Со вторника, 17 сентября, Центральный Банк начнет проведение операций «валютный своп» длительностью один день по продаже долларов США за рубли с их последующей покупкой, сообщается в пресс-релизе Банка России. Процентная ставка по рублевой части сделки будет равняться ключевой ставке, уменьшенной на 1 п.п., т.е. 7% годовых, по долларовой части сделки – 1,5% годовых. Лимит на объем операций «валютный своп» сроками расчетов «сегодня/завтра» устанавливается в размере $1 млрд, на объем операций сроками расчетов «завтра/послезавтра» – $2 млрд.

«Такой инструмент в России используется впервые, но решение его ввести очень логично. В последнее время наблюдается сильный недостаток долларов на российском рынке. Сегодня это было особенно заметно: рубль продолжал падение, обновляя исторические максимумы, притом что другие российские активы практически не менялись в цене», – объясняет главный экономист по России и СНГ «Ренессанс Капитала» Олег Кузьмин.

«Подобный инструмент использовал ЕЦБ в рамках острой фазы кризиса 2008–2009 годов, когда в европейских экономиках был дефицит доллара. Видимо, сейчас на российском рынке дисбаланс между локальным спросом и предложением на валюту достиг уровня, когда Банк России решил вмешаться. Но говорить, что есть какой-то колоссальный дефицит, нельзя. Просто при складывавшемся в последнее время курсе рубля к доллару потребность в долларах была больше, чем готовность их предоставить», – добавляет главный экономист АФК «Система» Евгений Надоршин.

В пятницу, 12 сентября, глава ЦБ Эльвира Набиуллина объявила о готовности регулятора использовать нестандартные инструменты – от валютных интервенций для стабилизации ситуации на внутреннем валютном рынке до валютного рефинансирования и беззалоговых кредитов, в зависимости от масштабов рисков.

Отвечая на вопрос о возможности предоставления банкам валютной ликвидности, Набиуллина отметила, что «в настоящий момент нет необходимости вводить какие-то дополнительные инструменты, но у Банка России есть все возможности эту проблему решить, когда такая необходимость возникнет».

«Нехватка долларов возникла по двум причинам: во-первых, после всех санкций значительно сократились лимиты западных участников рынка на российских контрагентов, во-вторых, в сентябре должны произойти большие выплаты по внешнему долгу – около $20 млрд», – объясняет Кузьмин.

«Под различного рода ограничения в рамках санкций попали крупнейшие участники рынка, и это стало основной причиной проблемы. Удовлетворить спрос на валюту с их стороны мало кто на российском рынке в состоянии, а получить необходимую ликвидность у иностранцев, как они это делали раньше, невозможно. На мой взгляд, именно банки, попавшие под санкции, в первую очередь будут пользоваться этим инструментом», – добавляет Надоршин.

Ранее о проблемах с валютной ликвидностью, возникших из-за санкций и ограничения доступа к внешним рынкам капитала, рассказал президент Сбербанка Герман Греф.

«Банковской системе и предприятиям нужно найти иные варианты валютного фондирования. Есть проблема валютной ликвидности: есть обязательства у нас и наших клиентов в валюте, которые нужно выполнять. Мы сейчас рассматриваем все варианты привлечения валютной ликвидности, в том числе путем повышения ставок по валютным вкладам. Также мы изучаем варианты привлечения валютной ликвидности от ЦБ», – объяснил он на выступлении по итогам заседания наблюдательного совета Сбербанка.

Экономисты отмечают, что валютный своп – инструмент, родственный валютным интервенциям. «Предоставление валюты через своп позволит отложить момент начала интервенций на границе коридора и предоставить рынку валюту внутри коридора», – отмечает Надоршин.

«Можно говорить, что это альтернатива валютным интервенциям. Практически единственное отличие свопа от интервенций – это возвратность сделки, поэтому можно ждать, что оно будет позитивно для рубля», – добавляет Кузьмин.

Источник: РБК-РИА "РосБизнесКонсалтинг"