В октябре суд зарегистрировал иски «Роснефти» (9 октября), Аркадия Ротенберга (10 октября), ВЭБа и Проминвестбанка (24 октября), Сбербанка (23 октября) и ВТБ (24 октября) и компании «Газпром нефть» (два иска — от 24 октября и 5 декабря). Они оспаривают индивидуальные и секторальные санкции ЕС, введенные против них в конце июля 2014 года и усиленные в начале сентября в связи с так называемыми «действиями России, дестабилизирующими ситуацию на Украине». Текст иска «Роснефти» появился на сайте суда ранее.

Фамилии некоторых адвокатов, представляющих интересы Ротенберга, ВТБ и Сбербанка, совпадают. ВЭБ и Проминвестбанк защищают одни и те же юристы. «Газпром нефть» представлена адвокатами, которые не фигурируют в других исках. Истцы требуют Суд ЕС отменить решения и сопровождающие их директивы Совета ЕС, принятые 30 июля (иск Ротенберга) и 31 июля и 8 сентября (иски юрлиц).

Евросоюз запретил поставки оборудования и предоставление услуг для глубоководной разведки и добычи нефти, работы в Арктике и на месторождениях сланцевой нефти в РФ. Ограничения ЕС касаются всего российского нефтегазового сектора. Кроме того, европейским инвесторам запрещается выдавать новые кредиты Сбербанку, ВТБ, Газпромбанку, Россельхозбанку и Внешэкономбанку на срок более 30 дней.

«Газпром нефть» приводит три аргумента. По мнению адвокатов компании, Совет ЕС принял санкции с нарушением европейского законодательства. Так, истец считает решение по санкциям недостаточно мотивированным, а потому нарушающим статью 296 Договора о функционировании Европейского союза. Компания также отмечает, что ссылка Совета ЕС на статью 215 Договора не может оправдать введение санкций в отношении компании, поскольку «существует недостаточно связей между истцом и российским правительством и целями, которых санкции пытаются достичь». Кроме того, «Газпром нефть» считает принятые меры нарушившими принцип пропорциональности.

«Оспариваемые нормы создают непропорциональные помехи свободе истца осуществлять предпринимательскую деятельность и праву истца на собственность, являются неподходящими для достижения поставленных целей, а потому также являются ненужными и, в любом случае, налагают бремя, значительно превышающее возможные выгоды», — говорится исковом заявлении.

Адвокаты ВТБ приводят шесть аргументов в поддержку отмены решений о санкциях. Они утверждают, что Совет не назвал подходящие и достаточные причины для введения санкций в отношении истца. Во-вторых, истец полагает, что Совет совершил явную ошибку, считая критерии для введения санкций выполненными. Он отмечает, что банк «не находится под управлением российского государства» и не имеет «открытого мандата продвигать конкурентоспособность российской экономики, ее диверсификацию и поощрение инвестиций». В заявлении также говорится, что Совет не смог защитить право истца на эффективную правовую защиту и судебный контроль, не сообщив ему о включении в санкционный список, не предоставив причин и доказательств, чтобы обосновать это включение, и не дав возможности представить ответные соображения. Истец также утверждает, что Совет необоснованно и непропорционально нарушил основополагающие права истца, включая право на защиту собственности, предпринимательской деятельности и репутации. Таким образом, по мнению истца, Совет нарушил статью 17 (Право собственности) Хартии ЕС об основных правах и статью 1 (Защита собственности) протокола N1 к европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В заявлении также обосновывается незаконность ряда положений решения и директив Совета ЕС, вводящих санкции. Истец утверждает, что санкции «не являются необходимыми и пропорциональными целям, которых оспариваемые меры должны достичь, в частности, оказать давление на правительство России с целью изменения его политики в отношении Украины». В иске также указывается на нарушение санкциями обязательств Евросоюза по действующему в ВТО Генеральному соглашению по торговле услугами (ГАТС/GATS), в частности, статей 2 (Режим наибольшего благоприятствования), 16 (Доступ на рынок) и 17 (Национальный режим) и ряда норм соглашения о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и РФ.

Адвокаты ВЭБа и Проминвестбанка также приводят шесть аргументов. Во-первых, они указывают на недостаточную аргументацию решения, что, по их словам, не позволило ВЭБу должным образом подготовить свою защиту. Во-вторых, по их мнению, Совет ЕС допустил ошибку при оценке фактов, на которых основаны оспариваемые нормы. В-третьих, адвокаты утверждают, что решение о санкциях нарушает право на эффективную правовую защиту в связи несостоятельностью причин, названных в документе. Нарушение права на защиту истец видит также в том, что Совет с большим запозданием предоставил ему документы об ограничениях, несмотря на поданный заблаговременно запрос.

В-четвертых, истец заявляет о злоупотреблении полномочиями, поскольку, по его мнению, Совет, «принимая ограничительные меры, преследовал иные цели, нежели чем были заявлены». В-пятых, в исковом заявлении отмечается нарушение права на собственность «без должных оснований и без применения принципа пропорциональности». Наконец, в исковом заявлении указывается на нарушение права на равное обращение, поскольку на «позицию ВЭБа на различных рынках было оказано неблагоприятное воздействие без каких-либо оснований».

В иске от имени Сбербанка приводятся четыре аргумента. Во-первых, истец указывает, что Совет ЕС не выполнил критерии для наложения санкций на Сбербанк и «действовал с превышением полномочий, поместив его в список попавших под оспариваемые меры». Во-вторых, Совет, по мнению истца, не предоставил достаточных причин для его включения в санкционный список.

В-третьих, в заявлении говорится о несоблюдении Советом ЕС права истца на защиту и эффективный судебный контроль, поскольку он проинформировал о включении в санкционный список, не предоставив доказательств для обоснования этого включения. В-четвертых, Сбербанк считает наложение санкций «необоснованным и непропорциональным ограничением его основополагающих прав, включая право на защиту предпринимательской деятельности и репутации».

Адвокаты Ротенберга приводят пять доводов в пользу снятия санкций. По их мнению, Совет не предоставил подходящих и достаточных причин для включения их подзащитного в санкционный список, ошибочно счел выполненными критерии для этого включения, нарушил принцип защиты личных данных и права истца на защиту и на эффективный судебный контроль. Наконец, адвокаты указывают на необоснованное и непропорциональное нарушение Советом основополагающих прав человека, в том числе права на защиту собственности, предпринимательской деятельности и репутации.

Пока остается неопубликованным второй иск «Газпром нефти», поданный 5 декабря против решения Совета ЕС. По информации пресс-службы суда, процесс по снятию санкций в среднем занимает два или даже три года. Индивидуальные санкции были продлены в сентябре до 15 марта 2015 года, а экономические санкции против РФ введены до конца июля 2015 года.

Источник: РИА Новости