Отыщи всему начало, и ты многое поймешь.

С балансовыми активами мы в прошлый раз вроде бы разобрались. Переходим к элементам, пока еще не являющимся задолженностью, но, тем не менее, несущим в себе риск понесения потерь либо неполучения доходов.

Определение расчетной базы резервов по условным обязательствам кредитного характера.

Условные обязательства кредитного характера делятся на две группы:

- условные обязательства банка произвести выплаты в случае невыполнения контрагентами своих обязательств перед другими кредиторами;

- условные обязательства банка предоставить денежные средства на возвратной основе.

Элементами расчетной базы РВП являются контрактные стоимости условных обязательств кредитного характера, отраженные на внебалансовых счетах (т.е. на счетах Главы В «Внебалансовые счета»). Их состав определяется нормативным актом Банка России о порядке регулирования деятельности банков, коим в настоящее время является Инструкция ЦБ РФ от 16.01.04 г. № 110-И «Об обязательных нормативах банков». А именно – Приложением № 2 к указанной инструкции.

Финансовые инструменты в Приложении № 2 к Инструкции № 110-И разделены по уровню риска. А если абстрагироваться от уровня риска и распределить их по экономическому смыслу, получится примерно следующий перечень условных обязательств кредитного характера:

Обязательства банка произвести выплаты за контрагентов другим кредиторам:

- банковские гарантии и поручительства, выданные банком (без права отзыва);

- гарантии платежа по чекам (аваль);

- вексельные поручительства (аваль);

- безотзывные аккредитивы, выставленные или подтвержденные банком[1];

- индоссаменты векселей (кроме безоборотных).

Все эти финансовые инструменты являются по сути своей банковскими гарантиями и отражаются на пассивном внебалансовом счете 91404 «Выданные гарантии и поручительства».

Обязательства банка предоставить денежные средства:

- не использованные клиентами кредитные линии (без права досрочного закрытия);

- неиспользованные лимиты по кредитам «овердрафт» (без права досрочного закрытия).

Эти обязательства отражаются на внебалансовых счетах 91302 «Неиспользованные кредитные линии по предоставлению кредитов» и 91309 «Неиспользованные лимиты по предоставлению кредита в виде «овердрафт» и «под лимит задолженности». Счета также пассивные.

А где же, спросит читатель, остальные финансовые инструменты, указанные в Приложении № 2? Их там немеряно, и при этом некоторые формулировки просто ставят в тупик. Что ж, давайте разбираться.

Акцепты расчетных документов клиента, если договор между плательщиком и обслуживающим его банком предусматривает возможность овердрафта по счету плательщика. Термин «акцепт» в сочетании с внебалансовыми счетами приводит нас напрямую к счету 90901 «Расчетные документы, ожидающие акцепта для оплаты». Но на этом счете учитываются лишь платежные требования клиентов, которые не являются условными обязательствами банка. Даже если у банка с клиентом заключен договор, предусматривающий возможность овердрафта по счету плательщика, то объектом резервирования будет именно неиспользованный овердрафт (счет 91309), а не документы, ожидающие акцепта.

Честно говоря, непонятно, чьи акцепты имелись в виду. Если клиента, то какие риски могут возникнуть у банка по причине ожидания акцепта? И каким образом акцепты клиентов можно отразить в бухгалтерском учете банка? И что вообще они делают в составе банковских инструментов с высоким риском? Если же речь идет о каких-то акцептах расчетных документов клиента со стороны банка, то это больше похоже на гарантию и должно отражаться на счете 91404.

Обязательства банка в случае неисполнения (ненадлежащего исполнения) должником требования, ранее уступленного банком финансовому агенту (новому кредитору). Тоже смахивает на банковскую гарантию. Так что, если ваш банк угораздило взять на себя обязательства по оплате ранее уступленного требования, лучше отразить эти обязательства на счете 91404 и резервировать как банковские гарантии.

Последнее утверждение справедливо и для обязательств совершить иные, не подлежащие отмене операции, которые ведут к возникновению кредитного риска.

Денежные обязательства по обратной (срочной) части сделок по отчуждению финансовых активов с одновременным принятием обязательства по их обратному приобретению мы категорически исключаем из группы условных обязательств кредитного характера, подлежащих резервированию в соответствии с пунктом 3.1.1. Положения № 232-П, так как они отражаются не на внебалансовых счетах, а на счетах Главы Г «Срочные операции».

Так же жестоко поступим и с другими финансовыми инструментами с высоким, средним и низким риском, а также с прочими позициями, перечисленными в Приложении № 2 к Инструкции № 110-И. То есть, распределим их между счетом 91404 и счетами главы Г. Либо вообще лишим права отражаться в бухгалтерском учете. Потому что в Главе В «Внебалансовые счета» больше нет подходящих счетов для учета условных обязательств кредитного характера.

Вывод: не все условные обязательства кредитного характера, по которым рассчитывается кредитный риск в соответствии с Приложением № 2 к Инструкции № 110-И, отражаются на внебалансовых счетах. Среди них есть и такие, которые в бухгалтерском учете не отражаются. Во всяком случае, по российским стандартам.

Кстати, в те незапамятные времена, когда Инструкция № 110-И носила гордый титул Первая Инструкция, соответствующее приложение к ней называлось «Сведения о величине кредитного риска по инструментам, отражаемым на внебалансовых счетах бухгалтерского учета». А в новой редакции упоминание об отражении на счетах исчезло. Что является еще одним подтверждением тезиса о том, что не все условные обязательства кредитного характера отражаются на внебалансовых счетах.

Резервы же, если верить пункту 3.1.1. Положения № 232-П, создаются только по тем условным обязательствам кредитного характера, которые отражаются на внебалансовых счетах. А счетов этих, как мы выяснили, всего три: 91404, 91302 и 91309.

В соответствии с пунктом 3.1.2. Положения № 232-П по условным обязательствам кредитного характера, отнесенным к любой группе риска, кроме первой, резерв может создаваться не в определенном размере (процентах) от контрактной стоимости, а в размере разницы между контрактной стоимостью (ценой договора) и суммой обеспечения по указанным обязательствам (за вычетом дополнительных расходов, связанных с реализацией залога).

Обеспечение при этом должно быть совершенно определенным. Оно может представлять собой:

1) залог, если это:

- котируемые ценные бумаги государств, имеющих инвестиционный рейтинг (не ниже "ВВВ" по классификации S&P (Standard & Poor's) и/или не ниже аналогичного по классификациям "Thomson Bank Watch", "Fitch IBCA", "Moody's"), и центральных банков этих государств;

- котируемые ценные бумаги, эмитированные Правительством РФ[2];

- облигации Банка России;

- векселя Минфина России;

- собственные векселя банка, срок исполнения которых превышает срок исполнения условного обязательства кредитного характера, либо сроком по предъявлении. Векселя при этом должны быть у банка в закладе;

- аффинированные драгоценные металлы в слитках (золото, серебро, платина и палладий);

2) гарантийный депозит (вклад), т.е. депозит юридического лица, перед которым банк имеет условное обязательство кредитного характера, при условии, что срок размещения депозита превышает срок исполнения уловного обязательства кредитного характера;

3) поручительство Правительства РФ, банковскую гарантию Банка России, поручительство правительств и гарантии центральных банков из числа «группы развитых стран».

При этом под суммой обеспечения для ценных бумаг понимается сумма возможной выручки от их реализации с учетом рыночных цен, а для собственных векселей банка и гарантийных депозитов – балансовая стоимость, отраженная на соответствующих счетах бухгалтерского учета.

Перечисленные виды обеспечения учитываются на внебалансовых счетах:

91303 «Ценные бумаги, принятые в залог по выданным кредитам»;

91305 «Полученные гарантии и поручительства»;

91307 «Имущество, принятое в залог по выданным кредитам, кроме ценных бумаг»;

91308 «Драгоценные металлы, зарезервированные в качестве залога».

Гарантийные депозиты учитываются на балансовых счетах 4-го раздела Главы А.

Оценке залога, учитываемого при создании резерва, придается особое значение. Банкам рекомендуется предусмотреть во внутренних документах порядок и периодичность текущей оценки принятого в качестве обеспечения залога, а также его ликвидности. Текущая стоимость залога должна определяться не реже одного раза в месяц. При этом текущая стоимость залога определяется на основе консервативных оценок, то есть наиболее осторожных оценок в отношении перспектив его реализации, а также в отношении денежной выручки при реализации залога. А если обеспечение оценено недостаточно консервативно, оно не может использоваться для целей определения размера резерва.

Обеспечение также не учитывается для целей формирования РВП, если законодательство государства, право которого применяется для договора залога, предусматривает ограничение прав залогодержателя.

При вынесении мотивированного суждения о группе риска учитываются, в частности, следующие факторы (обстоятельства):

- вероятность неисполнения (ненадлежащего исполнения) контрагентом обязательства по задолженности, возникающей в результате исполнения банком своего обязательства;

- наличие достаточного и ликвидного обеспечения по сделке (помимо того, что учитывается при расчете размера резерва в соответствии с пунктом 3.1.2);

- степень информированности о характере проводимой сделки (Чьей информированности – самого банка? То есть, в здравом ли уме заключалась сделка?..);

- наличие в банке, проводящем операции с условными обязательствами кредитного характера, отражаемыми на внебалансовых счетах, системы внутреннего контроля, соразмерной характеру и масштабам указанных операций.

Из перечисленных факторов только первый относится непосредственно к контрагенту. Второй фактор – качество обеспечения – характеризует конкретную сделку, а третий и четвертый вообще относятся только к банку, создающему резервы. Фактически нам предлагается самостоятельно определить, достаточно ли мы хороши для совершения операций, несущих возможность возникновения кредитного риска. Главное при этом – не забывать, что скромность – кратчайший путь к бедности и неизвестности.

Такой подход не очень-то сочетается с пунктом 1.4., согласно которому критерием при определении группы риска служит анализ деятельности контрагента и/или функционирования рынка (рынков), а вовсе не состояние системы внутреннего контроля банка.

Оценка факторов производится с учетом значимой вероятности исполнения банком обязательств по условным обязательствам кредитного характера, отраженным на внебалансовых счетах. Говоря по-русски, если есть возможность «закосить» от выдачи кредитной линии или отозвать гарантию, то и риск по ним будет меньше.

В отчете ф. № 155 «Сведения о резервах на возможные потери» стоимостная оценка принятого обеспечения указывается в отдельной колонке 11. Кстати, не совсем понятно, каким образом следует заполнять колонки 8 – 10 «Требуемый резерв на возможные потери по группам риска»: ведь по условным обязательствам кредитного характера, обеспеченным согласно  пункту 3.1.2., не устанавливается требуемый размер резерва в процентах от расчетной базы.

Резервы по условным обязательствам кредитного характера, несущественным с точки зрения объемов деятельности банка (каждый из которых не превышает 0,1% от величины собственных средств (капитала)), могут формироваться по портфелю однородных элементов. При этом и мотивированные суждения могут выноситься в целом по портфелю. Жаль, что про ведение досье в целом по портфелю ничего не сказано.

Определение расчетной базы и размера резерва по портфелю однородных элементов определяется[3] банком самостоятельно на основе мотивированного суждения с учетом положений, изложенных в нормативном акте Банка России о порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, ссудной и приравненной к ней задолженности, т.е. Положения № 254-П, вступающего в силу с 1 августа 2004 года. Корректировка резерва по портфелю однородных обязательств кредитного характера производится по состоянию на отчетную дату при условии неизменности классификационных признаков факторов риска.

Резервы на возможные потери по условным обязательствам кредитного характера учитываются на лицевых счетах балансового счета 47425.

Определение расчетной базы резервов по срочным сделкам.

В соответствии с пунктом 4.1. Положения № 232-П, элементами расчетной базы резерва на возможные потери по срочным сделкам являются:

- по сделкам на покупку – положительная разница между номинальной контрактной стоимостью финансового инструмента и его рыночной стоимостью;

- по сделкам на продажу – положительная разница между текущей рыночной стоимостью финансового инструмента и его контрактной стоимостью.

Резерв формируется по каждой конкретной сделке.

Номинальной стоимостью считается стоимость финансового инструмента, по которой он отражен на дату заключения сделки на соответствующих счетах бухгалтерского учета (счетах Главы Г «Срочные операции»). Рыночная стоимость – это стоимость, определенная на основании данных биржевых и внебиржевых организаторов торгов срочными сделками, имеющих соответствующую лицензию уполномоченного органа. Если же такие данные отсутствуют, то рыночная стоимость инструмента определяется исходя из рыночной стоимости базисного актива, которая определяется следующим образом:

- по сделкам с иностранной валютой – по официальному курсу ЦБ РФ, установленному на отчетную дату;

- по сделкам с драгоценными металлами – по учетной цене ЦБ РФ; установленной на отчетную дату;

- по сделкам с ценными бумагами – по стоимости, определенной в соответствии с требованиями нормативных актов Банка России о порядке расчета кредитными организациями размера рыночных рисков[4]. При отсутствии указанной стоимости резерв по сделкам с ценными бумагами не создается. 

Таким образом, резерв формируется по сделкам, отраженным на счетах по учету требований и обязательств по поставке, обратному выкупу и обратной продаже активов по срочным сделкам:

933 «Требования по поставке денежных средств»;

934 «Требования по поставке драгоценных металлов»;

935 «Требования по поставке ценных бумаг»;

936 «Требования по обратному выкупу ценных бумаг»;

937 «Требования по обратной продаже ценных бумаг»;

963 «Обязательства по поставке денежных средств»;

964 «Обязательства по поставке драгоценных металлов»;

965 «Обязательства по поставке ценных бумаг»;

966 «Обязательства по обратному выкупу ценных бумаг»;

967 «Обязательства по обратной продаже ценных бумаг».

При этом счета по учету требований и обязательств со сроком исполнения на следующий день (93301, 93401, 93501, 93601, 93701, 96301, 96401, 96501, 96601, 96701) также участвуют в расчете резерва, хотя в соответствии с пунктом 1.1. Положения № 232-П не подлежат резервированию сделки, исполнение которых (дата расчетов по которым) осуществляется сторонами не позднее второго рабочего дня после дня их заключения. Это связано с тем, что по мере изменения сроков, оставшихся до даты исполнения требования или обязательства, производится перенос сумм на соответствующий счет второго порядка.

Может также возникнуть соблазн исключить из списка резервируемых сделок счета 937 и 967, так как Положение № 232-П не распространяется на вложения в ценные бумаги, приобретенные по договорам с обратной продажей. Однако делать этого не следует, так как на этих счетах отражаются не сами вложения в ценные бумаги, а всего лишь требования и обязательства по их обратной продаже, по которым банк несет риски, связанные с курсовыми разницами.

Согласно пункту 10 части II Положения № 205-П, требования и обязательства по финансовым активам, имеющим рыночные или официально устанавливаемые цены (курсы), учитываются на счетах по этим ценам (курсам) и подлежат переоценке:

в день заключения сделки - на сумму разницы между курсом (ценой) сделки и официальным курсом иностранных валют к рублю, учетной ценой на драгоценные металлы, рыночной (биржевой) ценой на ценные бумаги на дату заключения сделки;

в день изменения официальных курсов иностранных валют к рублю, учетных цен на драгоценные металлы, рыночных (биржевых) цен на ценные бумаги - на сумму разницы между последним официальным курсом (рыночной ценой, учетной ценой) и вновь установленным официальным курсом (рыночной ценой, учетной ценой).

Для отражения курсовых разниц, возникающих от переоценки иностранной валюты, драгоценных металлов и ценных бумаг по заключенным сделкам, открываются счета "Нереализованные курсовые разницы":

938 «Нереализованные курсовые разницы (отрицательные)

968 «Нереализованные курсовые разницы (положительные).

Бухгалтерский учет на счетах нереализованных курсовых разниц ведется следующим образом: открываются отдельные пары лицевых счетов (активный и пассивный) для учета нереализованных доходов и расходов по каждой заключенной сделке. На конец рабочего дня нереализованные курсовые разницы, возникающие от переоценки иностранной валюты, драгоценных металлов или ценных бумаг, могут оставаться только на одном лицевом счете из открытой пары: активном (расход) либо пассивном (доход).

С точки зрения резервирования нас интересуют только отрицательные курсовые разницы, которые как раз и представляют собой: по сделкам на покупку – положительную разницу между номинальной контрактной стоимостью финансового инструмента и его рыночной стоимостью, а по сделкам на продажу – положительную разницу между текущей рыночной стоимостью финансового инструмента и его контрактной стоимостью.

Таким образом, элементами расчетной базы по срочным сделкам являются остатки на лицевых счетах балансовых счетов:

93801 «Нереализованные курсовые разницы по переоценке иностранной валюты»;

93901 «Нереализованные курсовые разницы по переоценке драгоценных металлов»;

94001 «Нереализованные курсовые разницы по переоценке ценных бумаг».

При этом не включаются в расчет резервов нереализованные курсовые разницы по наличным сделкам, отраженным на счетах 930, 931, 932, 960, 961, 962.

При вынесении мотивированного суждения о группе риска используются, в частности, следующие факторы (обстоятельства):

-                     сведения о динамике изменения рыночной стоимости срочных сделок, однородных рассматриваемой;

-                     сведения о динамике изменения рыночной стоимости базисного актива;

-                     ликвидность рынка срочных сделок, однородных рассматриваемой;

-                     макроэкономические показатели, имеющие отношение к рыночной стоимости срочных сделок, сведения о действиях (намерениях) государственных органов, которые влияют на рыночную стоимость срочных сделок.

Таким образом, определение уровня риска производится в зависимости от состояния рынка. Ни финансовое состояние контрагента, ни особенности конкретных сделок, ни даже состояние системы внутреннего контроля банка на уровень риска не влияют.

Корректировка резерва производится по состоянию на отчетную дату, если изменение величины элементов расчетной базы (т.е. нереализованных курсовых разниц) связано с изменением валютного курса или с движением средств по счетам.

Размер резерва также должен корректироваться при изменении классификационных признаков уровня риска. Например, при резких изменениях рыночной стоимости срочных сделок. Критерии таких изменений, служащих поводом для пересмотра уровня риска по срочным сделкам, следует предусмотреть во внутрибанковском Положении о резервах на возможные потери.

Портфели однородных элементов расчетной базы по срочным сделкам не формируются. Досье элемента расчетной базы и мотивированные суждения об уровне риска составляются по каждой отдельной сделке.

Резервы на возможные потери по срочным сделкам учитываются на лицевых счетах балансового счета 47425.

Определение расчетной базы резервов под прочие потери.

В соответствии с пунктом 5.1. Положения № 232-П, в состав элементов расчетной базы резерва на возможные потери входят возможные дополнительные расходы, связанные с:

- вероятностью предъявления к банку требований в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязанностей, возникающих из обязательных платежей (включая неустойки, а также судебные расходы и т.д.);

- проведением банком процедур, необходимых для обращения взыскания на полученное обеспечение;

- ожидаемыми действиями банка по реорганизации (доведение информации о принятом решении до сведения лиц, которых затрагивает реорганизация), изменению структуры операций, требующих проведения расходов или осуществления инвестиций, которые уменьшают ее собственные средства (капитал);

- возможными потерями, обусловленными ожидаемым изменением конъюнктуры рынка банковских услуг, отказом отдельных клиентов от обслуживания в кредитной организации, более успешными действиями конкурентов на рынке услуг, оказываемых банком, результаты операций на котором существенным образом (свыше 10% доходов) влияют на финансовое состояние банка;

- необходимостью изменения структуры банка (открытие/закрытие филиалов, выплата пособий сокращаемым сотрудникам, оплата маркетинговых и консалтинговых услуг и т.п.);

- возможными судебными издержками.

Все эти элементы на счетах бухгалтерского учета в настоящее время не отражаются. Оценить их как элементы расчетной базы возможно в том случае, если в банке ведется четкое и подробное – по статьям –  планирование деятельности, рассчитываются не только текущие, но и возможные риски. Если же специалисты вашего банка не настолько «продвинуты», чтобы можно было в денежном выражении оценить возможное изменение конъюнктуры рынка банковских услуг, то можно и не резервировать такие элементы. Вряд ли проверяющим из ЦБ удастся доказать необходимость создания этих резервов.

Но если все же вы решились на этот подвиг, то при вынесении мотивированного суждения о группе риска могут использоваться следующие факторы (обстоятельства):

- сведения о динамике показателей финансовых рынков, макроэкономических показателей, которые имеют отношение к проведенным банком операциям;

- уровень информационного обеспечения банка;

- уровень систем внутреннего контроля банка, их адекватность характеру и масштабам проводимых операций;

- наличие в банке стратегии развития, практики и порядка работы, степень соблюдения норм и стандартов профессиональной деятельности на соответствующих рынках.

Резервы под прочие потери также учитываются на лицевых счетах балансового счета 47425.

Лучшим каждому кажется то, к чему он имеет охоту.

Счета по учету элементов расчетной базы мы определили, но это лишь полбеды. Основной вопрос, возникающий при разработке внутрибанковского Положения о порядке работы с резервами на возможные потери – это распределение функций между подразделениями. Более или менее логичным представляется следующий вариант.

Группы элементов расчетной базы распределяются между подразделениями, которые осуществляют соответствующие операции и работают непосредственно с контрагентами – ответственными подразделениями. Ответственные подразделения анализируют контрагентов, ведут досье, выносят мотивированные суждения, определяют группу риска и процент резервирования внутри групп, инициируют создание резерва. Кроме того, целесообразно определить координирующее подразделение или работника, который будет отслеживать наличие различных элементов расчетной базы, возникающих в разных ответственных подразделениях, но относящихся к одному и тому же контрагенту, а также наличие у контрагентов ссудной и приравненной к ней задолженности. Хотя, конечно, лучше этот процесс автоматизировать. Распоряжения на формирование и корректировку резервов могут составляться ответственными подразделениями либо координирующим подразделением. Следует также помнить, что операции по созданию и корректировке резервов подлежат дополнительному контролю в соответствии с Приложением 5 к Положению № 205-П, так как счета резервов корреспондируют со счетами доходов и расходов. Координирующее подразделение может также собирать и консолидировать всю информацию о резервах по банку и составлять отчетность формы № 155.

Бухгалтерский учет резервов на возможные потери.

В Положении № 232-П четко не сказано, можно ли использовать созданные резервы на погашение безнадежной задолженности. В соответствии с пунктом 6.3. если величина необходимого к созданию резерва в разрезе отдельных элементов расчетной базы должна быть больше или меньше величины созданного резерва, то производится доначисление или списание резерва до расчетной величины, т.е. его корректировка. Согласно пункту 6.4. при реализации актива, а также при исполнении условного обязательства кредитного характера производится восстановление резервов. Надо полагать, восстановление резервов также производится при наступлении срока исполнения по срочной сделке, а также в случае исчезновения (и наоборот – в случае их реального возникновения, т.е. появления дебиторской задолженности) возможных дополнительных расходов.

Согласно пункту 6.5. списание с баланса банка безнадежной и/или нереальной для взыскания задолженности и одновременное списание сформированного по ней резерва рекомендуется производить по решению совета директоров или наблюдательного совета банка.

Приходим к выводу, что резервы на возможные потери не могут быть использованы на погашение задолженности, под которую они созданы. Смысл их создания – показать в балансе возможные потери в любой момент времени. То есть, реализация принципа осторожности в бухгалтерском учете.

После изменений, внесенных в Положение № 205-П Указанием ЦБ РФ от 02.02.04 г. № 1382-У, остались два символа доходов от восстановления резервов: 17101 – на возможные потери и 17103 – по другим операциям. И теперь непонятно, на каком из них следует отражать доходы от восстановления резервов по 232-П. Если судить по названию – то на 17101. Но тогда для чего предназначен символ 17103 – ведь других резервов правилами бухгалтерского учета не предусмотрено? Та же песня и по расходам. Словом, сплошные загадки.

 «Если на клетке слона прочтешь надпись «буйвол» - не верь глазам своим».

И еще о событиях, происшедших со времени написания первой части этой статьи. Письмом № 48-Т от 30 апреля 2004 г. Банк России пояснил, что имелось в виду во втором абзаце п. 1.6. Положения № 232-П. Оказывается, соответствие групп риска по ссудам, ссудной и приравненной к ней задолженности, определенных согласно Инструкции № 62а, и по иным финансовым активам (обязательствам) согласно Положению № 232 определяется не по номеру группы риска, а вовсе исходя из характеристик этих групп. Кто бы мог подумать!

В соответствии с разъяснениями ЦБ РФ, классифицировать элементы расчетной базы по прочим активам (обязательствам) контрагентов, имеющих ссудную и приравненную к ней задолженность, следует таким образом:

- если ссудная задолженность I группы риска (стандартная), то иные финансовые активы (обязательства) классифицируются в I группу (не выявлено потенциальной угрозы потерь) или во II группу риска (умеренная потенциальная угроза потерь);

- со ссудной задолженностью II группы риска (нестандартная) – в III группу риска (умеренная реальная угроза потерь);

- со ссудной задолженностью III группы риска (сомнительная) – в IV группу риска (высокий уровень риска невозврата);

- со ссудной задолженностью IV группы риска (безнадежная) – в V группу риска (фактические потери банка).

Огорошенный судьбою, ты все ж не отчаивайся!

Хотя, что уж жаловаться на ЦБ – мир вообще несовершенен, и жизнь наша полна противоречий и загадок. Например, тот же Гленн Миллер, с которого началась эта статья,  писал музыку только в лунные ночи, и называл сам себя «полуночным композитором». Поэтому и «Moonlight Serenade» - «Серенада лунного света». А вот почему ее у нас переводят как «Серенада солнечной долины» - вообще непонятно.

 

 



[1] Непокрытые (гарантированные) аккредитивы, а также покрытые за счет выданной в пользу клиента кредитной линии.

[2] За прошедшие три года Standard & Poor's семь раз повышало долгосрочные рейтинги Российской Федерации (рейтинг по обязательствам в национальной валюте BB+/Стабильный /B; рейтинг по обязательствам в иностранной валюте: BB/Стабильный /B) либо изменяло прогноз на более благоприятный, что является рекордным для столь короткого временного промежутка. В данный момент долгосрочный кредитный рейтинг Российской Федерации на две ступени ниже "BBB-" - самого низкого рейтинга инвестиционной категории. По мнению Standard & Poor's, присвоение рейтинга инвестиционного уровня долгосрочным долговым обязательствам Российской Федерации в иностранной валюте было бы преждевременным.

 

[3] «Определение определяется» - тавтология не моя. Так написано в Положении.

[4] «Положение о порядке расчета кредитными организациями размера рыночных рисков» от 24 сентября 1999 г. № 89-П.