В поисках новых стимулов для своего развития Банк Москвы (БМ) меняет региональную структуру, пытаясь вписаться в новые и неожиданные условия для своего существования. Крутые изменения начались в 2011 году, когда банк пополнил собой многочисленное семейство ВТБ. Остряки говорят, что эта группа размножается по восточному типу – берет количеством, что  способствует лучшей ее выживаемости в сравнении с однодетными и бездетными «семьями»: все кричат, все хотят кушать, вынуждая «родителей» постоянно думать о пропитании насущном и творить чудеса для его добывания, и этим по-дарвински двигать прогресс. Сначала БМ действовал словно бы наощупь, спонтанно подбирал новые формы своего географического существования на Северо-Западе, отбрасывал отжившие и неэкономичные. Но вот наступило время подводить какие-то итоги.

Ольга Бударина, советник по связям с общественностью северо-западного подразделения Банка Москвы, считает, что глобальная перекомпоновка «подведомственной» ей части сети, как сведение всех пальцев в единый кулак,  уже закончена на данном промежутке времени. Она уверенно сыплет названиями десятка городов: от Выборга, куда ходят электрички, до окраин России – Калининграда на Балтике и Северодвинска на Баренцевом море. А в самом Петербурге еще предстоит тонкая географическая подстройка сети офисов. Например, в связи открытием новой ветки метро потребовалось заменить мини-отделение, оказавшееся в некоторой периферии, на полноформатное у метро. Под все эти изменения приходится искать дополнительных клиентских менеджеров и кредитных специалистов. Тем не менее северо-западному филиалу БМ удалось занять первое место в региональной сети БМ по всей стране.

За счет чего на Северо-Западе получены 211 млн. рублей прибыли, рассказал директор филиала Александр Волков. Для БМ на Северо-Западе одним из приоритетных направлений «назначен» МСБ, где в первом полугодии удалось достигнуть роста кредитного портфеля почти в два раза. Как известно, «фишка» БМ – в работе с муниципальным хозяйством. Волкову пришлось, например, глубоко окунуться в хозяйственные проблемы Ленинградской области в добавление к чисто городским и давно ему знакомым. Настоящему банкиру-корпоративщику приходится быть заядлым хозяйственником (слово-то уже немного подзабытое за блеском модных экономических теорий), ему приходится знать все запутанные клубки предприятий и их собственников в разветвленной инфраструктуре региона: энергетические, тепловые, водные, дорожные, социальные. После нас, считает Волков,  должны остаться действующие мосты и школы, все, что нужно будет многим поколениям людей, а все трудности их появления забудутся.