Финансовое положение российских граждан будет ухудшаться. Поэтому в ближайшее время у финансового омбудсмена появится много работы. Такой прогноз высказал на пресс-конференции в РИА «Новости» 10 сентября 2013 года ученый-экономист, депутат Государственной Думы первого-пятого созывов Павел Медведев, который на днях вернулся на пост финансового омбудсмена.

Он считает, что сейчас растет количество плохих долгов среди банковских заемщиков, и эта тенденция год от года будет становиться все более явной, так как экономика России «растет очень кисло, кабы не сказать, что откровенно стагнирует». По словам Медведева, в развитых странах банковская система существует где 200 лет, а где уже и 400, и уже несколько лет подряд люди выходят на улицы и требуют списать им банковские долги – к счастью, пока это проходит без тяжелых физических последствий для самих людей. А в России нет такой длительной культуры общения клиентов с банками, поэтому выход людей на улицы с такими требованиями может в нашей стране закончиться куда хуже – для самих заемщиков. «При любых реформах страдают люди. И государство все свои издержки все равно переложит на простых граждан», – отметил Медведев. Поэтому свою задачу Павел Медведев видит в выравнивании отношений между кредитными учреждениями и клиентами банков и других финансовых институтов – путем разбора жалоб клиентов.

Тяжелые жалобы клиентов банков связаны, как правило, с невозможностью человека вернуть долг кредитору, так как человек или потерял работу, или стал инвалидом. Такие обращения к финомбудсмену Павел Медведев называет «жалобами на судьбу» и оценивает из общее число в 10% от общего объема всех поступающих к нему обращений. В большинстве таких случаев, по словам Павла Медведева, банки и коллекторские агентства идут навстречу омбудсмену и соглашаются списать пени и штрафы, а иногда даже и списывают сам кредит. При этом в итоге банки все равно перекладывают недополученную в ходе таких списаний прибыль на конечных потребителей, увеличивая ставки по кредитам. «Но лучше списать кредит в убыток сразу, чем после того, как банк потратится на суды, адвокатов и работу судебных приставов, а в итоге поймет, что с человека все равно нечего взять», – пояснил Bankir.Ru Павел Медведев.

«В трети случаев долг списывают уже тогда, когда он продан или передан для работы в коллекторские агентства, и приходится объяснять еще и им, что с человека, по сути, взять нечего, даже описав его имущество. Как ни странно, они прислушиваются к моему суждению, что проще человеку, попавшему в безвыходное положение, кредит простить», — пояснил Павел Медведев.

Если долг безнадежен, у заемщика критическая ситуация, нет денег, и понятно, что в будущем они не появятся, то действительно нет смысла затягивать процесс списания долга, тратиться на тяжбы и прочее, считает руководитель департамента продуктов и технологий банка «Стройкредит» Марина Панферова. Но с другой стороны необходимо достоверно оценивать степень этой «безнадежности», отмечает специалист. «Возвратность – это неотъемлемый принцип кредитования. Массовые списания долгов ни к чему хорошему не приведут, а лишь создадут почву для роста мошенничества. Поэтому здесь нужен осторожный и взвешенный подход, без «перегибов» в ту или иную сторону», – отмечает Панферова.

Он отметил, что сейчас с институтом финомбудсмена сотрудничают не только банки, но и микрофинансовые организации (МФО) и даже три коллекторских агентства. Павел Медведев отметил, что с финомбудсменом стали сотрудничать те МФО, которые решили стать респектабельными, поэтому назвал отношения с такими организациями «крайне трогательными – что их попросишь, то они и делают». Он считает, что эти МФО занимают примерно 70% белого рынка микрозаймов. Но он очень обеспокоен тем, что ситуация на «сером» рынке выдачи займов крайне непрозрачна.

Президент России Владимир Путин дал поручение Минэкономразвития, Минфину и Центробанку к 1 сентября 2012 года разработать законопроект о финансовом омбудсмене. Но этого не произошло, и сейчас законопроект лишь внесен в правительство, правда, после того, как прошел согласование в Главном правовом управлении при президенте, отметил Павел Медведев.

Павел Медведев надеется, что разработчики закона примут во внимание его опыт работы на посту примирителя и не будут «изобретать велосипед», а возьмут за основу законопроекта уже существующие законы. Например, те, по которым уже успешно работают коллеги из Армении. «В Армении омбудсмен – это высшая инстанция, и как он решит, так финансовая организация в спорном вопросе и должна поступить с клиентом», – сообщил Павел Медведев, отметив при этом, что омбудсмен не всегда встает на сторону клиента.

Павел Медведев сообщил, что в ходе обсуждения законопроекта у юристов многих заинтересованных ведомств возникало опасение, что институт финомбудсмена станет параллельной финансовой системой России. «Граждане, пишущие жалобы на банки, часто жалуются и на решения судов, но, увы, оспаривать решение суда финомбудсмен права не имеет, хотя иногда видно, что решения судом приняты абсурдные», – отметил Медведев. Он говорит, что в Армении действует такая система – если банк не исполняет решение финомбудсмена, то последний вправе обратиться в суд. При этом суд разбирает дело не по существу вопроса, а пытается понять, не был ли омбудсмен ангажирован при принятии данного решения. А если суд решает, что омбудсмен прав, то суд обязан его решение исполнить.

Законодательное утверждение института финансового омбудсмена по примеру других стран поможет расширить его полномочия и закрепит его роль в разрешении споров между клиентами и финансовыми организациями. Например, в Германии институт финансового омбудсмена закреплен на законодательном уровне: все обращения клиентов суммой до 5 тыс. евро обязательно в досудебном порядке рассматривает финансовый омбудсмен. Павел Медведев считает, что спорные дела до 500 тыс. рублей в России также под силу рассматривать финомбудсмену.

Безусловно, клиентам банка необходимо внимательно изучить договор перед его подписанием и задавать дополнительные вопросы сотруднику банка относительно сроков и сумм погашения, обязанностей заемщика, невыполнение которых влечет за собой штрафные санкции, считает Павел Медведев. Но люди часто ошибаются, и задача финомбудсмена – помочь людям свои ошибки исправить.

Закон о национальной платежной системе (НПС), и особенно его 9-я статья, призван не защищать людей и их средства на карточках, а наоборот, стремится людей обобрать, считает Павел Медведев. «Если вы раньше думали обо мне хорошо, то сейчас вы узнаете меня с худшей стороны – это я инициировал создание рабочей группы при Центробанке и Минфине с целью переписывания 9-й статьи закона о НПС», – сознался Павел Медведев. Он считает, что глубокая ошибка считать, что с 1 января 2014 года банки будет обязаны возвращать клиентам незаконно списанные с их счета деньги сразу же после того, как клиент о списании денег заявит. «Почитайте внимательно закон, 9-я статья говорит о том, что если клиент в течение суток не уведомит банк о том, что у него увели деньги мошенники, то он лишается всех прав требовать эти средства!» – негодует Павел Медведев. Поэтому он выразил надежду, что за оставшееся до 1 января время закон будет доработан в приемлемом для банков и их клиентов ключе.

Москва.