В четверг регулятор сообщил о том, что бывшие собственники и руководство НБ «Траст» подозреваются в выводе активов. ЦБ направил соответствующую информацию в Генпрокуратуру и МВД. Объем выведенных средств в данный момент уточняется. «Речь идет о крупной сумме: сотни миллионов, миллиарды», — заявил журналистам первый зампред ЦБ Алексей Симановский на Гайдаровском форуме.

Вчера вечером на фоне этих заявлений в отделениях банка сохранялась спокойная обстановка, клиенты снимали и вносили вклады (в этом году банк уже объявил о повышении ставок по валютным депозитам), работали банкоматы, можно было поменять валюту.

В конце декабря минувшего года АСВ провело отбор инвестора для участия в предупреждении банкротства НБ «Траст». Санатором был выбран банк «ФК Открытие». Как сообщил заместитель председателя правления НБ «Траст» Сергей Воробьев, вкладчики позитивно восприняли информацию о том, что санатором банка будет крупнейшая частная банковская группа России «Открытие».

Причиной возникновения у кредитной организации финансовых трудностей явились действия прежних собственников и руководства банка, которые осуществлялись в течение длительного периода времени. На признаки вывода активов указывает использование «схем» по кредитованию заемщиков, не ведущих реальной хозяйственной деятельности, а также финансированию инвестиционных проектов, не приносящих денежных потоков. В течение прошлого года ЦБ неоднократно указывал банку на недооценку кредитного и иных рисков по размещенным средствам, однако руководством и собственниками НБ «Траст» не были предприняты адекватные меры по нормализации ситуации.

Участникам экспертного пула Bankir.Ru было предложено отвтетить на вопрос: "Как осуществляется правоприменительная практика по делам, связанным с выводом активов из банков?"

- Комментирует Марина Барабанова, адвокат-партнёр НО МКА "Князев и партнёры":

- При наличии доказательств использования руководством НБ «Траст» схем по кредитованию заемщиков, не ведущих реальной хозяйственной деятельности и финансированию инвестиционных проектов, не приносящих денежных потоков, действия собственников и руководства НБ «Траст» могут быть квалифицированы правоохранительными органами по ст. 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями», а также по ч.4 ст.159 УК РФ «Мошенничество в особо крупном размере». Максимальное наказание по каждой из указанных статей составляет 10 лет лишения свободы. Однако, правоохранительным органам придется серьезно поработать, добывая доказательства виновности, поскольку в условиях нынешней политической обстановки получить официальную информацию по выведенным за рубеж активам будет непросто.

Комментирует Ирина Парулева, финансовый эксперт АКГ Градиент-Альфа:

- Откровенно говоря, самым логичным ответом на это вопрос кажется следующий "весьма посредственно осуществляется, ровно настолько, чтобы нельзя было заподозрить, что она не осуществляется вовсе".
С точки зрения законодательства, претензий нет. Последние годы активно предпринимаются меры по борьбе выводом активов из банков, постоянно ужесточаются требования Цетробанка к банкам по проверке клиентских операций. Фактически, на банки уже переложена функция по идентификации "фирм-одноневок". Курс на деофшоризацию также непосредственно связан с попытками бороться с порочной практикой вывода активов. С точки зрения практики, разумеется подобной "схемотехникой" занимаются не менее квалифицированные люди и они не менее оперативно реагируют на ужесточающиеся условия.
Если говорить об упомянутых в случае с НБ "Траст" весьма популярных "схем" по кредитованию заемщиков, не ведущих реальной хозяйственной деятельности, а также финансированию инвестиционных проектов, не приносящих денежных потоков, то мы опять таки возвращаемся к выявлению "фирм-одноневок". Одного взгляда на отчетность подобного заемщика достаточно, чтобы понять что никакой реальной деятельности там нет, поскольку только очень большой энтузиаст станет всерьез заниматься какой-то предпринимательской деятельность с оборотами в сотни миллионов рублей, чтобы получить прибыль в несколько процентов, если даже элементарно ставка по вкладам в разы выше. А если добавить к этому штат из двух человек, офис в спальном районе в полуподвальном помещении и отсутствие складов, магазинов, то ситуация позрачней некуда. Однако с точки зрения требований регулятора все необходимые проверки осуществелены, формальности соблюдены, оснований для отказа вроде бы нет. Разве была бы выявлена именно эта "трастовская" схема, если бы в разгар декабрьской валютной истерии в банк не обратилось одновременно большое количество вкладчиков с попыткой забрать со своих счетов порядка 3 млрд рублей, которые как выяснилось банк сиюминутно выдать не в состоянии? Вероятно, рано или поздно была бы выявлена, но сколько успели вывести за это время. В связи с этим лишний раз хочется напомнить, что любое безобразие проще предотвратить, нежели бороться с его последствиями, но очевидно что этот принцип относительно вывода активов не очень-то работает - слишком много заинтересованных, слишком велик "интерес".

Комментирует Михаил Чугунов, юрист фирмы "ЮСТ":

- Говоря о такой правоприменительной практике, необходимо рассматривать несколько отраслевых направлений, прежде всего уголовно-правовое и гражданско-правовое.
С точки зрения уголовного права такие деяния (в зависимости от конкретных фактических обстоятельств) могут квалифицироваться по статьям Уголовного кодекса РФ, предусматривающим ответственность за мошенничество, преднамеренное банкротство, фальсификацию финансовых документов и отчетности организации и др.
Гражданская практика в основном сводится к оспариванию сделок должника как по общим основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом РФ, так и по специальным основаниям, сформулированным в Законе о банкротстве.
Количество случаев использования процедуры предупреждения банкротства проблемных банков у нас пока невелико и рассуждать о практике для таких случаев можно скорее теоретически. Новое руководство банка (если выявит для этого достаточные правовые основания) скорее всего займется оспариванием по общим основаниям сделок, в рамках которых осуществлялся вывод средств.
Следствием вскрывшихся фактов вывод активов из банка зачастую становится отзыв у банка лицензии на право осуществления банковской деятельности, назначение внешней администрации (руководство такими банками в значительном количестве случаев переходит к Агентству по страхованию вкладов) и последующее предъявление внешней администрацией исков об оспаривании сделок банка с его контрагентами. Основанием для таких исков часто является предоставление преимущества одним кредиторам перед другими, подозрительный характер сделки, участие в ней лиц, аффилированных с банками и др.