Количество сообщений об экономических преступлениях заметно выросло в России за два года. По данным компании PwC, в 2018 году 66% российских участников ее опроса заявили, что их компании столкнулись с экономическими преступлениями, против 48% в 2016-м.

Отчет PwC подготовлен на основе ответов респондентов из России, полученных в рамках проведения всемирного обзора экономических преступлений. В 2018 году в глобальном исследовании приняли участие более 7 тыс. респондентов из 123 стран, включая представителей 210 российских компаний.

На глобальном уровне доля компаний, столкнувшихся с экономическими преступлениями, выросла с 36% в 2016 году до 49% в 2018 году.

Как в России, так и во всем мире самым распространенным видом экономического преступления является незаконное присвоение активов. «В этом году мы включили в опрос два новых вида экономических преступлений: мошенничество, совершенное клиентами (32%), и грубое нарушение деловой этики (23%). Мы полагаем, что включение этих двух категорий частично объясняет снижение отмеченного уровня незаконного присвоения активов (с 72% в 2016 году до 53% в 2018 году). В мире, по данным опроса, уровень данного вида мошенничества снизился с 64% до 45%», — указывают эксперты PwC.

На второе место вышли взяточничество и коррупция (41% против 30% в 2016 году). В России количество респондентов, отметивших эту категорию, больше, чем в среднем по миру. Мошенничества в сфере закупки товаров и услуг отметили 35% российских респондентов (в среднем в мире — 22%).

На глобальном уровне 31% респондентов отметили, что их компании столкнулись с киберпреступлениями, которые стали вторым самым распространенным видом мошенничества после незаконного присвоения активов как в 2016 году, так и в 2018-м. Количество респондентов в России, указавших на киберпреступления, составило 24% (в 2016-м — 23%).

В России 22% респондентов из компаний, которые в течение последних двух лет столкнулись с экономическими преступлениями, указали, что понесенный убыток превысил 1 млн долларов. Это незначительно выше среднего показателя по всему миру (19%). При этом 41% респондентов в России сообщили, что убыток не превысил 100 тыс. долларов (в мире — 45%).

Число респондентов в глобальном обзоре, которые отметили, что среди лиц, совершивших экономические преступления, основная доля приходится на сотрудников компании, выросло с 46% в 2016 году до 52% в 2018-м. В России почти половина респондентов (48%) также указали, что среди мошенников преобладают сотрудники их компаний (в 2016 году — 46%). На глобальном уровне доля внешних (сторонних) мошенников практически не изменилась (41% в 2016 году и 40% в 2018 году). Количество респондентов в России, которые отметили внешних мошенников в качестве основной угрозы, выросло с 33% в 2016 году до 39% в 2018 году. Отчасти это можно объяснить снижением количества респондентов, которые не смогли определить конкретные типы мошенников.

В России доля мошенников среди руководителей высшего звена увеличилась с 15% в 2016 году до 39% в 2018 году. В сфере внутреннего мошенничества 26% случаев связаны с руководящим звеном. Результаты глобального обзора свидетельствуют о том, что доля экономических преступлений, совершенных руководителями высшего звена, также выросла — с 16% до 24%. При этом как в России, так и во всем мире экономические преступления совершают преимущественно руководители среднего звена (47% и 37% соответственно).

Клиенты продолжают составлять самую большую долю среди внешних мошенников в России (30%) и мире (39%), хотя их роль в России уменьшилась с 2016 года. Примерно 28% респондентов в России отметили участие организованной преступности, поставив ее на второе место после экономических преступлений, совершенных клиентами. В России конкуренты составляют 26% от числа внешних мошенников; 37% респондентов полагают, что упустили бизнес-возможность из-за того, что конкурент дал взятку (в мире так полагают только 24% респондентов). Роль агентов и посредников уменьшилась с 29% до 17%. На глобальном уровне значительная доля респондентов (31%) отмечает, что серьезную угрозу для компаний представляют хакеры. В России этот вид правонарушений респонденты не указывают в качестве одной из основных угроз (26%).

Несмотря на то что киберпреступления занимают только пятое место среди основных видов экономических преступлений в России, респонденты поставили киберпреступления на второе место (15%), отвечая на вопрос о том, какие виды мошенничества потенциально могут нанести ущерб их бизнесу в ближайшие два года. Это объясняет рост количества компаний, разработавших операционные планы по защите от киберпреступлений (с 26% в 2016 году до 62% в 2018-м), указывают в PwC. Чаще же всего в России ожидают, что в ближайшие два года их организации столкнутся с мошенничеством в сфере закупок товаров и услуг (16% респондентов). В России и в мире 15% и 12% респондентов соответственно полагают, что столкнутся с коррупцией и взяточничеством в будущем, указывает PwC.

В России 56% респондентов отметили, что их компании увеличили расходы на противодействие мошенничеству и экономическим преступлениям в последние два года (в среднем по миру — 42%). Число респондентов в России, которые планируют увеличить расходы на такие цели в ближайшие два года, также превышает глобальный уровень (63% против 44%).