- Почему акции российских банков, за исключением Сбербанка, сейчас не пользуются никаким интересом со стороны инвесторов?

- Первый момент — чисто технический, но при этом очень важный. Размеры капиталов российских банков невелики. Торговать акциями российских банков при маленьких объемах неинтересно: акции становятся неликвидными. Это является одной из основных причин того, что на данный момент на бирже торгуются акции только Сбербанка.

Второй момент связан с общими рисками и структурой собственности российских банков и их тесной связью с финансово-промышленными группами (ФПГ). Для инвесторов риск долгосрочного вложения в такие структуры не всегда понятен и предсказуем. Ведь когда они инвестируют в акции такого банка, то помимо банковского риска берут на себя еще и промышленный. Зачем им так усложнять структуру вложения? Легче напрямую вложить деньги в промышленное предприятие.

- Банки говорят, что их зависимость от основных акционеров снижается: то есть они все шире ведут бизнес с компаниями, не имеющими отношения к их 'родной' ФПГ. Вы этому не верите?

- Снижение доли аффилированных структур в бизнесе банков, конечно, происходит, но оно непринципиально. В некоторых случаях оно исчисляется долями процента. Сейчас банки настолько малы по сравнению со своими ФПГ, что все равно во многом зависят от своих групп. По нашим оценкам, уровень концентрации в банковском секторе не будет снижаться, а банки — это отражение экономики. О чем можно говорить, если акции 10 крупнейших компаний на РТС представляют собой 80% всей суммарной капитализации?

- Вы говорите о негативных моментах, которые не позволяют банковским акциям пользоваться широким спросом у инвесторов. Но разве банки не могут сами поддерживать котировки по своим бумагам и совершать сделки с дружественными структурами, для того чтобы их акции хотя бы выглядели привлекательными?

- Я не вижу практического смысла в выстраивании подобных потемкинских деревень. Конечная цель состоит в привлечении сторонних инвесторов, нового капитала и диверсификации структуры собственности, а подобными мерами суть проблемы не решается.

Выведение акций в открытую торговлю связано с потенциальной опасностью потери контроля над банком, и не все собственники готовы сделать этот шаг. О своем желании привлечь стратегических иностранных инвесторов говорят многие банки - и Газпромбанк, и 'Уралсиб', и 'Петрокоммерц', - но практического желания отдать контроль над банком пока не видно. Речь идет в лучшем случае о продаже блокирующего, но не контрольного пакета, причем при согласованности позиций нового инвестора с существующими владельцами. У банкиров сохраняется боязнь враждебного поглощения. Свободное же обращение акций может лишить их возможности контролировать процесс.

- Но если на рынке обращается лишь незначительная часть акций, то большой пакет через биржу не скупить?

- В этом случае интерес этих финансовых инструментов очень ограничен в связи с низкой ликвидностью.

- Но ведь, например, у 'Сибнефти' на рынке торгуется тоже небольшая часть акций, но они представляют интерес для инвесторов. Почему же банки не пользуются такой популярностью?

- Здесь мы снова упираемся в вопрос абсолютного размера капитала. У Сбербанка активно торгуемая часть акций тоже невелика – она оценивается в 15--20%. Но по размеру капитала, который по международным стандартам составлял почти 4 млрд. долларов в конце 2002 года, Сбербанк является крупнейшим банком в Центральной и Восточной Европе. Представьте другую ситуацию: у банка 10 млн. долларов капитала, он выводит на биржу даже с 10% своего капитала – это составит всего 1 млн. долларов. При таких объемах интерес к рыночной торговле такими инструментами сомнителен.

- Зачем тогда банки выходят на биржу?

- Для них это является неким стратегическим шагом. Некоторые делают это на всякий случай. За исключением 'Уралсиба', более или менее последовательной тактики по реализации стратегии по выводу на рынок собственных акций не наблюдаются.

- Несколько лет назад акции Сбербанка тоже плохо торговались, а теперь Сбербанк -- одна из «голубых фишек», то есть его акции одни из самых высоколиквидных...

- Потенциально банковские акции могут быть интересны для инвесторов. Если посмотреть на другие развивающиеся страны, то из 10 крупнейших компаний по капитализации на фондовом рынке – 4--5 составляют банки. Это происходит потому, что этот бизнес наиболее понятен инвесторам: банки обладают достаточно высокой капитализацией и регулярно выплачивают дивиденды.

Принято считать, что на Западе банки как финансово-ориентированные компании особенно трепетно относятся к вопросам корпоративного управления, чего, к сожалению, нельзя сказать об отечественных банках. В этом плане российские банки выглядят довольно странно: они собираются размещать свои акции, но при этом не платят дивидендов. А надежда на рост рыночной стоимости акций банков очень смутная и нестабильная, особенно в России.

- Но в последние год-два российские банки начали платить дивиденды...

- Да, но объемы этих выплат слишком незначительны, да и сами выплаты не регулярны. Мне кажется, что вопрос о выводе акций российских банков на рынок сейчас представляет скорее теоретический интерес, чем реальный рыночный процесс. Для российских банков в ближайшее время важнее привлечение стратегического инвестора, который вкладывал бы деньги в их развитие.

- А почему банки не могут продать пакет такому инвестору через биржу, используя механизм IPO, то есть публичного размещения акций на рынке?

- IPO - это достаточно большой разовый выброс акций на биржу, и я здесь просто не вижу достаточного числа инвесторов. Сначала необходимо создать некоторую культуру торговли банковскими акциями. Конечно, банки могут назвать IPO нерыночное размещение, но фактически произойдет выкуп акций, пусть даже через ту же биржу, но каким-то конкретным инвестором. А для рыночного IPO еще не существует рынка: у российских инвесторов нет поля для работы с банковскими акциями.

- В России было всего два классических примера IPO - «РБК - Информационные системы» и «Аптеки '36"6». Это небольшие компании с маленьким капиталом и сравнительно небольшими оборотами. Что же мешает банкам повторить этот опыт?

- Если проводить именно такую параллель, то стоит говорить о приемлемости для инвесторов банковского риска как такового. В случаях с «РБК» и «Аптеками '36"6» речь идет скорее о промышленном риске, аппетиты инвесторов по отношению к этой области намного выше, чем по отношению к российскому банковскому сектору.

Чтобы к банкам появилось такое доверие на фондовом рынке, помимо общего снижения рисков в банковском секторе необходимо пройти эволюционный путь развития: сначала инвесторы берут на себя краткосрочный риск и инвестируют в долговые инструменты. И только потом они принимают более долгосрочные риски, покупая акции.