Главные проблемы банку «Югра», куда Центробанк с 10 июля этого года назначил временную администрацию в лице Агентства по страхованию вкладов сроком на шесть месяцев с одновременным введением трехмесячного моратория на удовлетворение требований кредиторов, создала как раз временная администрация. Об этом в интервью информагентствам медиагруппы «Россия сегодня» (опубликовано на сайте агентства «Прайм» и частично на сайте РИА Новости) заявил Дмитрий Шиляев, занимавший пост председателя правления банка и отстраненный от этой должности временной администрацией.

Отвечая на вопрос о возможности наличия «дыры» в капитале банка, его бывший глава дал понять, что, если понимать под «дырой» невозвратные активы (ценные бумаги, которые сильно просели в цене, кредитный портфель, в котором есть невозвратные кредиты), то это не ситуация «Югры». «В нашем (акционеров и топ-менеджмента банка) понимании невозвратных кредитов у нас нет», — заявил он.

«Банк, конечно, периодически реструктурировал кредиты, менял графики погашения на основании просьб заемщиков, — признал Шиляев. — Но наши заемщики обслуживали свои кредиты, регулярно платили проценты по ним, погашали по графику долги. Мы шли навстречу этим заемщикам, так как многие кредиты выдавались еще до кризиса 2014 года».

«Войдя в кризис, заемщики пришли договариваться в банк о реструктуризации своих обязательств и предлагали дополнительное обеспечение, и это нормальные, партнерские взаимоотношения. И всегда у нас были такие отношения, что если заемщик обслуживает свои обязательства — это «живой» заемщик и с ним можно работать. Как только он просрочивает свои обязательства, перестает платить проценты, тогда к нему надо применять жесткие меры — обращение в суд, обращение взыскания на обеспечение и так далее», — рассказал он.

«У нас нет невозвратных кредитов, поэтому я не скажу, что в банке есть «дыра», — заключил бывший топ-менеджер «Югры».

Он отметил, что если к банку есть какие-то вопросы по начисленным резервам, то Центральный банк дает рекомендации или предписания; все предписания по доформированию резервов, которые приходили в «Югру» до 10 июля 2017 года, банком выполнены. «Естественно, после таких значительных начислений резервов капитал банка просел на утро 10 июля примерно до 30 с лишним миллиардов рублей, при этом никакие нормативы нарушены не были». «На основании чего временная администрация АСВ доначислила резервы, при которых у банка настолько «просел» капитал? Мы не понимаем», — сказал Шиляев, отвечая на вопрос о достоверности информации относительно отрицательного капитала банка на 4 млрд рублей.

Шиляев опроверг приведенную интервьюером со ссылкой на руководителя департамента банковского надзора ЦБ Анну Орленко информацию о десяти предписаниях по доформированию резервов, выданных «Югре» Центробанком в 2016—2017 годах.

«Такого не было, — сказал он. — В 2017 году, по-моему, было около пяти предписаний по доначислению резервов. В 2017 году в мае нам выдали предписание о доначислении резервов, и то там была неясная величина, мы ее сами вычислили — порядка 57 миллиардов рублей. Мы это предписание выполнили, после чего, конечно, капитал просел значительно — как раз где-то до 30 миллиардов рублей. Это стало самым крупным предписанием».

Также он отверг упомянутые корреспондентом со ссылкой на ЦБ обвинения в возможном представлении банком недостоверной отчетности и выводе активов.

«Это очень серьезное обвинение, которое должно быть подкреплено документами и фактами. Ни один сотрудник банка не подтвердит, что мы занимались выводом активов. Что под этим подразумевается, мы не понимаем. Тем более мы не занимались фальсификацией отчетности. Всегда неукоснительно соблюдали все нормативные документы регулятора, поэтому эти заявления выглядят как минимум оскорбительно и необоснованно», — заявил Шиляев.

«Мое мнение, что причиной появления проблем банка стало введение временной администрации 10 июля, — сказал бывший предправления «Югры». — Во-первых, введение временной администрации уже было необоснованно, потому что ни один норматив не был нарушен: капитал банка был на приемлемом уровне, на счетах было достаточно средств, основные счета — в ЦБ. В кассах по всей стране достаточно наличности. Все платежи банк проводил без задержек».

По словам Шиляева, введение временной администрации в «Югру» стало полной неожиданностью для банка. «Совершенно неожиданно. Потому что формально признаки для введения временной администрации — это нарушение нормативов и задержка платежей в течение нескольких дней. Даже предчувствия такого исхода ситуации не было», — сказал экс-глава банка.

Шиляев напомнил об успешном преодолении банком технического сбоя в апреле 2017 года, когда удалось избежать паники клиентов. «Как только работоспособность всех систем была восстановлена, были проведены все платежи, которые были задержаны. Фактически вручную проводили налоговые платежи, понимая все возможные последствия для клиентов при отсутствии этих проводок. Далее была сделана компенсация по расходам клиентам за расчетно-кассовое обслуживание, то есть проводили все платежи бесплатно. Как мне кажется, банк вышел достойно из того технологического сбоя. Кстати, мы предоставили регулятору все наши записи с видеокамер, которые зафиксировали сбой в работе электричества и отчеты вендора оборудования, которое, увы, отказало в тот момент», — рассказал банкир.

Он сообщил, что последнее предписание — по досозданию резервов на 13 млрд рублей — было выдано банку в четверг, 6 июля, и что хотя на его исполнение банку было отведено менее суток, оно было исполнено.

Шиляев подтвердил, что для урегулирования тех требований, которые были предъявлены регулятором, основной владелец банка «Югра» Алексей Хотин закладывал свои активы. «Когда нам стали поступать требования о доначислении резервов, акционер закладывал в том числе и свои активы под кредитный портфель, чтобы выдержать это доформирование. Это были совершенно разные активы — из нефтяной отрасли, из недвижимости и прочие», — уточнил Шиляев.

Он также ответил на вопрос о прослеживаемых по балансу банка долях в кипрских компаниях, которые были отнесены временной администрацией в третью категорию качества.

«В процессе необходимости доформирования резервов мы пошли на такой шаг, что по договору об отступном были погашены кредиты акциями нерезидентов. В основном это были акции компаний, владеющих нефтяными активами», — сказал Шиляев, подтвердив, что в том числе это были активы Алексея Хотина. «Он был готов в принципе отступить на банк эти активы. Они имеют рыночную стоимость и соответствующие оценки оценочных компаний, причем это топ-пять российских оценочных компаний. То есть у нас есть оценка рыночной стоимости отступленных активов. Фактически банк получил актив с хорошей рыночной стоимостью. Конечно, это было отражено в балансе банка», — рассказал экс-предправления «Югры».

Он заверил, что банк тщательно соблюдал введенный недавно норматив связанности сторон Н25, который предусматривает ограничение банками кредитования бизнеса собственников. «Естественно, мы тщательно соблюдали и этот норматив, — ответил Шиляев на соответствующий вопрос. — Возможно, были некоторые претензии регулятора к соблюдению этого норматива. Однако мы четко показывали соблюдение этого норматива и усиление контроля за заемщиками».

Банкир в очередной раз подтвердил, что ключевой собственник «Югры» Хотин не уезжал из России, как писали некоторые СМИ: «Вижусь с акционером несколько раз в день на совещаниях в Москве».

«Сейчас одной из главных задач является спасение банка, и акционер прикладывает максимальные усилия для благополучного исхода вопроса. Он готов продолжать финансовое оздоровление банка, в том числе за свой счет. Главное, чтобы нам дали эту возможность», — подчеркнул отстраненный от исполнения обязанностей предправления «Югры».

По его словам, «сейчас разрабатывается план стабилизации ситуации».

«Так называемый план повышения финансовой устойчивости у нас уже был раньше, мы его фактически исполнили и также отчитались ЦБ о нем. Правда, регулятор никак не отреагировал на это, — рассказал Шиляев. — Сейчас разработан план самостоятельной санации. Акционер ни разу не заявлял, что ему требуются денежные вливания для нормализации ситуации, потому что кредитный портфель обслуживался, проценты платились, за счет этого и обслуживался наш депозитный портфель».

«Мы всего лишь формируем некий план стабилизации, и он напрямую зависит от стабилизации пассивной базы, которая сильно пошатнулась с 10 числа, — пояснил топ-менеджер. — До введения временной администрации у нас не было оттока клиентов, наши вкладчики видели, что банк выполняет свои обязательства, и даже не думали о каком-то уходе из «Югры».

По мнению Шиляева, стабилизировать пассивную базу «Югры», что в банке считают основной задачей, можно введением моратория на выплаты.

«Понятно, что в этой ситуации новые клиенты в банк не пойдут, а старые захотят забрать эти деньги. У нас была сбалансирована как активная, так и пассивная база. Нормативы ликвидности также все были в порядке. Но еще раз повторяю, что у нас ни в одном банке нет долгосрочных пассивов, которые бы компенсировали сроки по кредитам. Наверное, вы согласитесь, что мало кто из вкладчиков размещает деньги в банке на три, пять, десять лет. Тем не менее многие проекты заемщиков банка требуют долгосрочных вливаний, те же инвестиционные проекты нуждаются в финансировании на сроки от трех до десяти лет. Поэтому, имея некую стабильную пассивную базу — кратко- или среднесрочную, — банк выдает кредиты на более долгосрочный срок», — рассуждает Шиляев.

Отвечая на соответствующий вопрос, он объяснил, почему депозитная база банка в июне выросла примерно на 3 млрд рублей, в то время как банк уже более года находился под ограничением регулятора на привлечение средств.

«За счет чего обычно могут вырасти обязательства перед вкладчиками? Обычно за счет процентов, которые начисляет и выплачивает сам банк. Кстати, эти проценты также попадают под страховые выплаты. Эти проценты могут быть как причислены к сумме депозита, как и остаться на счетах вкладчиков. Наши вкладчики часто не забирали свои проценты и оставляли их дальше работать в банке. Потому наш рост я хочу объяснить именно за счет начисляемых ежемесячно процентов и некоторой капитализации процентов, а это порядка 2—3 миллиардов рублей в месяц. Эта сумма ежемесячно отражается в отчетности банка».

Шиляев констатировал, чтодепозитная база сильно росла в начале 2015 года после некой паники на валютном рынке и роста процентных ставок в банке. «Действительно, в то время значительно вырос депозитный портфель, но во второй половине 2015 года он стабилизировался», — подчеркнул он.

Комментируя ситуацию со страховыми выплатами вкладчикам «Югры» (Генпрокуратура требовала их приостановить, однако они стартовали 20 июля — согласно плану АСВ, но на несколько дней раньше истечения стандартного срока между наступлением страхового случая и началом выплат), Шиляев сказал: «Это беспрецедентный случай на российском рынке, и АСВ проигнорировало рекомендации Генеральной прокуратуры, опираясь на текущую законодательную базу. В настоящий момент прокуратура определяет законность решения регулятора. Ситуация, когда к действиям регулятора не может быть подана апелляция никем из участников рынка, выглядит по крайней мере странной».

На вопрос о том, готовы ли собственники банка вложить свои средства, если ЦБ одобрит план самосанации «Югры» на этом условии, он ответил утвердительно. «Да, акционеры готовы на все, чтобы стабилизировать ситуацию в банке», — подчеркнул Шиляев.