Судебный процесс между авиаконцерном «Сухой» и Сбербанком о недействительности сделки барьерного валютного опциона в пределах 13 млрд рублей пройдет в закрытом режиме. 

Судебный процесс о недействительности опционной сделки между «Сухим» и Сбербанком начался в прошлом году по иску прокуратуры Москвы, которая считает, что исполнение авиаконцерном условий валютного опциона негативно повлияет на интересы государства в области обороны и безопасности, напоминает портал Банки.ру со ссылкой на РБК.

К отношениям банка и авиаконцерна по производным инструментам надзорное ведомство проявило интерес по собственной инициативе. Конечным бенефициаром «Сухого» является Росимущество, таким образом, речь идет о бюджетных деньгах.

В прошлом году Арбитражный суд удовлетворил требование прокуратуры и заблокировал сделку: Сбербанку запретили производить списания средств с расчетного счета «Сухого» и требовать от него исполнения обязательств до окончания процесса. Сбербанк пытался опротестовать такое решение в апелляционной и кассационной инстанциях, но безуспешно: оба раза суды оставили первоначальное решение без изменений.

Как следует из судебных актов, которые ранее были опубликованы, на решения судов повлияло условие договора, согласно которому Сбербанк имел право потребовать от АХК «Сухой» одновременного погашения всех имеющихся задолженностей. Такое требование банка могло привести к кросс-дефолту компании — «Сухой» не смог бы исполнить требование о погашении задолженности: «Ежегодная чистая прибыль ПАО «Компания «Сухой» не покрывает подлежащие списанию денежные средства, а применение ПАО «Сбербанк России» кросс-дефолта по всем обязательствам ПАО «Компания Сухой» в целом ставит под угрозу финансовую состоятельность крупнейшего оборонного предприятия», — говорится в решении суда.

Неопределенность с правомерностью опционных сделок корпоративных клиентов и банков уже снижает востребованность данных инструментов, указывают юристы и банкиры. 

«Сбербанк заключал сделки барьерных опционов не только с АХК «Сухой», но и с другими компаниями, — объясняет юрист Saveliev, Batanov and Partners Сергей Коновалов. — Закрытость процесса лишает эти компании возможности как-то скорректировать собственную позицию. Участники рынка в целом, как банки, так и их клиенты, лишаются возможности учесть позицию суда при подготовке сделок. Мы, к сожалению, не сможем узнать ни заявленные аргументы сторон, ни удовлетворенные ходатайства, ни логику процесса».

Аналогичный спор в настоящее время рассматривается в кассационной инстанции между Сбербанком и «Транснефтью», которая также добивается признания недействительной сделки валютного опциона с барьерным условием. Первая инстанция поддержала Транснефть, в апелляции выиграл Сбербанк.