Впервые с момента появления в Уголовном кодексе (УК) новой версии «предпринимательской» статьи, которая предусматривает ответственность за невыполнение договорных обязательств в сфере бизнеса, Верховный суд (ВС) рассказал, что следует считать мошенничеством в бизнесе. 

Как пишут «Ведомости», под соответствующую квалификацию будут подпадать лишь действия предпринимателя или члена органа управления коммерческой организации. При этом действия должны быть связаны с умышленным неисполнением обязательств по договору, стороны в котором — ИП или коммерческие организации. Все остальные преступления следует квалифицировать как обычное мошенничество. Верховный суд отметил, что не имеет значения, что сделал виновный с похищенным (потратил или пустил в оборот), если преступление совершили с умыслом, который возник до получения похищенного.

По словам общественного омбудсмена по защите прав предпринимателей Андрея Назарова, давно было понятно, что дело близится к такой узкой трактовке мошенничества в предпринимательстве. Это сильно понижает гарантии защиты бизнеса от силового давления: исходя из этой трактовки получается, что если бизнесмен заключает сделку с бюджетной организацией или частным лицом, то это не предпринимательство. Подобный подход может противоречить Конституции, которая дает равные гарантии всем видам собственности.

Неисполнение договорных отношений предпринимателем в отношении другого бизнесмена не может быть предметом уголовного расследования — это вопрос арбитражного суда, заявил изданию адвокат Юрий Гервис. Если установлено, что один предприниматель должен другому, то для этого предусмотрена гражданская процедура взыскания.