Объяснения содержатся в письме первого зампреда ЦБ Дмитрия Тулина председателю комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолию Аксакову, пишет газета «Ведомости», узнавшая подробности данного сообщения (часть информации стала известна ранее. — Прим. Банки.ру). Источник издания, близкий к одной из сторон переписки, подтвердил содержание письма.

Банк «Югра» не был системно значимым, и его активы в 355 млрд рублей — это всего 0,4% активов банковского сектора, пишет Тулин. По его словам, банк почти не привлекал средства компаний, не связанных с конечным бенефициаром, не имел межбанковских кредитов (рыночные контрагенты закрыли на него лимиты за несколько месяцев до введения временной администрации), не держал средств бюджета и негосударственных пенсионных фондов; бизнес-модель держалась на вкладах населения и кредитах проектам бенефициаров, а сколько-нибудь значимого кредитования населения и рыночных компаний не было. К 8 сентября у 125 из 140 заемщиков-юрлиц возникла просроченная задолженность — совокупно это 232 млрд рублей, или 87% кредитов, сетует Тулин.

ЦБ пытался повысить качество активов «Югры» и финансовую устойчивость банка и после проверки 2016 года пошел навстречу акционерам — вкладов населения очень много, собственники выразили готовность повышать устойчивость банка — и взялся за разработку мер финансового оздоровления, говорится в письме. Но финансовое положение «Югры» не улучшалось. Трижды ЦБ ограничивал привлечение средств населения; в 2017 году банк «Югра» получил четыре предписания доформировать резервы на 62 млрд рублей, пишет Тулин, но банк продолжал агрессивно привлекать вклады, в том числе через схемы, чтобы обойти запреты ЦБ, и не прекращал выдавать кредиты компаниям, реальный бизнес которых не соответствовал размерам кредитов.

Банк продолжал операции с признаками вывода активов и залогов, а также фиктивного формирования доходов, пишет Тулин: транзитные операции «Югра» проводила, а предписания исполняла схемно. ЦБ фактически исчерпал надзорные возможности, уверяет он.

После введения в «Югру» временной администрации акционеры банка предложили, чтобы Агентство по страхованию вкладов выдало на спасение банка заем на десять лет, говорится в письме. Но ЦБ счел идею нереалистической и не соответствующей закону — и отозвал у «Югры» лицензию.

Представитель «Югры» сообщил, что тезисы, высказанные в письме Тулина, неоднократно опровергались как заявлениями акционеров и руководства банка, так и публикациями СМИ; ни один из фактов, о которых пишет Тулин, не подтвердился в ходе проверок со стороны временной администрации и АСВ.

«ФК Открытие» — системно значимый банк с активами 2,6 трлн рублей, или 3,2% банковского сектора; там 580 млрд рублей вкладов населения, 850 млрд рублей средств компаний, 104 млрд рублей бюджетных средств, финучреждение оказывает услуги процессинга 23 банкам, перечисляет Тулин. Бизнес-модель банка была основана на росте через слияния и поглощения в том числе за счет займов, указывает он и приводит в пример «Росгосстрах», реальный риск вложения в который был существенно недооценен. В 2015—2017 годах ЦБ 43 раза требовал доформировать резервы по активам на 80 млрд рублей и скорректировать капитал на 22 млрд рублей, говорится в письме.

Банк не получил рейтингов АКРА (необходимого уровня. — Прим. Банки.ру) и агентства RAEX («Эксперт РА») и не смог держать средства госкорпораций и бюджета, сказано в письме: это также привело к оттоку средств Пенсионного фонда РФ и компаний, управляющих деньгами НПФ; ситуацию ухудшили негативные публикации в СМИ и технический сбой в работе банка, считает Тулин: в июле — августе отток средств из «Открытия» превысил 630 млрд рублей. Решая вопрос о санации банка, ЦБ учел его размер и влияние на других участников финансового и нефинансового рынков, пишет он, и поддержание ликвидности и устойчивости «Открытия» стало приоритетом ЦБ. Представитель «Открытие Холдинга» не стала комментировать письмо ЦБ.

Бинбанк был системно значимым банком де-факто, говорится в письме: его активы — 1,1 трлн рублей (1,3% активов системы), а с учетом активов Рост Банка — 1,9 трлн (2,3%). В банке 539 млрд рублей денег населения, 18 млрд рублей бюджетных средств. Бизнес-модель Бинбанка — кредитование компаний, аффилированных с собственниками, у которых большая долговая нагрузка. Величина активов, связанных с бизнес-проектами собственников, — около 736 млрд рублей, или более 700% капитала Бинбанка, пишет Тулин: банк размещал средства населения в активы с повышенным уровнем риска, преимущественно строительство и продажу недвижимости. Проверка в июне 2016 года выявила недоформированные резервы на 32,4 млрд рублей, ЦБ вместе с собственниками и руководством банка готовил план улучшения качества проблемных активов — но предложения собственников не позволяли улучшить финансовое положение и изменить высокорискованную бизнес-модель банка.

В августе Бинбанк в одном из таких предложений попросил поддержки АСВ, но это не соответствует законодательству, пишет Тулин. В сентябре Бинбанк потерял 56 млрд рублей, запаса высоколиквидных активов не было, он начал испытывать острый дефицит ликвидности, и ЦБ решил банк санировать, объясняет представитель регулятора.

Представитель Микаила Шишханова, основного владельца Бинбанка, сообщил, что заявленные 736 млрд рублей выглядят абсурдно, кредит связанным сторонам не превышает 20 млрд рублей. Другие части письма он не прокомментировал.

Если бы ЦБ отозвал лицензии у «ФК Открытие» и Бинбанка, это повлекло бы системные последствия для экономики и подорвало бы доверие населения и бизнеса к банковской системе, уверен Тулин.

Аргументы ЦБ о причинах разного подхода к банку «ФК Открытие» и Бинбанку с одной стороны и к «Югре» с другой логичны, говорит ведущий методолог RAEX Юрий Беликов: «Интенсивная терапия «Югре» уже не помогла бы. Если бы вкладчики «Югры» запаниковали так же массово, как «Открытия» и Бинбанка, был бы мгновенный дефолт».

«Если не говорить, что ЦБ допустил такую ситуацию, решение, кого санировать, а кого лишать лицензии, принято правильно», — считает аналитик Fitch Александр Данилов: разница между Бинбанком, банком «ФК Открытие» и «Югрой» колоссальна — размеры не сопоставимы, а кроме того, у «Югры» не было незастрахованных вкладчиков, не было облигаций, не было межбанковских привлечений.

В Бинбанке и банке «ФК Открытие» обслуживался реальный бизнес, для которого мораторий на несколько месяцев мог быть смертельным, говорит Данилов. «С доверием и так плохо, тенденция перетока средств в госбанки сохраняется. Раскачивать лодку еще сильней недопустимо», — резюмирует Беликов.

Представитель ЦБ от комментариев отказался. Аксаков сослался на то, что документ поступил с грифом «для служебного пользования».