже кофемолку можно купить в кредит. Люди настолько рады возможности быстро приобрести товар, что просто не обращают внимания на то, сколько им придется в итоге платить за эту "скорость". Впрочем, этот путь прошли все страны Восточной Европы и Прибалтики. Они опережают нас в скорости реформ года на два. Уверен, что через год наши граждане откажутся от такого кредитного продукта.

На чем основана Ваша уверенность?

В процессе развития потребительского кредитования появляются банки, которые по иному подходят к внедрению этой услуги. Например, наш банк пошел по пути создания скоринг-системы и выводу на рынок классической кредитной карты.

Скоринг-процедура оценивает клиента, его способность возвращать кредит, что помогает снизить риск потери кредита. Да, человеку придется подождать три-пять дней, но он четко знает, за что будет платить и сколько. Конечно, кому-то система скажет "нет". Куда пойдет такой клиент? В банк, предоставляющий экспресс-кредиты. Постепенно в таких банках будет расти число клиентов, неспособных или не желающих платить по долгам. В итоге банки, которые имели на старте фантастические доходы от этого вида услуг, со временем начнут сталкиваться с тяжелейшими проблемами. Поймите правильно, мы не против быстрого получения кредита, но мы настаиваем, чтобы банки раскрывали все условия и не использовали в своих целях неграмотность населения.

И Вы уверены, что можно научить людей считать деньги, разъясняя им суть кредитной услуги банков-конкурентов?

Уверен. В свое время банки ничего не делали, чтобы остановить людей по пути в офис МММ. В итоге пострадали миллионы. Не надо допускать этой ошибки. Кроме того, я думаю, уже в ближайшее время к решению этой проблемы подключатся государственные службы, защищающие права потребителей. Манипулирование некомпетентностью населения создает проблемы не только для банков, но и для экономики России.

С одной стороны, казалось бы, с помощью экспресс-кредитования растет покупательная способность граждан. Но с помощью этой схемы деньги населения вымываются, так как приходится платить баснословно высокую цену за пользование этими ресурсами. Это не в интересах государства, заинтересованного в росте благосостояния населения.

Владимир Николаевич, в каком направлении, по Вашему мнению, в 2005 году будет развиваться рынок потребительского кредитования в России?

Я уже говорил, что ажиотаж вокруг экспресс-кредитования будет сходить на нет. В то же время быстрыми темпами начнет расти кредитование по кредитной карте с использованием скоринг-систем. С февраля этого года наш банк выдал более 7 тысяч кредитных карт, это 10-15% кредитного портфеля физических лиц банка. При этом плохо обслуживаемых кредитов - менее одного процента. Для банка это не представляет никакой угрозы. Минимальная сумма у нас не 2, а 15 тысяч рублей, мы можем позволить себе судиться с недобросовестными клиентами и в итоге вернуть все до копейки.

Возможно, претерпит изменения и второй перспективный сегмент - автокредитование. В мировой практике наиболее распространена такая схема: банк кредитует компанию-производителя или ее дилера, а последний в свою очередь продает свой товар в рассрочку, то есть кредитует своего покупателя. Я не исключаю, что через некоторое время и мы перейдем на такую технологию кредитования покупки автомобилей. Хотелось бы, чтобы в 2005 году активно развивалась ипотека, но, к сожалению, Свердловская область упустила время.

О каком упущении Вы говорите? Этот рынок только начал развиваться. Спрос на ипотеку просто огромный.

Спрос большой. Именно поэтому в 2004 году федеральное правительство выделило на эти цели беспрецедентно большое количество финансовых ресурсов. В 2005 году денег будет значительно меньше. И надо было использовать этот шанс, дать возможность многим банкам уже в этом году участвовать в федеральной программе.

Правительство Свердловской области, наоборот, тянуло время. В результате СКБ-банк, единственный банк в области работающий по этой программе, даже не смог освоить выделенный лимит денег. Сейчас власти говорят другим банкам, давайте работать, но опять же, на каких условиях они делают это предложение?

В Америке банки, которые обслуживают ипотечные кредиты, получают 1,5% за то, что они находят заемщика, проверяют его, оценивают, обслуживают. В Казахстане - это 4%. В России - 2%. Мы считаем, что цена вполне приемлемая. Себестоимость этой слуги - 1,5%, и 0,5% - это то, что остается в качестве прибыли у банка. Но региональный оператор - Свердловское агентство ипотечного жилищного кредитования - САИЖК - решило по своему: оно заберет себе 1,2% за какие-то непонятные услуги, а банку - первичному кредитору - остается 0,8%. Кому интересны такие условия? И вот из-за таких проволочек тормозится развитие в нашей области долгосрочного жилищного кредитования.

Владимир Николаевич, вернемся к проблеме недобросовестной конкуренции. У Вас есть какие-то конкретные предложения по преодолению этой ситуации?

Недостаточно лишь призывов к банкам, ведущим нечестную игру. Надо срочно прекратить использовать неграмотность населения. Проблема должна решаться и на местном, и на федеральном уровнях.

Банки, цивилизованно кредитующие население, вполне могли бы объединиться и создать нечто вроде клуба честных банкиров. Допустим, все банки, входящие в это объединение, обязуются честно и добросовестно оглашать все условия получения и оплаты кредита. Более того, мы можем взять на себя обязательство установить лимит на дополнительные комиссии, взимаемые с заемщика. В рамках этого объединения банки будут информировать население о реальных (а не рекламных) ставках кредитования, причем в качестве независимых экспертов можно привлечь какое-либо уважаемое аналитическое агентство - РусРейтинг, РБК, Интерфакс, Эксперт, Банкир.ру - любое.

Совершенно очевидно, что в этом случае люди, получающие информацию о рынке кредитования, могут уже осознанно выбирать тот банк, в котором условия честные и открытые. Это касается, в первую очередь, именно населения. Почему? Банки-контрагенты, и клиенты - юридические лица имеют в своем штате сотрудников, профессионально занимающихся финансами. Они вмиг выведут на чистую воду любую хитрость. А вот обычный потребитель, неискушенный в финансовых уловках, должен получать квалифицированную поддержку. Я думаю, что эта поддержка должна исходить именно от банков, рассчитывающих на долговременную перспективу и не желающих в погоне за сиюминутной прибылью губить репутацию, заработанную годами.

По Вашему мнению, создание клуба честных банкиров способно решить все проблемы?

Создать подобный клуб - это еще полдела. Необходимо, чтобы банки могли досконально познакомиться со своим потенциальным заемщиком. Чем обусловлена высочайшая ставка при экспресс-кредитовании, помимо стремления получить сверхприбыль? Завышенная реальная ставка имеет целью покрыть сумасшедшие риски невозврата кредита, возникающие по причине недостаточного анализа платежеспособности и лояльности человека. Скоринг-процедура, безусловно, понижает риск в разы. Это ведет к установлению более низкой процентной ставки.

Но и математика порой бессильна в отношении профессиональных мошенников, использующих краденые паспорта и вписывающих в качестве обеспечения кредита угнанные автомобили и несуществующую собственность. Дабы оградить скоринг-систему от подобных мошенников, нужны миллионы кредитных историй, на основе анализа которых система и обучается. А где взять эти сотни тысяч, если рынку потребительского кредитования в России от силы пара лет? Поэтому вполне возможно обратиться к Ассоциации российских банков (АРБ) с предложением поставить на федеральном уровне вопрос о доступе коммерческих банков к федеральным базам данных - в частности, к базам данных украденных (пропавших) паспортов, автомобильной базе данных и реестру собственников недвижимости.

Я предвижу совершенно очевидный протест: "Это же вторжение в частную жизнь граждан! Еще неизвестно как будут использовать эту возможность банки…". Согласен, что каждый из нас очень ревниво оберегает от посторонних глаз свою частную жизнь. Но в данном случае человек может сам выбирать. Не хочешь, чтобы твои данные были доступны банкам - пиши заявление. Федеральные структуры закроют сведения, но в этом случае нужно быть готовым к существенному удорожанию кредита. Если же человек соглашается с тем, что нет ничего страшного в том, что при рассмотрении заявки на выдачу займа банки запросят сведения о нем, то кредит дешевеет на 20-30%, поскольку в этом случае банк и клиент становятся близкими знакомыми и могут доверять друг другу.

Владимир Николаевич, вернемся у клубу честных банкиров. Кого Вы видите в качестве участников такого клуба?

Таких подавляющее большинство. А вот кого точно из екатеринбургских банков нельзя пока включать в этот клуб, так это Уралвнешторгбанк и Банк 24.ру. Именно эти банки, к сожалению, замалчивают реальные процентные ставки по кредитам особенно злостно. Декларируемые ими проценты по кредитам в рекламных объявлениях и реально выплачиваемые отличаются в пять раз. Они говорят в своих рекламных объявлениях о 10% годовых и неких фиксированных комиссиях, скромно умалчивая о том, что эти комиссии многократно превышают объявляемую 10% ставку по экспресс-кредитам.