Как стало понятно на прошлой неделе, принятие законопроекта "О потребительском кредитовании" с поправками, запрещающими банкам устанавливать ростовщические ставки по розничным кредитам, в осеннюю сессию — вопрос решенный. Что считать завышенными ставками — определит ЦБ (подробнее см. интервью на этой странице). Официальных оценок закредитованности населения РФ, с которой так активно борются власти, до сих пор нет. "Ъ" попытался составить собственное представление о происходящем.

Для расчета были взяты данные Росстата о среднемесячной зарплате, экономически активном населении и совокупных ежемесячных выплатах граждан по розничным кредитам (данные ЦБ) в период с середины 2008 по октябрь 2013 года. Текущий результат подсчета — отношение причитающихся банкам платежей по розничным кредитам к среднему фонду оплаты труда всего экономически активного населения за месяц — оказался вовсе не ошеломляющим: на 1 сентября — всего 11,5%.

К похожему итогу пришли в своем исследовании, распространенном в октябре, и аналитики Bank of America Merrill Lynch (BoFA). По их данным, стоимость обслуживания банковского долга работающим россиянином составила 17% средней месячной зарплаты. Большая, чем по подсчетам "Ъ", закредитованность скорее всего объясняется тем, что среднемесячный платеж по розничным кредитам на работающего гражданина в исследовании BoFA рассчитывался из средних размеров, сроков и эффективных ставок по кредитам, полученных в ходе общения с банками. Впрочем, и этот результат сам по себе не свидетельствует ни о серьезности ситуации, ни о необходимости столь масштабной борьбы с ней.

Меньше, чем бывает

В сравнении с другими странами региона EEMEA (Eastern Europe, Middle East and Africa) РФ — далеко не лидер по долговой нагрузке на граждан, показывает исследование BoFA. В Чехии этот показатель находится на уровне 18%, в Польше — 23%, в Венгрии — 28%, в Турции — 30%. По среднему размеру розничного долга на человека РФ тоже не слишком выделяется. Соотношение розничного кредитного портфеля банков (на 1 октября — 9,402 трлн руб.) и экономически активного населения (71,761 млн чел.) составило 131 тыс. руб., что равнозначно €3046 или $4094. В Великобритании средняя задолженность населения несравнимо больше — только по потребкредитам она составляет £6,020 тыс., а включая ипотеку — £54,141 тыс. (данные на август 2013 года). В США средняя задолженность по кредитным картам составила в августе 2013 года $7,072 тыс, размер среднего долга по ипотеке — $146,675 тыс. Royal Bank of Canada ипотечные кредиты не учитывает, без них средний размер долга в августе — $15,910 тыс.

Вектор тревожности

Впрочем, для оценки ситуации показательна не цифра на конкретную дату, а динамика, и она, по мнению экспертов, дает основания для беспокойства. Как показывают расчеты "Ъ", показатель общей закредитованности населения последние два года стабильно растет. С середины 2011 года, когда его значение составляло 7,7%, прирост составил 3,8 процентного пункта. Более того, с середины 2011 года, когда начался посткризисный рост закредитованности, текущие 11,5% — пиковое значение. К похожим выводам пришли и аналитики Goldman Sachs в недавнем исследовании. Они анализировали иной показатель (отношение розничных кредитов на душу населения и на душу трудоспособного населения к среднемесячной зарплате). От минимума (на уровнях 1,2 и 2,3 соответственно) в мае 2010 года эти индикаторы поднялись к маю 2013 года до 2,0 и 3,7. "Это рекорд для России",— указали авторы отчета. Впрочем, для развивающихся стран это средний уровень закредитованности. Но показатель закредитованности исключительно по необеспеченным потребительским кредитам (1,3) в РФ пусть и ненамного, но выше среднего для развивающихся стран (1,1). В этом отношении Россию обгоняют лишь Польша, Венгрия, Индонезия и Сингапур - а она впереди Китая, Южной Африки, Индии, Мексики, Малайзии, Турции, Бразилии, Таиланда и Чехии.

Высокодоходные для банков и высокозатратные для граждан необеспеченные потребительские кредиты и являются предметом беспокойства и целью воздействия со стороны ЦБ. Открытые данные госорганов не дают возможности сделать точный расчет реальной кредитной нагрузки на граждан в сегменте потребкредитования. Но очевидно, что рассчитанная на основании официальной статистики "средняя температура" по банковской кредитной рознице в потребкредитовании существенно выше.

Сектор ненадежности

По данным Росстата, в 2013 году зарплату ниже средней получало больше половины населения (порядка 57%). Именно эта категория является основным пользователем потребительских кредитов. При этом рынок потребкредитования характеризуется самыми высокими в банковской рознице эффективными ставками.

Также по данным бюро кредитных историй один кредит обслуживает уже меньше половины граждан, а число тех, у кого несколько ссуд, постоянно растет. При этом концентрация потребкредитов увеличивается. По данным НБКИ, с 1 июля 2012-го по 1 июля 2013 года только в Москве число кредитов на 1 тыс. человек экономически активного населения выросло с 302 до 397.

Очевидно, что в таких условиях растет число тех, кому все сложнее обслуживать долги. Так, в исследовании BoFA указано, что если в целом 12% от средней зарплаты на обслуживание одного POS-кредита — нормальный показатель, то для более чем 40% трудоспособного населения на это уйдет уже более 20% зарплаты, а если у человека два кредита — например POS и кредитная карта,— на обслуживание долга уйдет уже более 50% от зарплаты 40% населения.

Кто кого

Со слов банкиров ситуация тем не менее выглядит приемлемой: риски просчитаны, резервы начислены — и с точки зрения бизнеса это вполне понятно. В РФ необеспеченное кредитование сейчас является основным драйвером роста. Так, по данным ЦБ, на 1 сентября этот сегмент рос темпами 37,3% в год, вся розница в целом — 32,5%, корпоративное кредитование — и вовсе 12,8%. На потребительские ссуды приходится почти 60% (на 1 октября — 5,582 трлн руб.) всего розничного кредитного портфеля банков. При этом потенциала для дальнейшего роста хватает. Хотя проникновение потребкредитования с 2002 года выросло шестикратно, достигнув 12% ВВП к концу 2012 года, РФ еще далеко до развитых и развивающихся стран (40%). Если исключить ипотеку, проникновение которой в РФ ниже, потенциал для роста остается: 9% в РФ против 13% в сопоставимых странах.

В условиях замедления экономики желание банкиров использовать его естественно. Вроде бы и качество портфелей потребительских кредитов (см. график) пока находится на приемлемом уровне — доля платежей по потребительским кредитам, просроченным свыше чем на 90 дней, на 1 октября составляла 7,7%. Однако по международным стандартам (просроченным считается кредит, а не только неуплаченные взносы) просрочка у лидеров рынка потребкредитования — уже 10-15% от портфеля. А у отдельных игроков (ОТП-банк) — более 20%. И темпы роста просрочки увеличиваются.

С точки зрения регулятора это означает необходимость увеличения в будущем резервов на покрытие рисков — и если ситуация не изменится, докапитализацию банков собственниками. Насколько им это будет интересно при снижении рентабельности бизнеса — вопрос. В такой ситуации ЦБ волнует защищенность средств клиентов банков, за счет которых фондируется рост их кредитного бизнеса. Совокупно в банках-лидерах в сегменте высокодоходного потребкредитования ("Русский стандарт", ХКФ-банк, "Ренессанс кредит", ТКС-банк, ОТП-банк), аккумулировано на 1 октября почти 590 млрд руб. В фонде страхования вкладов сейчас чуть менее 240 млрд руб.

Прав в данном случае "социально озабоченный" регулятор или "бизнес-ориентированные" банкиры — покажет время. И хотя активная социальная позиция ЦБ непривычна рынку, его подход не уникален, указывает аналитик Merrill Lynch Ольга Веселова. Так, в Венгрии есть запрет на ипотечное кредитование в иностранной валюте. В Турции недавно введены ограничения на карточное кредитование, а в странах Ближнего Востока и Северной Африки — ограничения по отношению долг/доход для физлиц.

Источник: Коммерсантъ